Футбол

Как изменится трансферный рынок после пандемии? Большое интервью с известным футбольным агентом

«Матч ТВ» поговорил с Арсеном Минасовым.

«РПЛ имеет полное право на 12 недель трансферного окна»

— В России трансферное окно откроется 26 июля. Это будет самая необычная кампания?

— Буду говорить исключительно о международных трансферах. Если мне не изменяет память, наши окна частенько закрывались позже европейских, а зимнее — всегда. Сейчас так уж точно минимум на три недели позже остальных закроемся.

— РФС заявил, что будет обращаться к ФИФА с просьбой дать российскому чемпионату не 8, а 12 недель для окна.

— Не вижу в этом проблемы. Согласно регламенту ФИФА трансферные окна (два в сезоне) в совокупности не должны быть более 16-ти недель. Перед сезоном (в нашем случае — летом) не более 12-ти недель. А в середине сезона (то есть зимой) не более 4-х. Так что мы имеем на 12 недель полное право. Из-за пандемии федерациям, которые доиграют чемпионаты в июле–августе, ФИФА разрешила открыть трансферное окно на новый сезон до окончания сезона 2019/20. Игрока можно будет подписывать, но заявлять на доигровку нельзя. И за свой прежний клуб он тоже уже не сможет играть. Окно же, как всегда, закроется до начала нового футбольного года 2020/21.

Арсен Минасов / Фото: © www.facebook.com/arsen.minasov

Например, в Испании сезон 2019/20 завершится 19 июля, а кампания пройдет с 1 июля по 2 сентября. То есть продлится всего 9 недель. В Италии похожая ситуация. В Германии чемпионат закончится на месяц раньше. Возможно, смысл просьбы РФС заключается в том, чтобы нам открыли окно для сезона 2020/21 раньше на 4 недели, и клубы успели взять игроков из Европы, которые не смогут устроиться в Старом Свете. Там ведь окно планируют 1–2 сентября закрывать. В России же на этот раз совсем маленький перерыв между сезонами. Похоже, нам, как всегда, разрешат закрыть трансферное окно после начала чемпионата.

«Плакать будут те, кто ничего не делал»

— Нашим клубам в такой ситуации будет сложнее, чем раньше?

— Если они продолжали работать и в этих непростых условиях, то уже знают, кого хотят взять. Не удивлюсь, если в день открытия окна часть российских клубов сразу заявит немало новичков. Но окажутся и такие, кто будет оформлять сделки в последнюю секунду. Сам не раз был свидетелем такой картины.

— И как это выглядит?

— Какую-то агонию напоминает. Люди бегают по офису РФС, ждут документы, упрашивают — мол, подождите. Кто-то упирает на разницу во времени, кто-то обещает: «Вам сейчас все пришлют» и так далее. Смотришь на это и думаешь — о чем люди до этого думали?

— Может быть, до последнего торговались с игроком или клубом, у которого футболиста покупают.

— Торгуйтесь тогда быстрее (улыбается). Если будешь пытаться покупать на рынке, когда он уже закрыт — просто некому и нечего тебе будет продать.

— Помимо сроков, каких еще особенностей ждать от предстоящего окна?

— Они не только к России относятся. Период межсезонья будет сокращен, а кое-где его почти совсем не будет. Значит, заявлять новичков надо более оперативно. Для этого период пандемии спортивные отделы клубов должны были провести с максимальной пользой. Иначе может возникнуть ситуация: не продлишь сейчас игрока, у которого заканчивается контракт, не имеешь решения по новичку — потом можешь не успеть.

Когда пойдет последняя неделя этого трансферного окна, у нас уже около туров 10 может быть сыграно в новом сезоне. А использовать купленного игрока всего две трети чемпионата — это роскошь. Тем более с учетом всего происходящего сейчас в мире поясок всем, видимо, придется в этом смысле затянуть потуже.

РФС / Фото: © РФС 

— Может быть, тогда проще продлить на год контракт с тем, у кого истекает срок соглашения, чем не успеть купить на его место другого?

— Это, опять же, зависит от работы спортивных отделов клубов. Увы, у нас далеко не все они эффективны. Но те, кто работают хорошо, все успеют. Пусть даже у тебя семь или десять игроков могут уйти. О том, что у кого-то заканчиваются контракты, не вчера ведь стало известно. Да, случилась пандемия. Но за время простоя потенциальных новичков можно было изучить еще лучше. Теперь за короткий игровой период до конца чемпионатов остается еще раз посмотреть на них и принять решение. А если только жаловаться, что во время карантина вообще невозможно было работать, то, конечно, останешься у разбитого корыта. Уверен, когда окно откроется, сразу будет видно, кто чем занимался во время паузы. У клубных спортивных департаментов, кто продолжал активно работать во время карантина, все отскакивать как от зубов будет. Во-первых, такие клубы подпишут хороших свободных агентов, во-вторых, качественных футболистов, но за меньшие, чем прежде, деньги. Все-таки пандемия.

— То есть время объявления трансферов станет показателем того, кто лучше работал во время вынужденной паузы?

— Считаю, что да. А кто будет жаловаться на нехватку времени — те ничего не делали. Посмотрите — в Европе некоторые клубы уже объявляют о новичках. «Лион», в частности. И даже у нас в ФНЛ: «Чайка» вот Хозина взяла. Или попробуйте застать в врасплох спортивного директора Мончи из «Севильи». Не удастся! А среди тех, у кого что-то не получится у нас, пойдут отговорки: я плохо сработал из-за пандемии.

— Геннадий Орлов предположил, что в нынешних условиях и в футбол придут обмены, как, скажем, в хоккее.

— Они и раньше случались, но очень редко. Возможно, их станет больше. Например, потому что, спокойно проанализировав за два месяца ситуацию, клубы поняли, что в условиях пандемии этим инструментом тоже можно пользоваться. Но это не факт.

«Пока мы по-прежнему ждем остатков из Европы»

— Новый лимит на легионеров (8 в заявке на сезон) выглядит теперь в ином свете?

— Пандемия случилась уже после того, как все начали строить летнюю трансферную кампанию с учетом изменений в сезоне 2020/21. Поэтому менять новые правила по лимиту из-за пандемии, по мне, не стоит. Как и заявлять о том, что нынешняя ситуация — хороший повод вернуться к системе весна-осень. Хотя есть такие, кто говорят — давайте вернемся.

— Вы против?

— Предположим, мы не спеша доигрываем этот чемпионат к октябрю-ноябрю. Кто в таком случае от России будет играть в еврокубках сезона 2020/21? Они ведь начнутся раньше октября. Или нам год просто пропустить?

— В Европе одно время тоже поговаривали о переходе на систему «весна-осень».

— Это просто разговоры. Европа всегда играла и, мне кажется, будет продолжать играть зимой. Что касается нас — большой разницы между системами «весна-осень» и «осень-весна» я не вижу.

 — В свое время один из аргументов перехода на «осень-весна» звучал так: синхронизация трансферных окон с Европой, и в первую очередь — летнего. Прошло почти 10 лет — какой вывод?

 — С моим мнением многие могут не согласиться, но… Если мы хотим, чтобы всё, как в Европе, почему тогда сейчас из года в год ставим себя в положение «младшего брата»?

— Что вы имеете в виду?

— Мы закрываем свои окна позже, чем в Европе. Особенно зимнее. Ждем, когда Старый Свет «отстреляется». Давайте тогда с ними одновременно закрываться! А так, получается, мы ждем остатков. Зимой — точно их собираем. Может, это слишком жесткое слово, для кого-то обидное, но, по сути, происходит именно так — докупаем тех, кто не устроился в Европе. Но если принято решение играть, как в Старом Свете, разве не логично полностью синхронизировать окна?

«За 80 миллионов купят, с 40 миллионами сложнее»

— Насколько сильно трансферный рынок в Европе и России просядет этим летом?

— Просядет. Это произойдет не только в футболе. Но до конца мы этого сразу не ощутим. И даже в сентябре окончательно не поймем. Скорее — к концу года, а то и к весне.

— Почему так?

— Это трансферное окно футбол проскочит, это точно. А вот зимнее и следующее летнее, возможно, окажутся еще более «дешевыми» и сложными. Исключение — трансферы игроков, за которых раньше платили по 80+ миллионов евро. Они в той же цене примерно и останутся — этот сегмент рынка не слишком пострадает. Кто их купит? Тот, кто и раньше это делал. По 4-5 клубов в ведущих футбольных странах. Где-то их, естественно, меньше.

Криштиану Роналду и Лука Модрич / Фото: © Soccrates Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Кто и где тогда подешевеет?

— Если можно так сказать — средняя прослойка рынка. Кого покупали, условно, за 30-40 миллионов и дешевле, за эту цену уже сложнее будет продавать. Мне сейчас сложно оценить, насколько просядет эта часть рынка, но не исключаю, что раза в два. На 30-40 процентов точно. У нас будет примерно то же самое.

— А что будет с теми, кто стоил, скажем, 5 миллионов евро?

— Цена может упасть от 3 до 1-1,5 миллиона. Плюс будет очень много свободных агентов. Не со всеми удастся переподписать договоры, и игроков будут отпускать. А тем, в свою очередь, надо играть. Через год-два, возможно, всё стабилизируется, если можно так сказать, все субъекты футбола адаптируются.

«Деспотович дал понять — я устал воевать в этой армии»

— Свободным агентам сложнее будет найти новую команду?

— Давайте возьмем условного игрока, который зарабатывал 1 миллион в год. У него заканчивается договор с клубом. Тот предлагает новый, но, по понятным всем причинам, не может сохранить прежние условия по зарплате. Нюансы, насколько близок игроку этот клуб и насколько игрок важен для клуба, тоже имеют значение. Но предположим, футболист не соглашается на понижение, и стороны договор не продлевают.

С другой стороны, есть другой клуб, который планировал купить игрока с похожими характеристиками или именно этого футболиста. И был готов заплатить пару миллионов за трансфер. А с футболистом заключить трехлетний контракт на 750 тысяч в год. Что происходит теперь? У клуба появляется возможность взять футболиста бесплатно как свободного агента, и он кладет ему зарплату 1 миллион. Итог: клуб получил именно того игрока, которого хотел, как и планировал, на 3 года, сэкономив при этом больше миллиона. А игрок получил тот договор, который планировал.

— История с Деспотовичем из «Оренбурга» — из той же серии?

— Возможно, он уедет в Европу. «Оренбург», похоже, не смог удовлетворить его пожелания. В клубе это сразу поняли. Сам футболист считает, что он вырос в цене. И по результатам (8 голов в 20 матчах. — «Матч ТВ»), в принципе, имеет на это право. Наверняка найдется и такой клуб, в том числе и в России, который захочет взять Деспотовича бесплатно. С чуть большей зарплатой, чем на новичка планировалась, но за счет экономии на трансфере.

Джордже Деспотович / Фото: © ФК «Оренбург»

— А что делать условному «Оренбургу» — ведь на место того же Деспотовича до конца чемпионата такого же игрока не купишь, окно ведь еще не открыто?

— Мы сейчас говорим исключительно о концовке текущего сезона. Тут уже — человеческий фактор. Моё мнение? Допустим, я — руководитель клуба, ко мне приходит тот же Деспотович и говорит — если не можете мне платить столько, за сколько я оцениваю свою работу, то я после 31 мая ухожу. Ответил бы: уходи. Пусть у меня мальчик из дубля будет играть, но на поводу не пошел бы. Мне кажется, в этой ситуации проиграл только сам Деспотович.

— Он же может выиграть в зарплате в другом клубе.

— Но он остался без футбола на два месяца. Мог сыграть 8 туров чемпионата России и уйти, это было бы более порядочно. Его же нигде в другом месте заявить сейчас не смогут. Пандемию ведь можно сравнить с войной. Только врага не видно, и без стрельбы… По мне, он своим решением дал понять: я устал в вашей армии воевать, пойду посижу в убежище, а когда все закончится — выйду и пойду туда, где меньше развалин. Как я уже сказал — это чисто человеческое.

— Обратная ситуация — «Крылья Советов» сами не продлили соглашение с Анюковым, контракт у которого также истек 31 мая.

— Клуб, конечно, имеет такое право, впрочем, как и игрок. Но в таком случае и просить игрока отказываться от части зарплаты за два предыдущих месяца карантина, на мой взгляд, некорректно. Но всей ситуации между «Крыльями Советов» и Анюковым я не знаю.

Алексей Анюков / Фото: © РИА Новости / Анар Мовсумов

— По словам Анюкова, у него никаких претензий к клубу.

— Значит, все было цивилизованно и корректно по отношению друг к другу. «Крылья» же отдавали себе отчет, что теряют игрока на 8 игр. Значит, перевесило что-то другое. Это их выбор.

— Те, у кого контракт заканчивается 30 июня, оказываются в таком же странном положении?

— В похожем. Я работаю на одного такого игрока. Он в какой-то момент спросил: «В клубе говорят о понижении зарплаты. Что делать?». В откровенной беседе сказал ему: «В том, что случилось в мире, не виноват ни ты и ни клуб». Но оно случилось. Назовем это трехмесячной войной. Войной с пандемией. В итоге я ему и всем игрокам премьер-лиги, а также некоторым в ФНЛ посоветовал бы: «Ребята, вы люди обеспеченные, подушка безопасности на пару-тройку месяцев у вас точно есть. Откажитесь от части зарплаты на время пандемии». Тем более практически все клубы продлили с игроками контракты до конца чемпионата. Это справедливо и порядочно по отношению друг к другу. Если же команда в это время не отдыхала, а работала, пусть и индивидуально, то определенную зарплату за это время надо платить.

— Ваш подопечный внял вашим словам?

— Наши мнения совпали. А в клубе футболисты, тренеры и руководители сами между собой договорились. Считаю, вмешательство агента в такой ситуации вещь по меньшей мере некорректная. Поэтому вообще ни в какие переговоры по этому вопросу с клубом не вступал. Коллектив — это живой организм, все вместе обсуждали. Приняли ребята совместное решение — значит, всё, ныть по поводу той же зарплаты уже не имеешь права. Если только сам с собой, где-нибудь под подушкой.

«Титов резко подешевел всего за два месяца»

— Считается, что клубы будут придерживать планируемые трансферы на выход, чтобы сейчас не продавать игрока дешево.

— Тут тоже надо ставить на весы все факторы. Я бы, скорее всего, продал за нынешнюю цену. Ведь все равно ранее планировал с ним расстаться, и на это у меня были причины. Мы же видим, что никто не застрахован и не знает, что может произойти через полгода-год. Например, вчера игрок стоил 40 миллионов. Сегодня из-за пандемии, скажем, 25 миллионов. Но кто может быть уверен, что к следующему окну трансферная цена этого игрока снова будет 40 или ещё выше? А где гарантия, что завтра он не станет стоить пять миллионов? Да и срок истечения договора уменьшается или, что ещё хуже, заканчивается. Пусть и много лет назад, но я был непосредственным участником одной ситуации.

— Расскажите.

— Я привез в «Спартак» предложение из Германии по Егору Титову. Дело было еще до ввода евро, в ходу были немецкие марки. Немцы хотели купить Титова за 15 миллионов марок. «Спартак» готов был сразу продать, но за 25, не меньше. И отказал. А через два месяца, после неудачного выступления ранней весной в еврокубках, со мной связались из «Спартака» и спросили, могу ли я узнать: предложение ещё в силе? Если да — продаем. Покупатель ответил — нет, оно уже устарело, но за три-четыре миллиона можем подумать.

— Почему за такой короткий срок так упала цена?

— Есть много причин. Во-первых, покупатель наверняка после отказа начал пристальнее следить за другими кандидатами, вполне возможно, с кем-то уже вел переговоры или даже договорился. Во-вторых, не исключаю, что после неудачных игр «Спартака» в Европе он подметил какие-то качества Титова, которые повлияли на их понимание цены. В общем, продавец рискнул, но не угадал. Но бывает и наоборот — потом за 25+ миллионов продают. Вот вам и ответ на ваш предыдущий вопрос.

«За 16-летнего Месси отступные были 25 миллионов»

— Как вы относитесь к мнению, что нынешняя ситуация остудит перегретый с точки зрения цен рынок и это не так уж плохо?

— Было дорого, станет дешевле, но через два-три года цены могут оказаться ещё выше, чем были. В жизни ведь все взаимосвязано и всякое бывает. Мы с вами в этом убедились. Кстати, я не считаю, что до пандемии рынок был перегрет. Объясню почему. Прекрасно помню, как когда-то с опасением озвучивал клубу, что футболист хочет получать 40 тысяч долларов в месяц. Тогда это была очень большая зарплата. В то же время помню и то, как российский клуб при покупке игрока первый раз перешагнул барьер в 1 миллион долларов — до этого цифра казалась неподъемной. Мне казалось — ну невозможно ее переступить. Потом был следующий барьер — 3 миллиона. И так далее. А в итоге быстро дожили и до 30, и до 40 миллионов. Говорю так с учетом того, что я работаю всего каких-то 20 лет. Эти цифры — психологический барьер. В Европе то же самое происходило. Особенно когда стали прописывать отступные.

— Как это работало?

— Когда в 2003 году читал, что отступные за 16-летнего футболиста — 25 миллионов, то понимал — за такие деньги даже такого таланта никто не купит. Тем более Сеска и Пике выкупили из Ла Масии за гораздо меньшие отступные. Дорого! До этого уже брали игроков за 40-50 миллионов, но это были состоявшиеся звезды. В 2000 году «Барселона» была вынуждена отдать Фигу за 60 миллионов отступных. Цены начинали расти, и в какой-то момент подобные суммы уже переставали казаться такими большими.

Лионель Месси / Фото: © PA Images / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

В 2005 году 18-летний игрок подписал свой первый самостоятельный профессиональный договор с той же «Барсой», сумма отступных уже была 150 миллионов. Через два — 250 миллионов, потом полмиллиарда, 700 миллионов… Это я про Месси! 

Покупки за 80-100 миллионов и более уже не были так удивительны, и в какой-то момент новый прорыв — Неймара действительно купили за 222 миллиона отступных! Так рынок и разогревался. Сейчас он, конечно же, остынет, но что будет дальше?

— Что полезного из нынешней ситуации может вынести футбол в целом?

— Надеюсь, многие люди в принципе начнут по-настоящему любить жизнь, людей и ценить друг друга. Проецируя это на футбол, надеюсь, то же самое произойдет с игроками и клубами. Мы все сейчас поняли — вдруг может произойти что-то такое, что не зависит ни от кого из нас, но всем придётся плыть по течению этого неизвестного и неизведанного. Кто всех нас посадил в эту лодку, Бог или черти — тоже неясно, да это и неважно. Тебе приходилось просто сидеть и ждать.

В начале было страшно за старших, за семью, детей, внуков, родных и близких. Потом ты в неизвестности — когда и как это закончится. Затем ты адаптировался, понял: надо продолжать работать и ничего ужасного нет, но это тоже надо пережить. Очень хочу, чтобы и футбол отреагировал правильно. Чтобы все стало откровеннее, честнее и по-настоящему! Понятно, что где большие деньги — много грязи. Поэтому хочется, чтобы после пандемии люди перестали ставить их на первое место, и в этой грязи были бы максимально чистыми. И в футболе, и что самое главное — в жизни. Материальное — это далеко не самое главное. 

Читайте также: