Футбол

«Матвею, если хочет расти, нужно уезжать. Можно и сейчас». Интервью с детским тренером Сафонова

«Матвею, если хочет расти, нужно уезжать. Можно и сейчас». Интервью с детским тренером Сафонова
Матвей Сафонов заход / Фото: © ФК «Краснодар»
Алексей Чистяков начинал в «Кубани», пробовался в «Локомотиве», выигрывал Кубок СССР в составе ростовского СКА, спасал в воротах звездную ворошиловградскую «Зарю». Потом тренировал голкиперов «Днепра» и «Шахтера», сборной Армении и «Пюника», работал в Казахстане, учил детей в академии «Краснодара». Сейчас ему 65, и он продолжает работать в футболе.

— Когда выбирали время для интервью, вы упомянули о тренировке. Кого нынче тренируете?

— Парней 2007 года рождения в академии футбола Краснодарского края.

— Закреплена за каким-то клубом?

— Нет, бюджетное учреждение по линии министерства образования. Своя база, два синтетических поля, пять возрастов, интернат на 43 человека. Набрали бы и больше, пацанов хороших хватает, но всех взять не можем. А вот «Краснодар» многих выгребает. Понастроили манежей в каждом районе, приглашают детей с пяти лет, родителям удобно, все в относительной доступности.

— Так это же хорошо.

— Конечно. И нам бы побольше квоту, взяли бы на возраст человек по 15. Пока по восемь, на обойму не хватает, конкуренция проседает.

Фото: © Акоп Берберян

— С вратарями занимаетесь?

— С вратарями колено не позволяет, бить по мячу не могу. Говорят: «Учи руками». Но протокольные мероприятия не мое, если работать, то на полную катушку. С полевыми игроками в этом смысле проще, поэтому как вернулся пять лет назад из казахстанского «Тараза», так и с ними и занимаюсь. Вратарям, естественно, подсказываю.

— Условия сравнимы с теми, что в академии Сергея Галицкого?

— Никакого сравнения. У него и натуральные поля, и искусственных полно. А у нас массовость. Целиком газон в распоряжение не получаем, только половину, огромный минус. У меня 35 человек, у напарника тоже. Разбиты на три группы — обычные дети, под основой и основа. Большинство учится во вторую смену, поэтому с 8 утра до часу дня проводим по три тренировки подряд. Тяжеловато. А вот поработать с основой два раза в день возможности нет, даже изредка, — поля перегружены.

У Галицкого дети могут тренироваться хоть по три раза в день. На турниры ездят, включая заграницу. Мы с прошлой весны, как началась пандемия, не съездили ни на один турнир, практики не хватает. Очень сильно отстаем от «Краснодара» в плане условий. Хотя на днях наш 2005 год выиграл у «краснодарского» 1:0. Ответная игра на их поле, наверняка примут на натуральном, а у нас бутс шестишиповых нет, вся обувь под синтетику. Если купить, разнашивать негде. И в новых не сыграешь, потому что мука. Значит, «Краснодар» со старта получит преимущество, наши будут как на лыжах.

Про селекцию тоже неловко говорить. Там просеивают и привозят массу детей, их есть где поселить. У нас селекционной службы нет, находим таланты по случаю.

— Вы работали в академии «Краснодара» почти пять лет, ушли в 2012-м. Не жалели?

— Нет. Оставалось полтора месяца до завершения контракта, пришел к генеральному директору Владимиру Хашигу: «Спасибо за сотрудничество, однако больше здесь работать не хочу». — «Зарплата не устраивает?» — «Наоборот. Но с аферистом Марьяновичем, главным тренером академии, продолжать не желаю». Постоянно плел интриги, плавил опытных тренеров, выкручивал каждую ситуацию в свою пользу. «Зачем ждать, когда он меня подставит? А подставит по-любому. Не хочу позорить свое имя. Специально пришел до окончания контракта, чтобы мне успели найти замену». Расстались без неустоек, по-людски. Клуб повел себя солидно.

— В чем конкретно сплоховал серб Александр Марьянович?

— Допустим, говорил: «Надо сделать вот так». Сделали, не сработало. Галицкий спрашивает: «Почему?» — «Марьянович сказал». Тот в ответ: «Это не можно, чтобы я такое говорил, это неправда». Хотя свидетелей полно. Когда серб приходил в академию, от него требовали программу. Полгода работает, год, — программы нет, а его все держат. Потом родил какую-то, из интернета скачал, наверное, — чистый бред.

Дает указание: «Слишком много работы над техникой, мало игры в пас». К следующей тренировке перестраиваемся. Слышим: «Совсем не видно индивидуальной работы, так не можно». Все выворачивал наизнанку, к тренерам относился свысока, будто мы с улицы пришли. Унижал, оскорблял, только что сволочью не называл и мата избегал. Делал из людей клоунов.

Фото: © Акоп Берберян

Говорил: «Во время двусторонок тренер вратарей обязан стоять за воротами и подсказывать». — «Так и делаю. В первом тайме одному подсказываю, после перерыва другому. Они же на разных концах поля играют». — «Надо везде успевать!». Смотрю и думаю: «Больной, что ли? Раздвоиться мне или как?». Ставил в невозможные условия, потом докладывал Галицкому: «Тот не выполняет, этот не слушается». Создавал постоянные напряги, при этом у меня набегало по 4-5 тренировок в день, пахал будь здоров. Кавлинов, много где поигравший, сейчас в Казахстане, Бориско («Балтика»), Сафонов, Адамов («Сочи») у меня начинали.

— Марьянович по сей день обозначен на сайте «Краснодара» советником президента клуба по детско-юношескому футболу.

— Может, дистанционно консультирует. В академии его нет, Максим Савостин теперь главный тренер.

— Синицына в свое время вы просматривали?

— Перед этим его смотрел коллега, Александр Волков. Сказал, что не подходит. Тогда Галицкий отправил в Новороссийск меня, как раз «Енисей» Синицына приехал в гости к «Черноморцу». Я дал по парню всю раскладку и озвучил мнение: «Хороший, надо брать». Осенью это было. Если бы зимой купили, наиграли бы без проблем, так Галицкому и сказал, когда зашел разговор. Но взяли Синицына только летом, между кругами. Побыл десять дней на австрийском сборе, а этого мало, чтобы сходу устранить недостатки. 

— Галицкий лично организовывал просмотр новичков?

— Был в курсе, да. Селекционная служба информировала, там Лысенко с Герасименко работали, люди футбольные.

— Синицын, показалось, с обидой ушел из «Краснодара». Были основания?

— Судя потому, как играл Городов, конечно. Синицын чувствовал, что сильнее, им пренебрегли, а сменщик себя не оправдал. Результат расставил все по местам, я бы тоже обиделся на его месте.

https://www.instagram.com/p/B7iOr3IFw4U/

— Еще юбилейный «ролекс» как-то не так вручили Синицыну в клубе.

— Не слышал, а лично давно не общались. Марьянович, кстати, ввел запрет на общение игроков академии с другими тренерами. Не только из клубов — с любыми. Из-за этого у нас с Сафоновым не было контактов, причем долго, только при личных встречах могли поговорить. Уже когда он заиграл в основе, стали изредка созваниваться. Специально не навязывался, тем более в ситуации, которая произошла.

— Вы про то, почему Сафонов не играет?

— Да, про все эти непонятки. Несколько дней назад с ним разговаривал. «Матвей, ты как? Точно травма?» — «Точно. Слухам не верьте, все нормально». — «Да я не из слухов исхожу, а из интервью главного тренера про твое исключение из заявки». — «Технический момент, тренируюсь, скоро вернусь». Допускаю, что не все договаривает, телефоны могут прослушиваться. Но особо в душу не лезу.

— Был недавно на испанских сборах «Краснодара». Сафонов восстанавливался, спокойно общался с президентом клуба. Да и Синицын сказал в недавнем интервью коллеге Кружкову: Матвей настолько доверяет руководству, что подписал контракт не глядя. По-моему, у него все нормально.

— Из разговора с ним тоже сделал такой вывод.

https://www.instagram.com/p/CJLv4hVFUA0/

— Если вернуться к игре Городова, защита «Краснодара», по-вашему, сделала максимум, чтобы облегчить ему жизнь?

— О-о, большой вопрос. Не видно у «Краснодара» налаженного взаимодействия вратаря с полевыми игроками, тем более с защитниками. Даже когда играл Сафонов, бросалось в глаза: пытается докричаться, психует, а они неправильно действуют. То ли установка не та, то ли не выполняют, поскольку анархисты, то ли уровень такой, — не знаю причин. Я с этой обороной с ума сошел бы, как вратарь. Невозможно предусмотреть, что выкинут. Могут бросить игрока, плассироваться вместо отбора. Процентов на тридцать, как я вижу, действия защиты непредсказуемы для вратаря, ему трудно просчитать ситуацию. Нужен четкий маневр, а они пятятся, отворачиваются, расставляют ноги, вратарь не видит момента удара, что для него самое страшное.

Когда сам начинал, видео еще не было. Приходилось плотно общаться с защитниками на тренировках и в другое время, объяснять, подсказывать, напоминать в игре. Зато я знал, какое место выбрать в воротах. Стопроцентной ясности тут не достичь, но были взаимодействие и уверенность. В «Краснодаре» этого не вижу. Кайо непонятный, Сорокин тоже, у Мартыновича скорости уже нет, хотя классный, опытный. Рамирес то неплохо сыграет, то бросит своего, Петров более менее надежный. Не знаю, есть у Городова с ними контакт или нет, хотя в «Ахмате» играл прилично. Но там и спрос другой, не забалуешь. А вообще за взаимодействие отвечает тренер. Вырабатывает подход, включает характер и требует. Полностью его забота.

— Помните Мурада Мусаева по академии?

— Совсем немного, он тогда с малышами работал, я со старшими в основном. У тренеров, кстати, многое зависит от урожайности года. Выросло хорошее поколение — побеждают вплоть до молодежной сборной, нет — не будет результата у того же наставника.

— Первый тренер Сафонова во всех справочниках — Александр Рубцов, ушедший из жизни два месяца назад. Как между вами делились обязанности?

— Это друг мой с детства, жили рядом. Рубцов тренировал в академии, пока Марьянович его не убрал. Привел как-то четырех мальчиков на тренировку и меня пригласил: «Посмотри, кто подходит». Я отобрал Матвея и еще одного хорошего парня, но тому родители запретили поступать в интернат, отдали на музыку. В другой раз Рубцов подвел меня к Галицкому, представил. Так я оказался в академии.

— Главное футбольное достоинство маленького Матвея?

— Есть такой вратарский критерий, очень важный, — руки заточены на мяч. Дальше, понятно, габариты, трудолюбие, скорость реакции, бойцовские качества. Не трус, что обязательно для нашего амплуа. Психология с малых лет в порядке, уже тогда был спокойный. Расстраивался, плакал иногда, но не опускал рук и быстро отходил.

https://www.instagram.com/p/kkGN5TF6Fd/

— Лидером был среди сверстников?

— Нет, но командный голос прорезался, учился подсказывать. Матвей обучаемый, такое в особой цене. Что ему ни скажешь, пытался этого добиться через пахоту.

— И сейчас близок к лидерам «Краснодара».

— Да! Окреп, возмужал, гоняет защиту, психологически устойчив. Лидерские качества так и прут. Раньше покрикивал, теперь руководит, просто монстр. Манера поведения тоже изменилась — серьезный, уверенный. Молодец, весь в отца.

— В смысле?

— Папа тренер по баскетболу, солидный человек, знает себе цену. Без понтов и выпячивания, все по делу. На похоронах Рубцова виделись, потом созванивались. Матвей многое у отца перенял.

— Что из элементов вратарской игры Сафонову приходилось подтягивать в детстве в большей степени?

— Все. Был привязан к ленточке, не сокращал угол, неправильно выбирал позицию, на выходах либо выпускал мяч, либо мимо проскакивал. Но впитывал и учился, со временем стало нарабатываться. А вот по заточенности рук на мяч выделялся, что летело, не выпускал. На сегодняшний день у Матвея все здорово. Может, ногами немножко отстает в сравнении с другими компонентами. Играет хорошо, но можно еще лучше. Техника владения и принятие решений шлифуются опытом. Иногда натягивает, подпуская соперника близко, чуть рискует, вольничает. Это от уверенности, которая, конечно, в плюс. Лишь бы не самоуверенность.

— Ваша тройка лучших вратарей России на данный момент?

— Шунин, Сафонов, Беленов, хотя Саша, может, и с допуском. Потенциал огромный у парня, надо было в сборную брать в свое время, но прокатили. Джанаев? Нет. Максименко? Талантливый, везучий, со школой, но антропометрия не для международного уровня. Взять Акинфеева. И ногами, и в рамке — класс. А на выходах против высоких ему сложно. С другой стороны, Касильяс и Дзофф тоже не великаны, стали звездами за счет высочайшего мастерства.

— Как вам молодой краснодарский Агкацев?

— На тренировках его не видел, сужу по матчам. Мое мнение — по документам моложе, чем на самом деле, как и Шапи. Фигура, лицо, движения намекают, что там не 19 лет. Неплохой, перспективы примерно как у Джанаева, если дадут возможность играть. А может, и не дотянет. Пытается быть лидером, везде успевать, но заметно, что на разрыве. Дальше время покажет, рановато делать выводы после двух игр.

— Обозначилась у краснодарской академии проблема. Галицкий растит таланты в расчете на их верность клубу и постепенный рост доходов. При этом покупает футболистов со стороны. Иной раз отличий в классе нет — в зарплате есть. Это бьет своим по самолюбию, начинают смотреть на выход. Как выживать идее Галицкого в таких условиях?

— Думаю, надо платить. Пусть не столько, сколько сверхбогатые клубы, но больше, чем есть. Получают же в Европе бешеные суммы Холланд и Мбаппе?! Если у Сафонова зарплата существенно меньше, чем у Городова, это соответствует их игре? Баловать нельзя, согласен, но дайте нормальные деньги, человек отработает по полной. А иначе давит на психику. Держит уровень, не шлангует, не поймал звезду — почему нет? Кому-то платят, а тут, получается, надо долг отдавать. Так он уже отдает: приносит очки и еврокубки. Или отработка засчитывается по времени? А если травма? Можно закончить или выпасть на время, потом попробуй восстановись.

Считаю, надо платить не за верность, а по мастерству. С поправками, оглядками, но в не в разы меньше. Ладно иностранцы, там и уровень поймешь не сразу, и рынок другой. Но по своим-то легко соизмерить. Если запасной получает столько-то, почему игрок основы не может хотя бы приблизиться к этой сумме? Дело не в Сафонове, любой футболист лучше играет, когда чувствует, что его оценивают сообразно вкладу. Тем более если он в лидерах. Таково мое мнение, никому его не навязываю.

— Что будет, если сформировать состав только из своих воспитанников? Нахватают шишек, но заматереют. И выбор есть при такой академии.

— Уверен, в команде должны быть приезжие классного уровня. Тогда свои станут к ним подтягиваться. Просто кинуть молодежь под танки — авантюра. И результата не дадут, и не вырастут. Работает только сплав опыта и молодости, перекос во что-то одно отбрасывает назад.

— Число своих воспитанников в стартовых составах пяти последних еврокубковых матчей «Краснодара»: 1, 1, 0, 1, 1. Это сплав?

 — Тут вопрос к академии, к качеству ее продукции. Есть программы подготовки, должен быть и выхлоп.

Фото: © Акоп Берберян

— Сафонову надо уезжать за рубеж?

— Если нужен вратарь для сборной, то да. Там уровень футбола выше, наберется опыта, вырастет еще больше. Чем сильней турнир, тем заметнее ты прогрессируешь. Остальное дело личное. Некоторым хватает больших денег здесь, других амбиции толкают выше. Сафонов не из тех, кто успокоится, он хочет расти. Если так, надо уезжать. Другое дело — сейчас или позже. Чтобы понимать, нужно вплотную с ним работать. Мое мнение — можно и сейчас, пусть только восстановится после травмы.

— Вы пять лет работали в донецком «Шахтере», мощном частном клубе, как и «Краснодар». Если сравнить постановку дела, где солиднее?

— В «Шахтере» однозначно. Инфраструктура шикарная там и там, по крайней мере была, пока «Шахтер» не съехал из Донецка. Но вот фраза Рината Ахметова, засевшая в памяти: «У меня слова «нет» для футболистов не существует». Делал для них все и даже больше.

Тренерская текучка в краснодарской академии тоже дает о себе знать. Ни одного опытного не осталось, все после институтов. Марьянович навязал, лично слышал: «Дайте мне студентов, сделаю из них тренеров с современными взглядами. А эти работают по старинке». И где студенты? Держали, пока они Марьяновичу дорогу не перейдут, потом новых брали.

Александр Марьянович / Фото: © ФК «Кубань»

— Сейчас выездные сессии собираются делать, искать молодых в какой-нибудь Уфе. Но как насчет преемственности и традиций? В «Баварии» или «Аяксе» ставят на бывших футболистов, игравших на высоком уровне, авторитетных, знающих нюансы. Не каждый большой футболист может стать тренером, но тем, у кого задатки, дают шанс. У людей за плечами опыт, а что может дать футболистам студент? Как остановить мяч, ударить, пойти в прессинг — для этого много ума не надо. Нюансов, от которых растет индивидуальное мастерство, студенты не дадут.

С советских времен западные команды отличались от наших техникой. Всегда были лучше, даже когда мы выиграли Олимпиаду и вошли в четверку на ЧМ-1966. Уж не беру бразильцев с испанцами — по технике мы отставали от англичан, немцев, венгров. Но были сильнее физически. Теперь Запад по физике подтянулся, в технике пропасть стала еще больше. Посмотрите, как они работают на скорости с мячом, обалдеть. Кто этому может научить? Тот, кто сам умел.

— Мирчу Луческу, с которым работали, по-тренерски высоко оцениваете?

— Да. Может, не лучший в Европе, но очень профессиональный. В Донецке на стеллажах вместо книг кассеты стояли, несметное количество. Управлялись с этим хозяйством шесть или семь операторов, научный руководитель и его зам. Луческу с утра до вечера отсматривал стандарты, комбинации, как у него голова выдерживала, не знаю. За руку водил по полю футболистов-миллионеров, добиваясь понимания, как детей. Заставлял их мыслить теми же категориями, что и он, вкладывал в головы свою идею. Взамен получал единомышленников. Все знали маневр, если кто-то ошибался, расхождений в трактовках не было.

Плюс безоговорочный авторитет. Единственный, кто отбивался от рук, это Матузалем. Безбашенный, чудачил, хотя Луческу бразильцев и так баловал. Им тоже, кстати, платили намного больше, чем своим Тимощуку или Бахареву. Помню, Привезли Брандао, которого болельщики сразу окрестили Пиноккио. Мяч как от стенки отлетал, в основу не проходил, но зарабатывал в два-три раза больше. И был ропот по этому поводу. Ахметов вызывал, выслушивал. Если позиция аргументированная, шел навстречу. Психологически сильный человек, всегда задавал конкретные вопросы и ждал конкретных ответов. Смотрел на тебя, будто рентгеном просвечивал, во всем придерживался здравого смысла.

— Правда, что главный матч в вашей карьере вы провели на скамейке запасных?

— Вы про финал Кубка СССР 1981 года? (Южане обыграли «Спартак» 1:0. — «Матч ТВ»). Достижение, повод для гордости, но не главный матч, я ведь остался в запасе.

— Голкипер СКА Виктор Радаев был объективно сильнее?

— В рамке, на линии — намного лучше меня. Пенальти отражал здорово. Но на выходах играл хуже. Поэтому против команд, ориентированных на фланговые подачи, вроде киевского «Динамо» или «Кубани», ставили меня. Против техничных соперников вроде «Спартака» — его. Радаев провел 16 игр за сезон, я 14. Кстати, против «Спартака» в 1980-м тоже разок сыграл. 0:5 получили от них в манеже.

Ростовский СКА, 1981 год / Фото: © ФК «Кубань»

— Как вышло, что вслед за Заваровым и Гамулой вы перешли из СКА в ворошиловградскую «Зарю»?

— Они и перетащили. Я уже написал заявление в московское «Торпедо» после встречи с Козьмичем — начальник команды Валерий Филатов привез из аэропорта прямо к нему на Восточную улицу. Возвращаюсь в Ростов, Заваров с Гамулой говорят: «Зачем тебе эта Москва? Нефартовый город».

— Вообще или для вас?

— Когда пробовался в «Локомотиве», получил за одну тренировку двойное сотрясение мозга, лежал в реанимации. Они об этом напомнили: «Давай лучше в «Зарю», хорошая компания подбирается». Привезли в Ворошиловград, квартиру показали. Ладно, позвонил Козьмичу. Тот пошел навстречу, порвал заявление, чтобы меня не наказали «за меркантильность и рвачество».

К слову, довелось поучаствовать в спасении Заварова и Гамулы от пожизненной дисквалификации. Их прессовали в Ростове за гулянки и отказ становиться прапорщиками, созвали комсомольское собрание. Все уже было решено, в те годы без готовых резолюций собраний не устраивали. Комсомольский вожак предложил выкинуть обоих из футбола навсегда. Я поднял руку: «Перспективные ребята, за что их так? Давайте на два года условно». Вынесли на голосование, большинство поддержало меня.

— Гамула сильный был игрок?

— Хороший. По спортивному злой, агрессивный, выкладывался на сто процентов. Не звезда, как Заваров, но твердый игрок основы, лидер. Всегда с шутками, с подколками. Таким же нестандартным и остался, в студии ведет себя так, словно за столом после матча.

— А в тренерстве никак не пробьется. И Сергей Андреев тоже.

— С Андреевым все понятно. Став тренером, не смог или не захотел забыть, каким он был футболистом. Забивал и головой, и ногами, и с лета, и с «точки», вопросов нет. Но постоянно ставил себя в пример подопечным: «Я великий, вы дрова». Они это не воспринимали, коллектива не получалось. Когда добился первых тренерских успехов, говорил больше о своих заслугах, чем о футболистах. Такое не сближает.

— Почему не вырос в тренера легендарный бомбардир «Кубани» Александр Плошник?

— Очень простой парень. Может, даже чересчур. Тоже немножко «якал», была небольшая мания величия, но тренерство в целом не его. Амбициозный, как и Андреев, только тот все же чего-то добился после завершения карьеры футболиста. При этом Плошник, когда играл, не был техничным, но божественно забивал головой. Говорил: «Вы подайте, я разберусь». И тут уж был в порядке, дала природа умение. Затылком, ухом, лицом, чем он только ни забивал. Изворачивался, даже пробежав мяч, и все равно клал. Прыгучий, мощный, грудь, как у штангиста, — машина, талант. 

Читайте также: