Футбол

«Новый мир футбола»: трансферов на 100+ млн не будет, цены на игроков упадут на 30 процентов (Погба теперь стоит 35 млн)

Что ждать во время и после пандемии.
  • Волны банкротств футбольных клубов
  • Снижения трансферных стоимостей на треть
  • Отсутствия переходов на 100+ млн евро
  • Роста аренд и подписаний свободных игроков
  • Падения зарплат игроков, тренеров и особенно — агентов
  • Падения уровня в наиболее пострадавших лигах, в частности — Тинькофф РПЛ

Волна банкротств

Уже есть два случая обнуления: словацкая «Жилина» и владивостокский «Луч». Две разные ситуации. Короткий разбор:

Словацкая «Жилина». Главная часть доходов — продажи игроков (+22 млн за 5 лет), расходов — зарплаты игроков. Трансферных доходов летом не намечалось, поэтому клуб хотел срезать зарплаты футболистам на 80 процентов, чтобы выжить. Они посчитали это перебором, и их можно понять, учитывая, что игрок топовой команды Словакии получает лишь в несколько раз выше МРОТ (520 евро), самые высокооплачиваемые в 10-12 раз. Зарплаты в районе 5-6 тысяч евро.

В результате отказа лидеров клуб был вынужден ввести внешнее управление (в основном используется при процедуре банкротства), и с игроками разорвали контракты в одностороннем порядке. Не факт, что «Жилина» доиграет сезон, и неизвестно, начнет ли новый в элите. 

Владивостокский «Луч». Клуб существует за счет бюджета региона, основные расходы — зарплаты: они выше, чем в среднем по ФНЛ — из-за дистанций. Клуб традиционно в долгах, зарплаты задерживают по ходу сезона, хотя регион выделил деньги. Бюджет клуба просто осваивают (не первый год), поэтому пандемия — отличный повод для губернатора закрыть проект и перенаправить деньги «на борьбу с коронавирусной инфекцией». Еще в феврале губернатор Олег Кожемяко разносил руководство «Луча»:

«У вас бухгалтеры получают по 150-250 тысяч рублей в месяц! В месяц со всеми руководителями ваш зарплатный фонд составляет 7,5 миллиона рублей. Около 1,5 из них — на административный аппарат. Так быть не должно!» — говорил губернатор Приморского края.

Теперь у Кожемяко появился удобный повод перестать вливать бюджетные миллионы в клуб, который радует в основном руководителей этого клуба и приближенных агентов. С такими долгами «Луч» в принципе был бы обречен на банкротство, так что пандемия просто форсирует неизбежное. К сожалению, это распространенная схема для нашего футбола: копить миллионы и обнулять проект. Очень подробно, как и зачем это делают, мы писали полтора года назад на примере Нижнего Новгорода.

Или более свежая (и не менее отвратительная) история — из Красноярска.

Из Словакии и Владивостока мы получаем два разных кейса — проблему частного футбольного клуба, где нашли только радикальное антикризисное решение, и государственного, в котором губернатор пользуется ситуацией и перераспределяет средства. Они показывают, что в зоне риска будут клубы с любой формой собственности. Особенно тяжело придется следующим:

  • С большой закредитованностью: кредиты на трансферы, строительство стадиона и прочие инвестпроекты, которые планировали закрывать из расчета будущих [растущих] доходов. Но они сократятся и вырастут нескоро.
  • Без богатого владельца, который действительно любит клуб. Любовь — это не лирика, а вполне серьезный фактор выживания в кризис. Без нее будет велик риск оптимизации и отказа от футбола как роскошного актива.
  • С завышенным зарплатным фондом. Здесь очень многое будет зависеть от работы антикризисного менеджмента — как договорятся с игроками. Те, как правило, идут навстречу, но важно, насколько серьезно. Разница между 30 и 80 процентами может быть решающей в борьбе клуба за существование в дальнейшем.

