Футбол

Об инстаграме и благотворительности, финансовых потерях и отношении к Панарину. Разговор с Александром Кержаковым

Наш обозреватель вместе с комментатором «Матч ТВ» и «КХЛ ТВ» Дарьей Мироновой взяли интервью у знаменитого футболиста Александра Кержакова, который к тому же обожает хоккей. Его большой рассказ мы представляем в виде монолога из 10 частей.

I. О коронавирусе и Евро

(эту тему мы поднимали больше недели назад, до введения ограничений)

— Здоровье и безопасность людей должны быть на первом месте. Мне неприятно, что тема приняла такие масштабы. Поначалу казалось, что нас это не коснется. Но на моем веку такого еще не было, чтобы все важные спортивные события в мире отменялись.

Не хочу верить в то, что это затянется надолго. Однако мы столкнулись с этим. Отменены все массовые и развлекательные мероприятия. Но я уверен, что принимаемые меры должны помочь.

Как я себя пытаюсь обезопасить? В поездах и торговых центрах надеваю маску. Не знаю, помогает ли это. Часто мою руки. У меня с собой всегда гель. Да, пришел к вам на интервью. Но расстояние между нами — больше метра.

Как я относился к предложению весь Евро провести в России в этом году, по примеру чемпионата мира-2018? Нет, так нельзя было говорить. Коронавирус — серьезная тема. У нас тоже заражаются люди каждый день. И заболевание идет большими темпами. Сейчас везде плохая обстановка. И не нужно делать вид, что у нас ничего не происходит.

II. О путешествии в Африку

— Как пришла идея встретить Новый год в Африке? Мы думали полететь в Австралию, но там пожары. А ведь хотелось посмотреть природу, чуть-чуть захватить теннис — Australian Open. В том районе было совсем все плохо. Ну и мы решили полететь на сафари.

https://www.instagram.com/p/B63L0uTgj4p/

Перед полетом обязательно нужно делать прививку от желтой лихорадки. Это проверяют на границе, иначе тебя не пустят в страну. Но что такое сафари? Это поездки на хороших безопасных машинах по огромным национальным паркам, ночевки в нормальных отелях «три-четыре звезды».

Мы ехали из Танзании в Кению и добрались до точки экватора. А там — сувенирный магазин, где сидят мужики в шортах и продают сертификаты: «Покоритель экватора». Показывают, в какую сторону крутится спичка, где южное, а где северное полушарие.

Мы видели в трех метрах из машины, как шесть львиц разрывают маленького Пумбу (кабанчика). Рядом ходят слоны, я шлепнул зебру из окна, львы терлись об наш автомобиль.

https://www.instagram.com/p/B-J9IORg_wX/

Теперь неинтересно смотреть National Geographic по телевизору. Но есть мечта увидеть массовую миграцию из Танзании в Кению в июле, когда шесть миллионов гну переходят в одном месте реку, а их там ждут крокодилы.

III. Об инстаграме

— 603 тысячи подписчиков в инстаграме — это много или мало? Ко мне часто обращались SMM-щики: «Давайте мы еще больше раскрутим ваш инстаграм».

Ну зачем? Был момент, когда я там что-то рекламировал. Но понял, что так инстаграм превращается в мусорку. А теперь я относительно давно там ничем не занимался, ничего не выкладывал.

https://www.instagram.com/p/B5YCAbWA36e/

В принципе это площадка, где люди могут с тобой напрямую общаться. Наверное, из-за развития соцсетей в будущем профессия журналиста сильно изменится. Раньше нужно было выловить спортсмена и что-то у него узнать, взяв интервью, что-то напечатать.

А теперь спортсмен сам благодаря инстаграму может выдавать эксклюзив, подогревая к себе интерес.

IV. О хоккее

— Я назвал сына в честь Панарина — Артемием. Мы познакомились с Темой, когда я играл в СКА. Это был чемпионский сезон 2014-15, когда там работали Быков и Захаркин.

Вначале я познакомился с Игорем Захаркиным, когда мы ехали в «Сапсане». Мне было очень интересно то, что он рассказывал. Потом мы через неделю поужинали все вместе — с Вячеславом Быковым и Захаркиным. И я начал еще чаще ходить на матчи. Когда есть лично, за кого переживать, это воспринимается намного ярче. Болеешь как за родных.

И мне очень понравилось, как играет Панарин. Хотя все кайфовали от Ильи Ковальчука. И я сказал: «Познакомьте меня с Артемием. Крутой парень вообще».

https://www.instagram.com/p/1GsPX0xDUf/

Я после матчей спускался к раздевалкам, в тренерские, мы играли в настольный теннис. Потом я пригласил Тему на футбол. Переживал за него, когда он уехал в НХЛ. Каждое утро смотрю, как там выступали сначала «Чикаго», потом — «Коламбус», теперь — «Нью-Йорк Рейнджерс».

V. Об Овечкине

— Я восхищаюсь Овечкиным как хоккеистом, а люблю Панарина. И еще мне нравится Андрей Василевский. У меня вообще есть мечта — хотя бы раз выйти и сыграть в хоккейных воротах в любительском матче. Вот в футболе это было, я даже на чемпионате города играл в воротах второй тайм.

Овечкин для мирового хоккея — как Роналду и Месси в одном флаконе. Я очень переживаю за то, чтобы он как можно ближе подошел к рекорду Уэйна Гретцки. А если так получится, то и побил бы его. Это было бы здорово.

Чьи взгляды ближе мне на то, что происходит в стране — Овечкина или Панарина? Моя страна имеет огромные природные ресурсы. И я думаю, мы способны сделать так, чтобы у нас было как можно меньше неимущих. Меня возмущает, когда этого не происходит.

Мне нравится, что и Овечкин, и Панарин прямолинейны в своем выборе. Хотя один условно за Путина, а другой — наоборот. И с тем, и с этим я бы с удовольствием подискутировал. Мне очень нравится говорить, особенно на политические темы.

Я бы хотел, чтобы в моей стране не было бедных. И не было больных детей. Я бы сделал ради этого все возможное.

VI. О благотворительности

— Я встречал людей на своем пути, которые считают благотворительные фонды как способ отмывания денег. Кроме того, я видел в сфере благотворительности реальную конкуренцию. И это для меня неприемлемо.

Наш благотворительный фонд помогает малообеспеченным детям из Петербурга и Ленинградской области. Есть детский дом в моем родном городе Кингисеппе. Еще мы там помогаем реабилитационному центру. Есть триста семей на попечительстве — многодетные, матери-одиночки, где есть инвалидность.

Мы сотрудничаем с даун-центром, помогаем детям с ДЦП. Но нельзя объять необъятное. Это огромное количество детей, которым нужна помощь. Это огромные деньги, а у нас не такой большой бюджет.

https://www.instagram.com/p/zgw7nfRDf0/

Сейчас у меня нет таких финансовых возможностей, как раньше, чтобы так помогать благотворительности. Когда я был футболистом, то мог позволить себе каждый месяц по фонду Хабенского закрыть какой-то сбор на одного ребенка. Или внести большую часть. И делали операции, и малыш выздоравливал.

А теперь я могу участвовать в каких-то акциях, чтобы кого-то вдохновить. Считаю, что о благотворительности нужно не молчать, а говорить. И детям нужны не только деньги, а моральная поддержка. Ты можешь взять их на футбол, вывезти на спектакль. И это им даст больше позитивных эмоций, чем конфета или шоколадка.

VII. О том, как не потерять деньги

— Нашумевшая история, когда я потерял деньги, изменила меня. Я перестал быть доверчивым. Что делать спортсмену, чтобы его не обманули? Все просто — не верить никому. Абсолютно. Даже самому близкому человеку.

Нельзя. Вообще. Обманут спокойно. Я доверился Ивану Саенко, с которым был знаком со времен молодежной сборной. Он меня подвел к тому человеку, и он меня шваркнул на деньги.

Говорю всем, кто имеет доход. Не нужно никому верить. Я не знаю, у кого какие отношения с родителями. Есть те, кто живут за счет состоятельных детей. Насчет них я бы подумал. А вообще единственный человек, который не обманет и даст ценный совет — это мама. Вот ей можно доверять. И она скажет правду.

Но ты — спортсмен, у тебя другой фокус. Нельзя быть успешным и в спорте, и в бизнесе одновременно. Наверное, есть уникумы. Но им повезло встретить тех, кому они доверились в бизнес-делах, и те их не подвели.

Но я считаю, что обманут в 99 процентах случаев, если ты слишком доверчив. Не доверяйте никому, даже агенту. Деньги — это твое. Лучше сохранить то, что есть, чем пытаться преумножить. Большие проценты по прибыли — это обман. Даже 10 процентов — это много.

Я считаю, лучше покупать недвижимость, например. Храни то, что у тебя есть. Только ты сам не можешь обмануть себя. Вот это не получится.

VIII. О своей коллекции футболок

— У меня пропала футболка Неймара, кто-то ее спер. И ведь она реально была подписана персонально мне. Мы играли товарищеский матч с Бразилией. И я так понял, Неймар собирал футболки с 11 номером. Явно не мою он хотел взять.

Но пришли со стороны бразильцев: «Пусть 11 номер, Кержаков, распишется для Неймара». И дали его футболку в ответ.

https://www.instagram.com/p/BAho-dsRDZA/

У меня еще лежат футболки на очереди, чтобы их оформить в едином стиле. Это Лотар Маттеус, которого я хорошо знаю, еще Аксель Витсель. Висит Месси, когда он выступал под номером 19 — мы поменялись, когда я играл за «Севилью». А подписал через Гарая, когда они были в сборной.

Есть Фалькао. Есть Марадона — это получил давно, через знакомых, с надписью «для Александра».

Кто есть из русских? Дзюба с чемпионата мира, но футболка не подписана. Я у него взял после 1/8 финала с Испанией, ездил на базу в Новогорск. Быстров, Смолов, Игнашевич — да есть наши, есть.

IX. О давлении

— Морально тяжело переживать ситуации, которые бывают у футболистов. Вот как Федор Смолов не забил пенальти хорватам. С этим сложно справляться. Но помогают родные, близкие. И тренировочный процесс, который начинается через две-три недели. И пошло-поехало.

Коллеги вокруг смотрят нормально. Никто никого не топит. Каждый футболист может оказаться на этом месте. Что делать, когда тебя травит пресса? Не читай. Что нового ты можешь узнать?

Когда летают мемы, которые кидают в вотсап? Но есть и смешные. Обо мне было много уморительных после Евро-2012. Например: «Не попал на обложку журнала». Тогда это было смешно. Как обижаться на таких людей? А теперь — совсем не актуально.

X. О Месси и Роналдиньо

Лионель Месси во время тренировки сборной Аргентины / Фото: © Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Я играл против него раза четыре. И не понимал вообще, зачем он отдает мяч. Ты просто его бери и заходи в ворота. Потому что у Месси невозможно отнять мяч.

А ведь тогда у «Барселоны» в нападении играли Это’О и Роналдиньо. Но даже на их фоне Месси выделялся.

На тот момент Роналдиньо считался главной звездой, а Месси только начинал. Перед отъездом из гостиницы на игру мы в «Севилье» провели теоретическое занятие. Смотрели, как соперник начинает атаки, как разыгрывает угловые и штрафные, как бросает ауты.

А перед этим «Барселона» играла дома с «Атлетиком» из Бильбао. Тот момент можно найти во многих роликах ютуба. Роналдиньо бросают аут, он принимает на грудь, подбрасывает через двух игроков, отыгрывает стенку, бежит, обводит защитника в штрафной на одном сантиметре, бьет с носка в перекладину.

На той теории у «Севильи» смеялись все. «Блин, зачем мы это смотрим? Как такого остановить?» Тренер такой: «Ладно, выключайте — поехали».

Читайте также: