Футбол

«Суперлига или смерть» – заблуждение. Не стоит путать футбол с его монетизацией

«Суперлига или смерть» – заблуждение. Не стоит путать футбол с его монетизацией
Альфредо Ди Стефано / Фото: © Central Press / Stringer / Hulton Archive / Gettyimages.ru
Если нынешние суперклубы исчезнут, футбол не умрет. Только не говорите этого Флорентино Пересу.

Президент мадридского «Реала» и по совместительству — один из лидеров путча Флорентино Перес выступил с программным интервью, где в каждом абзаце — падение доходов, падение интереса аудитории, а в качестве резюме сказанному можно взять вот эти два предложения: «Дайте сильнейшим командам играть. Мы делаем это на благо футбола».

Внимание! Это главная словесная ловушка. В нее уже многие попались. Дело в том, что между смыслом первого предложения и смыслом второго нет естественной связи. Там связь — противоестественная.

Флорентино Перес / Фото: © Anadolu Agency / Contributor / Anadolu Agency / Gettyimages.ru

Суперлига хочет сказать нам: вокруг кризис, аудитория «16-24» перестает смотреть футбол, и спасти игру могут только суперклубы, которые будут играть между собой в имитацию (15 защищенных клубов при пяти счастливых чередующихся плебеях), это поможет заработать больше денег, которыми суперклубы поделятся со всеми. И все будут спасены.

Флорентино исходит из незыблемости иерархии: «Реал» всегда будет наверху, а условный «Эйбар» — внизу, поэтому, чтобы жил «Эйбар», в условиях разгерметизации салона «Реал» сначала обеспечит кислородом себя, а уж потом — как получится.

Элита вообще исходит из того, что она — богоизбранна и навсегда. Между тем футбольная элита проживала историю. Формировалась и менялась. Сам Флорентино Перес ссылается на 50-е годы ХХ века, когда Сантьяго Бернабеу вел борьбу с ФИФА и УЕФА за Кубок чемпионов. Очевидно, Перес считает себя продолжателем традиций и новым великим реформатором. Но вот детали: в те самые 50-е годы в элиту европейского футбола входил не только «Реал», но и «Реймс», с которым Королевский клуб дважды встречался в финалах. В 1956-м «Реал» победил не без труда, 4:3, потому что «Реймс» был самобытной силой, за него играли Мишель Идальго и Раймон Копа. Однако финал 1959-го (2:0) стал для «Реймса» последним появлением при дворе. Да, он еще был способен выставить на поле первоклассную звезду — Жюста Фонтена, но у «Реала» имелся Альфредо ди Стефано и… Раймон Копа, перебравшийся к тому времени в Мадрид.

Бывали времена, когда европейской элитой считались клубы «Гамбург» и «Ноттингем Форест», «Астон Вилла» и «Сент-Этьен». Это финалисты и победители Кубка чемпионов. Но поскольку все они канули в безвестность, а «Реал» остался править, у Флорентино Переса и не может быть сомнений в том, что форма его существования — единственно возможная. Что забирать отовсюду лучших игроков себе — естественно.

Но утверждение: «Реал» как суперклуб пережил «Реймс» как суперклуб, следовательно — «Реал» будет суперклубом вечно» — ошибочно. Футбол родил суперклубы из своих недр, то есть было время, когда суперклубов вообще не существовало, а футбол — уже был, то есть его жизнь в принципе от них не зависит. Они потому и «супер», что есть просто «клубы», и без этого фона их нет, они не нужны.

Утверждение: «Суперклубы всегда имели склонность к обособлению, поэтому Суперлига — неизбежна» — еще одно заблуждение. Именно обособление суперклубов, концентрация в них талантов привели футбол к такому положению, когда выживание футбола вообще поставлено в зависимость от частоты встреч суперклубов между собой. И — от роста стоимости просмотров этих встреч.

Сильвио Берлускони / Фото: © Franco Origlia / Contributor / Hulton Archive / Gettyimages.ru

Всем очевидно, что это тупик. Но Суперлига как бы говорит нам: «Да, но давайте все-таки дойдем до конца и упремся лбом в стену».

Бесконечно богатеть, чтобы выживать — это гонка со смертью, финал которой предопределен. В ней убегающим нужно постоянно увеличивать скорость, для чего требуется все больше и больше ресурсов. А догоняющая смерть, в свою очередь, увеличивает собственную скорость вообще без напряжения. У нее, так сказать, «запас под педалью», в отличие от нас, — неограниченный. И сколько же это продлится, на ваш взгляд? Выходит, когда у поклонников футбола в Сингапуре и Майами закончатся деньги на просмотр футбола, или интерес их тратить на это, — футбол умрет навсегда?

Цель Суперлиги — продлить жизнь (в ее понимании). А истинная цель футбола — исключить возможность смерти. И еще важно понять, что это вообще за смерть такая? Точно ли она грозит футболу вообще, а не одним только суперклубам?

Одна из видимых форм этой гонки — попытка футбола бороться с сериалами и шоу на видеоплатформах за аудиторию «16-24». У путчистов есть версия, что Суперлига будет продаваться так же хорошо, как кино. А какими инструментами в этой борьбе обладает футбол? В нем можно так же широко использовать спецэффекты и компьютерную графику? В нем тоже трудятся тысячи лучших в мире сценаристов, которым доступна вся палитра вечных сюжетов? Ведь обособившаяся футбольная аристократия добровольно лишила себя, навскидку, как минимум трех: «Давид и Голиаф» (о неожиданных исходах борьбы между фаворитом и аутсайдером); «Голый король» (вариация первого сюжета, применимая к поездкам суперклубов в города маленьких команд, например, в кубковых турнирах); «Принц и нищий» (вновь напоминающий о необходимости для аристократии сохранять связь с почвой).

То есть борьба футбола с сериалами — просто плохой пример борьбы, в которую лучше вообще не вступать. Футбол конкурирует с сериалами тем, что вы хотя бы иногда выключаете свой телефон и живете в «офлайне». Двигаетесь, чувствуете и общаетесь вживую. Сериалы — жизнь, которую для вас придумали. Футбол — жизнь, которая пускает вас в себя.

За что мы любим футбол? За доступность во всех смыслах. За возможность играть самим — вне рамок пола, возраста, достатка и погоды. За возможность физически прикоснуться к тем, кто играет гениально, увидеть их с трибуны стадиона, хотя бы иногда: такая возможность есть у малых уголков Европы при нынешней Лиге чемпионов.

Будущее футбола — не в бесконечном просмотре матчей между «Реалом» и «Миланом», а в развитии и усложнении системы любительских лиг. В симбиозе «дикого» и профессионального футбола. В том, что условный Поль Погба, как в той социальной рекламе, бегает с пацанами на дворовой коробке. Спасет футбол не спесивый Флорентино и не двуличный Андреа, а тот безвестный герой, который придумает, как систематизировать появление этого Погба и еще десятков подобных ему звезд в наших с вами дворах. В смысле — спасет не сам футбол, а его монетизацию. Пора уже перестать путать эти вещи.

Футбол должен быть готов спокойно жертвовать суперклубами. Нынешними и будущими. Потому что уйдут эти — будут другие. Они уже появляются, просто не нужно, чтобы уже существующие их душили. И тогда «Аталанты» и «Лейпциги» будут безостановочно вырастать из земли, а потом уходить в землю, уступая место следующим.

Суперлига — это просто последняя конвульсия обреченных на смерть. Попытка найти последнее пристанище там, где за неразвитостью собственного футбола люди еще готовы выкладывать деньги за красивую футбольную картинку, хотя эта ее сусальная красота надоест и пойдет прахом уже при жизни нынешнего поколения.

Читайте также: