Футбол

«Венгры стояли зеленые. Было заметно, что испугались». 45 лет победе киевского «Динамо» в Кубке обладателей кубков

14 мая 09:11
14 мая 1975 года был добыт первый клубный трофей в истории советского футбола. Неизвестное об известном — глава из книги Александра Горбунова «Лобановский».
  • За несколько дней до матча с болгарами динамовцы неплохо погуляли на дне рождения одноклубника. Даже подрались
  • «Айнтрахт» планировать накидать Киеву полную кошелку, штуки четыре. Но сам получил пять и сдулся
  • Киевляне побаивались «ПСВ», поэтому командный просмотр видео перед матчем был отменен. Чтобы не травмировать психику
  • За неделю до финала динамовцев едва не «похоронили» в Ереване. В аэропорт пришлось ехать под охраной
  • Лобановскому было рекомендовано раскачиваться не вперед-назад, а из стороны в сторону. Чтобы из-под козырька не высовывался
  • Ведущий полузащитник «Динамо» Веремеев провел финал в накидке с надписью «FOTO». Но кадров потомкам почти не оставил
  • Премиальных за победу в финале (705 долларов на брата) хватило на покупку стереосистем. Видеомагнитофоны никто не «потянул»
  • Лобановскому и Базилевичу на родине вручили подарочные издания книги Николая Островского «Как закалялась сталь». Чтобы помнили
  • Кроме того, Лобановский был объявлен «победителем в социалистическом соревновании II-го квартала 1975 г. среди структурных подразделений Управления футбола Спорткомитета СССР». Все по-взрослому

Путь к победе. 18 сентября 1974 — 14 мая 1975

  • Первый раунд. «Динамо» (Киев) — ЦСКА (Болгария) — 1:0 и 1:0
  • Второй раунд. «Айнтрахт» Ф (Германия) — Динамо (Киев) — 2:3 и 1:2
  • ¼ финала. «Бурсаспор» (Турция) — «Динамо» (Киев) — 0:1 и 0:2
  • ½ финала. «Динамо» (Киев) — «ПСВ» (Нидерланды) — 3:0 и 1:2
  • Финал. «Динамо» (Киев) — «Ференцварош» (Венгрия) — 3:0

Согласно распространенному мнению, киевское «Динамо» начало свой путь в розыгрыше Кубка кубков-1974/75 с победы в финале Кубка СССР над «Зарей» 10 августа 1974 года. Это не так. В европейский турнир киевляне попали как финалисты Кубка страны 1973 года, когда в том самом злополучном для Александра Севидова матче, ставшем знаменитым, они проиграли «Арарату», который как чемпион Советского Союза получил право играть в Кубке европейских чемпионов.

За две с лишним недели до финальной встречи с «Зарей» динамовцы узнали, что жребий выбрал им первого соперника в Кубке кубков — болгарский клуб. Какой? Было неясно, поскольку финал Кубка Болгарии к тому времени еще не состоялся. После финала выяснилось, что играть предстоит с ЦСКА «Септемврийско знаме».

28 сентября 1974 года, за несколько дней до ответного матча с очень крепкой на тот момент болгарской командой, динамовцы праздновали день рождения Трошкина. Не без возлияний. Что-то там такое, зачастую на закрытых коллективных мероприятиях с участием молодых парней случающееся, произошло, и они подрались. Да так, что об этой истории узнали Лобановский и Базилевич.

— Мы, тренеры, — сказал тогда на собрании в Конча-Заспе Лобановский, — не можем брать на себя ответственность за результат, если вы ТАК готовитесь к матчам, и снимаем с себя всю ответственность.

В Софии 2 октября на поле вышла крепко сбитая команда, агрессивная и решительно настроенная, обыграла болгар второй раз с тем же счетом 1:0 и вышла в следующий раунд Кубка кубков.

Понимание того, что можно не только побиться за Кубок кубков, но и выиграть его, к команде пришло после того, как 23 октября 1974 года во Франкфурте она обыграла в первом матче 1/8 финала «Айнтрахт» (3:2), дважды проигрывая по ходу встречи. Лобановский летал смотреть «Айнтрахт» во встрече с «Фортуной», победа (4:0) его впечатлила, и он сказал тогда, что «многое из того, что наша команда осваивает пока на макете, немцы без особых затруднений проделывают на поле, в игре».

Перед матчем немецкие футболисты, в том числе два свежеиспеченных чемпиона мира Бернд Хельценбайн и Юрген Грабовски, уверенно предсказывали себе победу, причем не простую, а крупную (Хельценбайн называл даже 4:0), которая позволит лететь на ответную игру в Киев только тем, кто захочет совершить эту необременительную туристическую прогулку. Не вышло у «Айнтрахта» вообще с победой. После этого им для того, чтобы пройти дальше, необходимо было выигрывать в гостях с разницей в два мяча. Но уже к перерыву киевской встречи счет был 2:0 в пользу «Динамо» (в итоге — 2:1), этим матчем завершавшего более чем успешный сезон — первый, в котором с командой работали молодые тренеры Лобановский и Базилевич.

— Девять лет назад, стартуя в еврокубках, «Динамо» пребывало в хорошей форме, — говорил Виктор Александрович Маслов после киевского матча с «Айнтрахтом», на котором он неожиданно для местных футбольных людей появился. — Все уже тогда ждали от нас громких побед. Но это особые турниры. Победы в них требуют зрелости. Мне кажется, сейчас эта зрелость пришла к киевлянам.
Виктор Маслов / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов

5 ноября 1974 года Лобановский все же снизил «градус эйфории» после двойной победы над немцами: «Да, максимальные задачи команды на сезон выполнены — победы в чемпионате, Кубке страны и выход в весеннюю часть Кубка кубков. Но по содержанию игры мы пока решили только программу-минимум. Игра «Динамо» еще далека от совершенства. Мы знаем свои недостатки, и впереди нас ждет большая работа».

Впереди динамовцев действительно ждали очень сильные противники. Дважды, дома и в гостях, победив в четвертьфинале турецкий «Бурсаспор», киевляне вышли в полуфинале на обладателя Кубка Голландии.

О голландском футболе в Советском Союзе знали к тому времени больше по названиям таких клубов, как, в первую очередь, «Аякс», блистательный проповедник тотального футбола, а также «Фейеноорд». В самой же Голландии серьезную конкуренцию местным грандам вознамерился создать — и создал! — «футбольный департамент» всемирно известной фирмы «Филипс» — «ПСВ» (PSV — PhillipsSportVereniging) из Эйндховена.

В 1975, 1976 и 1978 годы, годы, между прочим, расцвета тотального футбола в Европе, «ПСВ» выигрывал чемпионаты Голландии. Смотреть «ПСВ» в Голландию летал Базилевич. После того, что он рассказал Лобановскому под видеопросмотр матча об увиденном, Лобановский распорядился, чтобы морально не травмировать футболистов, коллективный просмотр не устраивать. Игроки голландцев побаивались.

Да, в Киев «ПСВ» приехал на первый полуфинальный матч в роли лидера голландского чемпионата, с шестью игроками сборной страны (Неескенс, Сурбиер, Реп, Крол, Хаан и Кейзер. — matchtv) и двумя шведскими сборниками в составе, с тремя выездными победами в турнире Кубка кубков в багаже. Но были гости биты 9 апреля 1975 года на переполненном киевском стадионе со счетом 3:0. И даже после этого Лобановский не сумел обнаружить у своих игроков исчезновения чрезмерного пиетета перед футболистами «ПСВ».
 «Динамо» (Киев) — «ПСВ» / Фото: © ФК «Динамо»
«Полностью освободить их от преувеличенного представления о возможностях соперника, — говорил он, — нам так и не удалось. Даже счет 3:0 не убедил их до конца в том, что и с этой командой мы можем не только играть на равных, но и побеждать».

***

Матч «Динамо» — «ПСВ» в Киеве произвел очередное впечатление на европейских наблюдателей. Неделей раньше, 2 апреля, сборная СССР (она же — на тот момент — киевское «Динамо» с добавленным в динамовский состав за 10 минут до конца встречи Федоровым из «Пахтакора») разгромила (3:0) турецкую команду в рамках отборочного турнира к чемпионату Европы в столице Украины. А где же еще было принимать сборной, почти на 100 процентов составленной из игроков киевского «Динамо», как не в тогдашней футбольной столице Советского Союза?

Лобановский рассказывал, что они с Базилевичем предложили своим игрокам «продолжить турецкий матч и с первых же минут прессинговать соперника по всему полю». Сил для этого, полагали тренеры, было достаточно. Но обнаружив, что атлетичные голландцы к подобному развитию событий подготовились и в любой момент способны, вырвавшись благодаря техническому мастерству и скоростным качествам из-под прессинга, провести опасные контратаки, Лобановский и Базилевич «отправили» на поле задание перестроиться, встречать соперника только на своей половине поля и, отобрав мяч, немедленно устремляться на скорости к воротам «ПСВ». Два гола, забитые еще в первом тайме, стали хорошим заделом для того, чтобы после перерыва играть, как принято говорить в футболе, «по счету».

40 минут примерно после третьего киевского гола голландский клуб полностью диктовал свои условия игры. Динамовцы, справедливо посчитавшие результат (3:0!) вполне для себя перед ответной встречей выгодным, условия эти приняли. Однако не до конца. Они не позволили «ПСВ» забить хотя бы один гол, оставивший бы голландцам надежду на выход в финал. Хотя, стоит сказать, гости были близки к тому, чтобы счет «размочить».

Анатолий Коньков в матче против сборной Италии / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов

По отдаче коллективной и по самоотдаче каждого футболиста киевляне в матче с ПСВ превзошли самих себя. Лобановский вспоминал об этом матче на примере Виктора Колотова:

— О работоспособности Колотова ходили легенды, шутники утверждали, что, если нужно, он и третий тайм отыграет, и четвертый, причем с той же неутомимостью, что и первые два. Но я подметил одну характерную деталь. Если обычно футболисты стремятся хоть какие-то крупицы сил сберечь, то Колотов выкладывался за полтора часа весь, без остатка. Он знал, что ему работать 90 минут и работал на полную катушку, доводя себя до состояния невменяемости.

После игры с «ПСВ», матча высокого уровня и большого напряжения, когда у футболистов не осталось никаких сил, когда мы с Базилевичем не могли стоять в раздевалке — ноги не держали, а сидели в креслах, из душевой вышел Колотов, оглядел всех внимательно и спросил в тишине: «Так они нам забили гол или нет?». Раздался мощный взрыв хохота…

Вряд ли кто-то в «ПСВ» всерьез надеялся на то, что команда в состоянии забить три-четыре безответных гола в ворота набравшей ход «киевской машины», ликвидировавшей в тот год стереотипные представления европейских наблюдателей о неконкурентоспособности советских футбольных клубов в Европе. Расчет на единственный шанс — быстрый гол, который мог бы — в теории, конечно, — деморализовать гостевую команду, так расчетом и остался.

Леонид Буряк и Виктор Колотов / Фото: © РИА Новости / В. Соколов

Единственная радость «Эйндховена» — первое поражение «Динамо» в турнире (1:2), ничуть, правда, проигравших, не огорчившее: они, а не «ПСВ», вышли в финал Кубка кубков. Лобановского и Базилевича огорчило лишь случившееся в концовке встречи удаление (вторая желтая карточка) полузащитника Веремеева — одного из ключевых игроков киевской середины поля, вынужденного из-за этого пропускать финал.

***

7 мая 1975 года, за неделю до финала в Базеле, киевляне в Ереване встречались с «Араратом» в рамках чемпионата страны. И в голову тогда никому не приходило просить о переносе матча, мотивируя просьбу необходимостью получше подготовиться к важной еврокубковой встрече.

Футболисты «Арарата» в силу каких-то одним только им ведомых причин били динамовцев нещадно. «Наша раздевалка после игры, — рассказывает Олег Базилевич, — напоминала полевой госпиталь, и наши замечательные врачи творили настоящие чудеса. Повреждения были абсолютно у всех игроков. Блохину, например, наложили несколько швов». Каким-то предметом, брошенным с трибуны, угодили в голову Лобановского в тот самый момент, когда он, привычно раскачиваясь, оказался не защищенным пластиковой крышей, нависавшей над скамейкой запасных.

— Говорил же тебе, — шутил после игры Базилевич, — раскачивайся в Ереване не вперед-назад, а из стороны в сторону.

По пути в раздевалку между соперниками одна за другой возникали стычки. До массовой драки, по счастью, дело не дошло. В аэропорт динамовский автобус сопровождали милицейские наряды, перед которыми была поставлена задача обезопасить гостей от болельщиков, не скрывавших намерений «разобраться» с киевскими динамовцами.

В Базель команда полетела через Москву. Выходя в Швейцарии из самолета, некоторые футболисты прихрамывали, многие поддерживали друг друга. Перелет Ереван — Киев — Базель. Из Киева — спецрейсом. Почти сутки отдыха в отеле «Интернасьональ», восстановительные мероприятия, непрекращающаяся работа врачей — и все равно на первую тренировку в Швейцарии Лобановский и Базилевич смогли «поднять» только девятерых футболистов. Блохину они запретили даже бегать трусцой. Мунтян и Онищенко готовились в щадящем режиме. Их выступление в финале было под большим вопросом. Но вся тройка, как известно, сыграла, и Онищенко (два гола) с Блохиным сделали в финале счет 3:0.

В перерыве финального матча Лобановский поинтересовался у Блохина, сможет ли он продолжать игру. Не настаивал на замене, а просто спрашивал, намекнув, вспоминает Блохин, «может, не стоит рисковать больной ногой, ребята и сами доведут начатое до конца?».

https://www.instagram.com/p/B5TP73VJMA-/?utm_source=ig_web_copy_link
— Конечно, — говорит Блохин, — я ничуть не сомневался, что доведут, только пусть уж лучше со мной. Второй такой игры в жизни может не быть. Не мог же я тогда заглянуть на 11 лет вперед и узнать, что судьба подарит мне еще один точно такой же финал.

Блохин на второй тайм вышел, забил третий динамовский гол «Ференцварошу», а спустя 11 лет, уже в совершенно новом окружении партнеров, забил в победном финале гол и мадридскому «Атлетико».

***

Полтора часа финального матча Веремеев в специальной накидке с надписью «FOTO» на спине и на груди, надетой поверх обычной рубашки, провел за воротами «Ференцвароша» с фотоаппаратом в руках. Перед Базелем Лобановский настаивал, чтобы в состав делегации, отправлявшейся на финал, включили киевского фотохудожника «номер один» Иосифа Шаинского, сын которого — Ефим — пошел по стопам отца и достиг в творчестве весьма высокого уровня. В те времена не существовало практики брать репортеров с собой, чартерами, к тому же, летали в редчайших случаях, но Лобановский настаивал.

— Отец, — рассказывает Ефим Шаинский, — говорил о том, что согласен даже ночевать в самолете, лишь бы сфотографировать исторический матч. Увы, в те годы одного лишь желания главного тренера, пусть даже Лобановского, в таких делах было недостаточно.

И Шаинский одолжил фотокамеру Веремееву. Что-то Володя снимать, конечно, пытался, но прежде всего, его захватила сама игра, и он не мог не «сопровождать» действия своих партнеров. Напереживался, как он сам рассказывал, больше, чем если бы играл.

Старший тренер «Динамо» (Киев) Владимир Веремеев и тренер Анатолий Пузач / Фото: © РИА Новости / Маевский

Накануне финала в Базеле обе команды, согласно представленному УЕФА расписанию, тренировались на главной арене. Когда заканчивалось занятие, подкатил автобус с «Ференцварошем». Венгерские футболисты сразу в раздевалку не отправились, а выстроились вдоль ограды между трибуной и полем и стали наблюдать за соперниками.

Лобановский показал психологический этюд. Он собрал игроков в центральном круге и сказал, чтобы по его сигналу они на максимально высокой скорости разбежались в разные стороны, а затем — опять же на скорости — вернулись обратно. «Когда уходили с поля, — вспоминает Мунтян, — посмотрели на венгров. Они, увидев только это упражнение, стояли зеленые. Было заметно, что испугались». Футболисты «Ференцвароша» смотрели на киевлян, как на инопланетян. Динамовцы сразу почувствовали, что их боятся.

Но и при счете 2:0, в перерыве, Лобановский предостерегал: «Игра не закончена». Даже когда Блохин забил третий мяч, вспоминает Онищенко, не было уверенности, что это победа. Лишь минут за 10 до конца основного времени Онищенко, забивший в финале два гола, позволил задать самому себе вопрос: «Неужели они смогут забить нам четыре мяча?».

***

И спустя десятилетия после победного для Киева финала соперника «Динамо» называют «слабым»: повезло, мол, киевлянам. Но «Ференцварош» на пути к финалу прошел «Ливерпуль», а затем «Црвену Звезду», обыгравшую, в свою очередь, мадридский «Реал». Вообще до финала никому не проигрывал. Лобановский прекрасно понимал, что команда, обыгравшая таких соперников, — не из простых. «Работали» против киевских футболистов и политические моменты.

https://twitter.com/radioutkin/status/977791056426258432
— Запомнились попытки мадьяр давить на нас морально, — вспоминает Стефан Решко. — Они же нас воспринимали как Совдепию, как поработителей. 1956-й год остался в памяти каждого венгра навсегда. Поэтому много чего мы наслушались во время матча от игроков.

Киевляне привычно совершали с Кубком круг почета. Но получилось полкруга. К тем воротам, за которыми устроились болельщики венгерского клуба, динамовцы приближаться не рискнули. Как только они сделали попытку приблизиться, в них моментально полетели банки, фрукты, зажигалки, тяжелые монеты, — эти места занимали в основном венгры, осевшие в Западной Европе после 1956-го года.

После финала наполнили Кубок кубков советским шампанским — крымским, мускатным, дефицитным, — которое заблаговременно еще в Киеве закупил Александр Петрашевский (начальник команды. — matchtv.ru), выпили. Петрашевский привез в Базель на свой страх и риск — не принято в футболе заранее заготавливать праздничные напитки — два ящика мускатного. Перед отъездом он, правда, спросил Лобановского: «Брать?». «Бери, — ответил Лобановский, — но только всем, кто спросит, ни в коем случае не говори, для чего ты это везешь. Говори, что для подарков». Кубок вместил в себя содержимое почти восьми бутылок благородного напитка.

Когда российский ЦСКА в 2005 году выиграл Кубок УЕФА, в Москве десятки тысяч людей вышли ночью на улицы и площади, а потом отправились во Внуково встречать триумфаторов. Футболистов, тренеров, руководителей клуба принимали министр обороны страны Сергей Иванов и президент России Владимир Путин — однокашники по ленинградскому университету и разведшколе. Ценным подаркам, премиям, наградам не было конца.

Тридцатью годами раньше чествование было несопоставимо скромнее. В Борисполе киевское «Динамо» первым делегировало на трап самолета капитана команды Виктора Колотова, поднявшего над головой Кубок. В правительственном зале организовали небольшой фуршет — вторые лица из ЦК, Совмина, МВД и местного КГБ сказали пафосные тосты.

На премиальные — по 705 долларов (иные российские и украинские «мастера», по мячу через раз попадающие, в новейшие времена за час пребывания в футболе столько получают) — игроки и тренеры, почти все, купили в Швейцарии на оптовом складе стереосистемы стального цвета — они несколько лет, напоминая о славной победе, стояли в красных углах квартир футболистов. Видеомагнитофоны не «потянули». Они стоили тогда около двух тысяч долларов.

Владимир Мунтян / Фото: © РИА Новости / Уткин
Коробки развозили по домам встречавшие команду родственники и друзья. Футболисты же погрузились в автобус и отправились в Конча-Заспу готовиться, теперь уже в обличии сборной СССР, к отборочному матчу чемпионата Европы с Ирландией, той самой, которой сборная, возглавляемая Константином Бесковым, осенью 1974 года проиграла в Дублине 0:3. На подготовку к реваншу были отведены всего два дня — 16 и 17 мая…

***

Накануне базельского финала журналисты киевской «Спортивной газеты» готовили два варианта подачи материалов об историческом для «Динамо» матче. Первый — короткий — на случай поражения. Второй — победный — на полторы полосы. Не спали всю ночь. Газету утром следующего после финала дня расхватывали, как горячие пирожки. Вышедший номер со своими автографами журналисты «Спортивной газеты» подарили Лобановскому. Он сохранил памятный экземпляр.

Московская пресса отнеслась к удивительному для советского футбола событию гораздо сдержаннее: в «Советском спорте» и «Футболе» были напечатаны отчеты, весьма, стоит заметить, квалифицированные, специального корреспондента этих изданий Геннадия Радчука, одного из лучших футбольных журналистов страны. В остальных газетах — тассовские сообщения «из Базеля», подготовленные на четвертом этаже старого здания ТАСС на Тверском бульваре. Спустя день-другой, впрочем, можно было обнаружить публикации откликов на победу представителей, как было принято в то время говорить, различных категорий советских граждан. О подготовке откликов в газеты поступило распоряжение из отдела пропаганды ЦК КПСС.

Ирландцев, выйдя во встрече против них полностью в динамовском составе (11 киевлян плюс вышедший на замену после перерыва Решко были «разбавлены» за 6 минут до конца матча Федоровым из ташкентского «Пахтакора»), сборная Советского Союза обыграла (2:1). Счет не по игре. Советская команда была на голову сильнее.
Владимир Федоров (пятый слева) / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин

После матча с ирландцами европейским триумфаторам выдали по 940 рублей и часы стоимостью 180 рублей — от министра внутренних дел. С часами вышел казус. Бухгалтерия министерства не имела права пропустить по кассе больше 150 рублей на человека, и всем победителям Кубка кубков пришлось сбрасываться по 30 рублей — себе же на призовые часы.

Часы, правда, часами, но когда команда вышла с предложением, поддержанным Лобановским и Базилевичем (Лобановский потом, собственно, и контролировал реализацию этого предложения), чтобы всем победителям Кубка кубков представили возможность приобрести за свои деньги новые автомашины, то через месяц были составлены два списка по 6 футболистов в каждом, и талоны на покупку автомобилей начали поступать.

Спустя несколько дней после возвращения из Базеля победителям в торжественной обстановке вручили грамоты ЦК Компартии Украины, Верховного совета и Совета министров республики. Лобановского и Базилевича пригласил в кабинет секретарь ЦК КПУ по идеологии Валентин Маланчук и, заметно волнуясь, вручил тренерам команды, заставившей Европу заговорить о себе, о советском футболе, о Киеве, подарочные издания книги Николая Островского «Как закалялась сталь».

Как отреагировали советские футбольные начальники на путь киевского «Динамо» к финалу Кубка обладателей кубков, на победу над «Ференцварошем» и на успешное выступление сборной СССР в отборочном турнире к чемпионату Европы?

https://www.instagram.com/p/B6-XFQppz2X/?utm_source=ig_web_copy_link

Очень просто. Проще не бывает. В бумагах Лобановского обнаружил две отпечатанные в типографии Воениздата «Благодарности» в формате А5. Под втиснутым в круг профильным изображением Ленина — текст. Первая «Благодарность», подписанная начальником Управления футбола Спорткомитета СССР Анатолием Ереминым и профоргом Управления Алексеем Парамоновым: «За хорошие показатели в социалистическом соревновании среди сотрудников Управления футбола в I квартале 1975 года».

Вторая «Благодарность», за подписями тех же людей, выдана «старшему тренеру сборной команды СССР по футболу — победителю в социалистическом соревновании II-го квартала 1975 г. Среди структурных подразделений Управления футбола Спорткомитета СССР»…