Падение трансферных стоимостей 

Относительно комфортно будут чувствовать себя «Бавария», «МЮ», «Челси», которые накопили большие объемы средств и готовились закупиться летом. Но даже от них теперь вряд ли стоит ожидать серьезной активности. Они будут чувствовать себя комфортно в том смысле, что им не нужно будет принимать жестких антикризисных мер в отличие от остальных.

Ули Хенесс: «Я не могу представить трансферов на 100 миллионов евро в ближайшем будущем. Суммы трансферов упадут и вернутся на прежний уровень в ближайшие два-три года. Скорее всего, будет новый мир футбола, — сказал многолетний президент «Баварии» в интервью Kicker. 
Гарет Бэйл / Фото: © Mutsu Kawamori / AFLO / Global Look Press

Падение спроса на трансферном рынке приведет к падению цен на игроков. Согласно исследованию CIES Football Observatory, к июню стоимость в среднем упадет на 28%. Больше всего пострадают возрастные футболисты и те, у кого нет долгосрочных контрактов.

Весь список потерь клубов топовых лиг — здесь. Интересно, что стоимость некоторых игроков, по модели исследователей, рухнет в два раза. Например, реальная стоимость Поля Погба упадет с 65 до 35 млн. Зато вырастет спрос на аренды (с необязательным правом выкупа), рассрочки и свободных агентов.

Падение доходов игроков, тренеров и особенно — агентов 

Клубы начнут массово облегчать зарплатные бюджеты. Возможно, даже дойдет до того, что всем игрокам предложат сократить зарплаты на постоянной основе. Другой вариант — расторжение контрактов с несколькими дорогостоящими активами. Подобный ход уже опробовали в швейцарском «Сьоне», где уволили девять игроков — в том числе Алекса Сонга, Йохана Джуру и Сейду Думбия. Федерация футбола Уругвая вовсе сократила всех сотрудников (около 400 человек), в том числе — главного тренера сборной Оскара Табареса как минимум до окончания кризиса. Увы, но это только начало.

Оскар Табарес / Фото: © Christian Charisius / dpa / Global Look Press

Еще до пандемии была очевидна абсурдность контрактов Гарета Бэйла, Алексиса Санчеса, Месута Озила, Фелиппе Коутинью и многих других. Клуб дает безумную «личку» — футболист расслабляется/травмируется/просто не хочет играть. В итоге работодатель ничего не может с этим сделать — покупателей нет, и им сложно появиться, учитывая, что игрок не хочет слезать с отличного контракта. Кризис снесет эту систему, платить бешеные деньги больше не будет возможности.

В России изменения в футбольной экономике тоже будут заметны. Ко всем факторам добавится волатильность валюты. Доллар с начала года вырос почти на 30%, соответственно, купить игрока станет на треть дороже. Как и содержать его. Клубы будут вынуждены урезать и зарплатный фонд. В последние годы и так наблюдался серьезный спад трат клубов на трансферном рынке (за исключением выбивающихся покупок Крыховяка, Филиппа и Малкома), сейчас они опустятся до мизерных значений.

Особенности ситуации в России 

У нас очень специфическая ситуация. С одной стороны — российский футбол не так сильно зависит от доходов в дни матчей и телеправ, ведь бюджеты уже выделены и перечислены, с другой — повышенная нагрузка на здравоохранение провоцирует высокий риск их урезания на следующий год, в то время как ситуация с валютой требует, напротив, увеличения. Это же касается и корпораций, которые столкнутся с финансовым кризисом.

Государство обещает помогать: сфера физической культуры и спорта попала в перечень наиболее пострадавших от пандемии. Это означает, что ей, в числе прочих, будет оказана первоочередная помощь (подтвердил премьер-министр), но не совсем понятно, насколько это коснется профессиональных клубов. 

Из уже подписанных мер поддержки — налоговые каникулы (отсрочки по уплате налогов и страховых взносов) для футбольных клубов. Пока до 1 мая 2020 года, но, вероятно, срок будет продлен. 

Малком / Фото: © Alexander Kulebyakin / Global Look Press

Сейчас кажется, что ужасно некстати менять формулу лимита на легионеров. Планировалось, что их станет меньше, но исполнители будут выше качеством. Теперь на «выше качеством» денег не будет. Еще больше пугает перспектива расширения лиги. Кажется, что уровень отдельных матчей может быть сопоставим с чемпионатом Белоруссии при всем уважении к последнему.

Важна помощь сообщества 

Мировой футбол ждет серьёзная перезагрузка, но вовсе не факт, что это скажется на игре негативно. Возможно, по итогам кризиса можно будет сказать, что тот самый пузырь наконец-то лопнул. Банкротиться будут нездоровые и неэффективные. Гонка зарплат, трансферных стоимостей и ресурсов, от которой устали даже топ-клубы, сменится соревнованием на эффективность. 

Важную роль в поддержании стабильности сыграет помощь, которая точно будет оказана футбольным сообществом. ФИФА создает фонд поддержки игрокам и клубам в пострадавших лигах. Согласно отчету по итогам 2019 года резерв организации составляет 2,74 млрд долларов. Это огромные деньги, даже их небольшая часть способна помочь клубам по всему миру. Осталось понять, кто сможет рассчитывать на помощь.

— У ФИФА сильное финансовое положение, и мы обязаны сделать все возможное, чтобы помочь футбольным клубам в трудный час», — говорится в заявлении организации.
Джанни Инфантино / Фото: © Etsuo Hara / Contributor/ Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Небольшое уточнение: Нужно учитывать, что президент ФИФА Инфантино, оформляя эти пожертвования, преследует, в том числе, и собственные политические цели. Инфантино хочет глобализации футбола и увеличения роли ФИФА в клубном футболе. Кризис — не только время разочарований и безнадеги, но и возможность продвинуть людям новые идеи и повестки. Идея Инфантино, которую он будет пытаться продать: время инвестировать в небольшие клубы за пределами Европы. Давайте вкладываться в футбол по всему миру с помощью ФИФА: у нас реально стабильная организация, а футбол дает огромные доходы. Сейчас можно зайти на этот рынок с большой скидкой.

Еще один прецедент — помощь от топ-клубов Бундеслиги. Все участники Лиги чемпионов от Германии («Бавария», «Боруссия» Д, «Лейпциг» и «Байер») пожертвовали клубам первой и второй лиг часть доходов от Лиги чемпионов. 20 млн евро они передают Бундеслиге, а руководство решает, как их правильнее распределить.

— В эти сложные времена важно, чтобы сильные поддерживали тех, кто слабее. Этим мы также хотим показать, что в футболе есть единство», — заявил председатель правления «Баварии» Карл-Хайнц Румменигге

Могут быть и другие варианты поддержки. Клубы третьего и четвертого английского дивизиона посчитали, что их потери от простоя до лета составят 50 млн фунтов. Колумнист ESPN Габриэле Маркотти предполагает, что проблемы низших дивизионов (страдают больше всех, так как зарабатывают в дни матчей, а не на телеправах) можно решить с помощью небольшого вычета из зарплат игроков АПЛ на нужды клубам низших лиг. Зарплатный фонд АПЛ составляет 3 млрд фунтов. Если каждый пожертвует 1,5%, то клубы получат 45 миллионов, восполнят дефицит и сохранят стабильность.

Также Маркотти отмечает, что топовая пятерка лиг в совокупности может потерять 3,5 — 4 млрд евро. Это огромная цифра, но не критическая: согласно отчетам они заработали 15,7 млрд в 2018-м. Отчета по 2019 году еще нет, но сумма почти наверняка будет выше. Грубо говоря, потери в среднем составят 22-25%. Да, это ощутимо, поэтому все перечисленные выше признаки экономии будут вынужденными, но не критичными. Краха точно не будет. Особенно с учетом того, что большинство клубов смогли договориться с игроками о сокращении зарплат, а это — 60-80% расходов.

Подробнее о кризисе механизма финансового Fair play в разборе Евгения Дзичковского вместе с директором центра стратегических исследований в спорте РЭУ им. Плеханова

Читайте также: