Футбол

Гибридная война с пустыми трибунами: пора что-то изобретать. Колонка Романа Трушечкина

Гибридная война с пустыми трибунами: пора что-то изобретать. Колонка Романа Трушечкина
Фото: © ФК «Зенит», PRO EVOLUTION SOCCER 2019
Анимация, виртуальная реальность, наложенный звук. Нам нужен прорыв на основе современных технологий.

В каком именно виде российский футбол вернется через месяц, мы уже сейчас можем себе вообразить, совместив впечатления от картинок футбола белорусского и немецкого. Причем от «Вышейшей» лиги там будет, по преимуществу, содержательная часть в прямоугольнике игрового поля, а от Бундеслиги — трибунный антураж. Визуально и акустически это будет такой продукт, который смогут переварить только действительно изголодавшиеся.

Следом за футболом — вот таким футболом — осенью может вернуться и эпидемия. Своей второй волной, о чем как о деле практически неизбежном говорят повсеместно, включая самые высокие кабинеты.

Что произойдет, если этот прогноз сбудется? А это мы тоже легко себе представим, потому что уже проходили: массовые мероприятия будут отменены немедленно, первыми из всех признаков обычной человеческой жизни. Стадионы закроются (если вообще успеют к тому времени открыться), и вот этот повторный удар по футболу, как мы его привыкли понимать и воспринимать, может иметь уже фатальные последствия.

С угрозой придется уживаться. Это надолго. Футболу, как ни страшно это прозвучит, нужно научиться быть немассовым мероприятием. В физическом смысле. Сохраняя и даже наращивая массовость — в виртуальном.

Привычный футбол уже сейчас, за два месяца пандемии, на критическую дистанцию отпустил от себя те сферы развлечения, с которыми он конкурирует в ХХI веке: кино, популярную музыку и даже музейное дело. Эти отрасли сумели гибко отреагировать и приспособились к жизни онлайн. Виртуальные кинотеатры ощутили небывалый прилив публики, для которой собственно кино оказалось важнее совместного, локоть к бумажному стакану, употребления воздушной кукурузы. Музыканты дают концерты в соцсетях, актеры играют виртуальные спектакли, и даже по выставочным залам стало проще прогуливаться удаленно.

Да, футбол по сравнению с этими занятиями был в заведомо проигрышной позиции: он все-таки предполагает реальную, физическую двигательную активность, которая оказалась на время карантина под запретом. Нельзя было ни играть, ни даже полноценно тренироваться. Но это не отменяет факта: восстанавливать придется едва ли не из руин, а догонять убежавших — как после штрафного круга.

Мы исходим из того, что трибуны, окружающие футбольную игру, должны быть чем-то заполнены, даже если их пока нельзя заполнять живыми болельщиками. Это интуитивно понятно всем, и у нас есть уже два примера того, как человеческая мысль силится вырваться за флажки.

В немецком Менхенгладбахе на трибунах размещены 12 тысяч картонных профилей с фотографиями болельщиков. В датском Орхусе террасы прикроют большими экранами, на которых болельщики будут присутствовать в формате огромной зум-конференции.

https://twitter.com/_owurakuampofo/status/1263845857826349056

Обе попытки хороши хотя бы как признак того, что отрасль не сдается. Но одновременно обе и плохи — по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, оба технологических решения имеют крайне сомнительную степень защиты от пранка. Кто и как осуществляет реальный контроль за теми изображениями, которые болельщики могут загрузить в систему, производящую их картонные аватары? Кто и как сможет гарантировать, что на датской зум-трибуне внезапно не начнется трансляция таких вещей, которые в приличных обществах никогда публично не демонстрируются, но иногда проскакивают в результате хакерских взломов и банального хулиганства — на городских рекламных панно, к примеру?

Во-вторых, оба изобретения, на мой взгляд, ошибочны с точки зрения целеполагания. Точнее, гладбахский картон имеет некоторый смысл — чисто денежный, потому что производство и размещение такого фото стоит 19 евро, то есть позволяет клубу хотя бы что-то заработать. А датский метод — это просто громоздкая попытка сделать хоть чуть более комфортным положение игроков, чтобы в присутствии экранных болельщиков было не так одиноко играть в футбол. Это удар мимо: футболисты в нынешней ситуации как раз наименее страдающая часть большой игры. Они преспокойно обойдутся и без этого, у них в конце концов есть мяч и соперник. Им есть чем заняться на поле.

Самая уязвленная составляющая футбольной индустрии — болельщики. Причем при всем уважении к болельщикам, посещающим стадионы, речь должна идти о более широкой общности: болельщиках, которые следят за трансляцией игры. Объемы двух аудиторий, безусловно, уже давно несопоставимы, поэтому футбол как бизнес вынужден делать ставку на «телевизионных». Именно в их интересах, например, случилась последняя крупная футбольная революция — введение VAR.

Техническое задание в общем виде, которое мы сейчас должны сформулировать для наших лучших в мире ай-ти специалистов, в общем виде может быть таким: как визуально и акустически наполнить трансляцию матчей чемпионата России таким образом, чтобы это хотя бы в какой-то мере было формой виртуального присутствия в этой трансляции реальных болельщиков?

Телевидение достаточно далеко продвинулось в технологиях виртуальной реальности. Изображения игроков, тренеров, футбольных трофеев непринужденно появляются в студиях рядом с участниками телепередач. А кино, например, давно заменило реальные массовки компьютерной анимацией. Достойно нарисованы и анимированы трибуны стадиона «Динамо» даже в фильме «Лев Яшин. Вратарь моей мечты».

Кадр со съемочной площадки фильма «Лев Яшин. Вратарь моей мечты» / Фото: © Mosfilm / Instagram.com / Global Look Press

Но рисовать болельщиков на современных стадионах, возможно, — не наш метод. Мало реалистичной картинки, требуется эффект присутствия. Как это можно сделать? Только опираясь на опыт смежных медиа-областей — от кино до компьютерных игр и профессиональные знания людей, работающих с «железом». Если это загружаемые анимированные аватары болельщиков, своеобразные «гифки», — то необходим машинный анализ изображений с привлечением больших данных, чтобы на трибунах виртуально не засветились фигуранты Нюрнбергского процесса или актеры взрослого кино.

Звук, возможно, тоже технологически мог бы стать формой присутствия болельщиков в трансляции. Для этого он может быть только живым, ведь никого не устроит записанный шум трибун. Живая игра не обязана попадать в фонограмму, и когда забивается гол, это должно быть слышно. Может быть, звуковые «аватары» тоже можно было бы загружать — в виде скандирований, устоявшихся песен, которые можно соотнести друг с другом и выдавать в эфир уже такой виртуальный хор. Болельщиков одного клуба может быть слышно лучше и больше, чем другого, как это и бывает в реальности — как раз за счет активности таких загрузок, массового участия в этом реальных болельщиков.

Даже баннеры, которые рисуют фанаты, вполне могут появляться в трансляциях на трибунах: в распоряжении болельщиков есть все современные средства графики, дизайна, ну и риторического искусства.

В общем, нам нужен рывок в новую реальность. Реальный футбол должен по-хозяйски войти на территорию киберфутбола. Нам нужен, если хотите, Футбол 2.0. Ведь победный счет может выглядеть и так.