Футбол

«Бохинен — не лучшая кандидатура для ЦСКА». Интервью про трансферы, которые сделают РПЛ популярной и модной

«Бохинен — не лучшая кандидатура для ЦСКА». Интервью про трансферы, которые сделают РПЛ популярной и модной
Андрей Степанов / Фото: © Facebook Андрея Степанова
Экс-игрок «Уотфорда», «Торпедо» и «Химок» Андрей Степанов — о своем агентском бизнесе.

Эстонский защитник Андрей Степанов лидировал в премьер-лиге с «Торпедо», играл в «Химках» с Широковым и Тихоновым, работал в «Уотфорде» с Бренданом Роджерсом, а потом стал агентом и посодействовал переезду в Россию многих молодых талантов: Норманна, Хаджикадунича, Уремовича, Зайнутдинова и других. 

Степанов рассказал: 

Зайнутдинов, ЦСКА и центральные защитники

— Зимой при вашем участии Мориц Бауэр пришел в «Уфу», а Ладислав Алмаши — в «Ахмат». Насколько сложные сделки?

— В случае с Бауэром сошлось желание «Уфы» взять сильного правого защитника после ухода Данченко и проблемы Морица с игровой практикой в Англии. В итоге привезли высококлассного футболиста на комфортные для российского клуба условия. К тому же Морицу очень нравилось в России, когда он играл за «Рубин». Я рассматриваю этот трансфер как инвестицию в будущее — с прицелом на возможный переход Бауэра в какой-то другой клуб РПЛ.

По Алмаши переговоры были более сложные, чем по Бауэру. Игрок не был готов переходить в чемпионат России. Рассчитывал на трансфер в европейский клуб. Но нашли ниточки, за которые нужно потянуть, чтобы убедить футболиста приехать в «Ахмат». Убедили, что в России тоже можно себя показать и этот шаг может быть хорошим продолжением его карьеры. Провели параллели с другим словацким нападающим Мартином Якубко, схожим с Ладиславом по типажу, и дали понять, что РПЛ подходит ему по игровым качествам.

— Когда ваша компания Nesta Sport Group стала сотрудничать с Зайнутдиновым?

— Мой партнер Евгений Новиков уже несколько лет агент Бахтиера. С тех пор, когда он играл за «Астану». Многим клубам РПЛ рассказывали про Зайнутдинова, но только «Ростов» по-настоящему поверил в его качества. Бахтиера несколько раз летали смотреть вживую, в том числе в международных матчах.

По нему мы тоже ориентировались на трансфер в европейский клуб, но, взвесив все за и против, решили, что переход в «Ростов» и работа с Карпиным — все же идеальное продолжение карьеры. Огромное спасибо Валерию, что дал Бахтиеру шанс выйти на следующий уровень. Переход в ЦСКА получился достаточно сложным, и его уже, наверно, не я должен комментировать.

— Какие у вас отношения с ЦСКА?

— Раньше клиентов у нас там не было, но у меня хорошее дружеское общение со спортивным директором клуба Андреем Мовсесьяном. Мы иногда обсуждаем, например, скандинавский рынок. Делимся полезной информацией по игрокам.

Несколько лет назад ЦСКА интересовался нашим клиентом Михой Мевлей. Он тогда играл за «Зенит». Были попытки навести мосты для возможного перехода, но нам объяснили, что переход из «Зенита» в ЦСКА невозможен. Не только по спортивным причинам. Так что эта тема отпала.

— Оба центральных защитника «Рубина» — Старфельт и Уремович — тоже ваши креатуры?

— Да, так сложилось, что большинство игроков, оказавшихся в РПЛ при содействии нашего агентства, — центральные защитники. Кроме названных еще Хаджикадунич и Павловец в «Ростове», Нижич в «Ахмате».

Также не без моего участия «Химки» в это трансферное окно подписали Филипа Дагерстоля из «Норрчепинга». Однако «Химки», скажем так, молодой клуб, который пока выбирает не самые лучшие способы ведения переговоров и заключения трансферных соглашений. Инициатором приглашения Дагерстоля был я, но «Химки» решили оформлять трансфер по-своему. Это будет для меня хорошим уроком.

Норманн, Хаджикадунич и Гигович

— Кого было труднее всего привезти в РПЛ?

— Наверно, Матиаса Норманна. «Ростов» гонялся за ним три трансферных окна. Проделал огромную работу, чтобы заполучить его. Несколько раз приходилось летать в Англию и Норвегию — убеждать, что РПЛ подходит Матиасу по стилистике, а «Ростов» даст толчок в его карьере. В третье или четвертое трансферное окно все же удалось уговорить его и надавить на «Брайтон», чтобы отпустили Матиаса. «Брайтон» совсем не хотел избавляться от него, но «Ростов» воспользовался недовольством Норманна тем, что он не играл за основу, и его желанием сменить обстановку.

https://www.instagram.com/p/CGZN5VKj-St/

— Устроить в «Ростов» молодых шведов Гиговича с Альмквистом — тяжелая задача?

— От Гиговича раз пять получали отказ. И он, и агент даже не рассматривали вариант с Россией. Отказывались наотрез. Насколько я знаю, в марте прошлого года предложение по Гиговичу делал «Ювентус», а потом он мог перейти в «Аякс», но в «Ростове» работают грамотные специалисты, которые умеют объяснять необходимость перехода в их клуб. Пообщались с Армином, его родителями и агентом и все же донесли, что «Ростов» — правильное место для того, чтобы заматереть, привыкнуть к физической части футбола. И сторона Гиговича поверила, что в «Ростове» есть возможность развиваться. Я общаюсь с Армином и знаю: он доволен тем, что приехал в Россию.

Приятно, что потихоньку меняется отношение к переезду в Россию молодых футболистов из Швеции, Норвегии, Дании, за которыми гоняются европейские клубы. Сейчас ЦСКА, судя по всему, подписывает талантливого полузащитника. Надеюсь, и дальше получится привозить интересных игроков в российский чемпионат, делая его популярным и модным.

— Ваше мнение об Эмиле Бохинене, которого подписывает ЦСКА?

— Мое мнение немножко расходится с мнением ЦСКА. По мне, Эмиль — скорее не опорный, а центральный полузащитник, а армейцам сейчас, мне кажется, требовался ярко выраженный опорник. Хотя, возможно, ЦСКА будет использовать Бохинена именно в опорной зоне. У него есть всё, чтобы заиграть в этом клубе, но для ЦСКА, наверно, было бы правильнее взять более зрелого игрока, который мгновенно добавил бы качества в командной игре. Все-таки команда борется за чемпионство.

У Бохинена, уверен, будет этап адаптации. Переход из норвежской лиги в российскую потребует определенного времени. К тому же предсезонные сборы уже практически закончились. В долгосрочной перспективе это классный трансфер, а для второго круга этого чемпионата Бохинен не лучшая кандидатура. Другие игроки, фигурировавшие в прессе, больше помогли бы ЦСКА.

https://www.instagram.com/p/B2O1bE2ie73/

— Оптимальное будущее для Норманна и Хаджикадунича — более богатый клуб РПЛ или европейская топ-лига?

— К Норманну есть интерес и в РПЛ, и за рубежом, но, мне кажется, ему лучше перейти в иностранный клуб. Да, он бы моментально усилил любой топ-клуб РПЛ, и по нему были предложения в это трансферное окно, но раз он до сих пор не перешел, то, скорее всего, останется в «Ростове» до лета. А тогда уже будет зависеть от финансовой составляющей и интересов «Ростова», с которым у Норманна долгосрочный контракт.

Этой зимой были достаточно серьезные предпосылки и к уходу Хаджикадунича, однако ситуация сложилась так, что остался и он. Летом его переход будет актуальнее — думаю, к тому моменту он будет готов к трансферу в более сильный клуб.

— При вашем участии в Россию в 2016-м мог переехать полузащитник сборной Швейцарии Желсон Фернандеш из «Ренна». Что за история?

— Он был близок к переходу в «Уфу». Обо всем уже договорились, но в последний момент игрок «Ренна» травмировался, и Желсона отказались отпускать. Жаль, получился бы интересный трансфер для «Уфы» и всего российского чемпионата. Сейчас мы с Желсоном тепло общаемся. Сотрудничаем. Недавно он закончил карьеру и пытается найти себя в агентском бизнесе.

«Спартак», «Торпедо», «Химки»

— Чем вам запомнился просмотр в «Спартаке» в начале нулевых?

— Сначала я съездил в «Зенит», где тогда только начинали блистать Аршавин с Кержаковым, а в «Спартак» попал в одно время с Димой Сычевым, приехавшим из Тамбова. Меня поразила его скорость — он носился, как электричка. В «Спартаке» тогда начинались смутные времена, и на просмотр привозили много игроков отовсюду. Мне было интересно тренироваться у Романцева, но остаться не удалось.

Олег Романцев / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

— Но все же заиграли в Москве.

— Потом пробился в «Торпедо», где провел три замечательных года. В клубе сложилась семейная атмосфера, на всех уровнях (президент — директор — тренер — коллектив) было прекрасное общение. В моем первом сезоне мы долго шли на первом месте, но травмы нескольких игроков (в том числе моя) помешали серьезно претендовать на место в тройке. Итоговое пятое место, конечно, разочаровало.

— В чем сила того «Торпедо»?

— Любимое упражнение тренера Петренко — игра в квадрат. Если ты попадал против Зырянова, Семшова, Будылина и Кормильцева, то понимал, что сегодня у тебя тренировка не с мячом, а беговая. Отобрать мяч у этих ребят было практически невозможно. Они чувствовали друг друга с закрытыми глазами. Противостоять им на тренировках было пыткой, а играть с ними — одно удовольствие. Отдаешь мяч Зырянову или Кормильцеву, и можно не сомневаться, что они доставят его в атаку. Обходились почти без потерь.

Мне кажется, «Торпедо» тогда играло в более спартаковский футбол, чем сам «Спартак». Мне из центра защиты было очень удобно наблюдать за комбинациями наших лидеров и взаимопониманием, которое царило в том «Торпедо».

— Ваш партнер по центру защиты Алексей Бугаев мог далеко пойти?

— Его потенциал сравним с тем, что в итоге реализовал Сергей Игнашевич. У Леши были все возможности, чтобы на долгие годы стать основным игроком сборной. Но не хватило внутреннего стержня, чтобы в важные моменты своей карьеры сконцентрироваться на футболе. Всем жаль, что он не реализовался так, как мог.

— Как себя в «Химках» проявлял Роман Широков?

— Парень с характером. «Химки» дали ему возможность реанимировать карьеру, которая тогда скорее катилась по наклонной, чем развивалась. И Рома так быстро проявил свое мастерство, что мгновенно стал авторитетом среди игроков. А ведь рядом были Тихонов, Бесчастных, Парфенов, Березовский, Дроздов. В России мне везло на партнеров.

— Как работалось со звездами «Химок»?

— На одной из моих первых тренировок было тактическое упражнение — найти диагональной передачей крайнего полузащитника. Из-за плохой погоды на хорватском сборе поля были так себе, а мне предстояло в одно касание переправить скачущий мяч точно на край. Я правоногий, так что пасовать должен был на левый фланг — Тихонову. Из-за легкого мандража и плохого поля я пару раз отдал неточно, и за пятьдесят метров разглядел его недовольный взгляд: «Кого вы привезли? Что за футболист?» Надеюсь, потом Андрей поменял мнение обо мне.

Еще забавно, как Вова Бесчастных жаловался на то, что не попадал в основной состав: «Я лучший бомбардир сборной России — как со мной можно так поступать?» Но для тренера Казаченка не было авторитетов.

— Что с вами произошло в матче за сборную с Бельгией?

— Конец 2008-го. Льеж. Стандарт у наших ворот. Я попытался выбить мяч головой, а следующее, что помню, — как очнулся на больничной койке. Потом партнеры рассказывали, что я на несколько минут потерял сознание. Картина была очень страшная. После этого мне потребовалось несколько месяцев, чтобы войти в нормальный тонус. К несчастью, как раз тогда закончился мой контракт с «Химками». До игры с Бельгией обсуждалось продление контракта, но тренером работал уже Сергей Юран, который сам закончил карьеру из-за травмы головы. Он не верил, что я смогу дальше нормально играть.

— Как вы после этого уехали в «Уотфорд»?

— Стечение обстоятельств. В «Уотфорде» играл Март Поом, легенда эстонского футбола. У них травмировался центральный защитник, и срочно понадобилась замена, а я как раз был свободным агентом — трансферное окно к тому времени закрылось. По протекции Поома я приехал, потренировался, и со мной заключили контракт. За непродолжительный период в Англии я узнал о футболе больше, чем за всю предыдущую и последующую карьеру.

— В чем это проявилось?

— Главным тренером «Уотфорда» был Брендан Роджерс, а помогали ему Фрэнк Лэмпард-старший и Шон Дайч, возглавивший потом «Бернли». Крутейшие тренеры. Перед каждым матчем делался настолько подробный анализ, что игрокам выдавали книжки с полной информацией о сопернике — тактические схемы, плюсы и минусы каждого игрока, анализ стандартных положений. Вдобавок — наши заготовки и план на игру. Например, после выездной встречи с «Ковентри» мы приняли душ, зашли в автобус, и каждому игроку дали диск с записью только что состоявшегося матча. И мы смотрели его на обратном пути, занимавшем 2-3 часа (Wyscout тогда не было).

— Один из ваших первых клиентов — хавбек Богдан Ващук, в семнадцать лет сменивший московское «Динамо» на «Рединг». Сейчас ему двадцать пять. Как вам его карьера?

— Я бы отнес Богдана в ту же категорию, что и Алексея Бугаева. Ни на что не намекаю, а имею в виду только то, что он не реализовал свои лучшие качества. По задаткам-то мог играть на более высоком уровне. Ему не хватает целеустремленности, упорства и желания работать через не могу. Без этих качеств сделать карьеру очень сложно. Сейчас, играя в эстонской «Левадии», он это постепенно понимает, но самые важные годы уже упущены.