Футбол

«Конечно, я в него немедленно влюбилась». Подробная инструкция, позволяющая стать агентом влияния и успешно внедриться в ФИФА

«Конечно, я в него немедленно влюбилась». Подробная инструкция, позволяющая стать агентом влияния и успешно внедриться в ФИФА
Ирина Баранова / Фото: © личный архив Ирины Барановой
Докладывает медиаофицер Международной федерации футбола Ирина Баранова.

Тут у нас, нужно сразу признаться, немного личная история. У нас — то есть у журналистов, имеющих отношение (или думающих, что они имеют отношение) к футболу и посещающих время от времени разные там «Лужники», «Мараканы» и «Уэмбли».

Ну, во-первых, нужно быть слепым, бесчувственным или неточно ориентированным, чтобы не обращать внимания на такого очаровательного медиаофицера ФИФА (а в недавнем прошлом — РФС), как Ирина Баранова. Даже в этой вечной запаре, свойственной нашей беспокойной профессии. Обращаем, конечно. И будем, хочется верить, обращать впредь.

А во-вторых и в-главных, наша Ирина — профессионал, каких поискать. Она общительна, энергична и деловита, она знает ответы на все сущностные вопросы, прекрасно разбирается в футболе, всегда готова помочь ближнему, а значит, и тебе, докучливому журналисту. Она умеет слушать, вникать и быстро реагировать. Она говорит на четырех языках, не считая родного русского.

Ну и далее по списку профессиональных добродетелей. Не будем смущать девушку избытком публичных комплиментов, хоть и 8 Марта на дворе…

Впрочем, Международный женский день — чисто формальный повод встретиться с Ириной Барановой за чашечкой кофе, чтобы получить ответ на главный вопрос современности: какие подвиги должна совершить русская девушка, спортсменка, комсомолка и просто красавица, чтобы проникнуть в ФИФА, святая святых мирового футбола?

Фото: © личный архив Ирины Барановой

Ответ, мне кажется, был получен. Транслирую его, конечно же, тезисно, следуя всего лишь фактам и хронологии событий. То есть напирая главным образом на форму, а не на содержание — подозреваю, что к неудовольствию собеседницы, которая в процессе общения вооружила меня терабайтами новых знаний в области спортивного менеджмента.

Но ведь я ремесленник, а не поэт. Поэтому надеюсь на понимание и прощение.

А начало нашей долгой неспешной беседы — одна сплошная печаль. Уточнение: для нас, журналистов.

— С 2015 года мы, сотрудники Департамента по коммуникациям и связям с общественностью ФИФА, работали по подготовке чемпионата фактически в режиме нон-стоп. И когда все закончилось, я вдруг осознала, насколько сильно устала. Эмоционально. Мотивационно. Умственно. Про «физику» лучше вообще помолчать. Наверное, это можно назвать выгоранием, а выгорание, как у мифической птицы Феникс, подразумевает перерождение. В моем случае — новую мотивацию, никак не связанную с футболом.
Для меня было важно обнулиться. Обнулиться полностью не получилось, потому что вскоре поступило предложение, от которого невозможно отказаться, и все-таки сегодня футбола в моей жизни несравнимо меньше.
Фото: © личный архив Ирины Барановой

Мяч и клюшка, «Динамо» против «Спартака»

— Семейные легенды, сказки и тосты гласят: когда девочке Ире было месяцев пять от роду, она сделала свой первый осознанный выбор — между футбольным мячиком c принтом «FIFA Tip Top» и сувенирной хоккейной клюшкой.

Честно говоря, у клюшки было совсем немного шансов стать любимой детской игрушкой, потому что мой папа — футболист. Воспитанник легендарного Гавриила Дмитриевича Качалина, убежденный динамовец, хотя до него вся наша мужская линия яростно топила за «Спартак».

А папа был вратарем, и хорошим. Как говорится, подавал надежды. Профессиональная карьера у него по разным причинам не задалась, но футбол навсегда остался в жизни. Он ведь никого просто так не отпускает. Поэтому и мои детские воспоминания до краев наполнены футболом, хотя синхронное плавание и большой теннис в ту пору нравились больше.

Свой первый «большой» матч помню очень хорошо: чемпионат мира-1994, Бразилия — Россия — 2:0. А потом был финал между Бразилией и Италией

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— Все это, конечно, увлекательно и замечательно, но футбол в частности и спорт вообще, при всей к нему симпатии, — всего лишь хобби. Так мне тогда казалось. Вообще-то я планировала стать экономистом, как мама, и готовилась к поступлению на экономфак МГУ. Но перед самым окончанием школы вдруг поняла, что экономика — не совсем моя история. Или даже совсем не моя. Вопрос «что делать?» приобрел угрожающее звучание.

Как выяснилось чуть позже, метания с терзаниями были, видимо, ниспосланы свыше — всего лишь для того, чтобы я не свернула с пути истинного. То есть не ушла от футбола совсем уж в сторону. Я занималась тогда английским с репетитором, которая преподавала на факультете иностранных языков МГУ. Одно из занятий было назначено в корпусе, где располагается философский факультет. Выйдя из лифта на 11-м этаже, сразу поняла: хочу и буду учиться именно здесь!

Начиная с 1-го курса, писала работы на темы, связанные со спортивной индустрией, — в частности, с коммуникациями в спорте. А поскольку коммуникационный менеджмент в этой сфере тогда в России только начинал развиваться, то и с образовательными программами в стране была напряженка. Спасение одно — практика.

На третьем курсе задумалась о прохождении первой серьезной стажировки. Пыталась найти подходы к Олимпийскому комитету России, но, к счастью, не сложилось. «К счастью» — потому что в итоге сложилось с пресс-службой РФС: помог рекомендацией Андрей Талалаев, хороший папин знакомый.

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— Пресс-службу Российского футбольного союза возглавлял тогда Андрей Малосолов. В штате — еще две боевые единицы: Игорь Владимиров и Иван Генькенев. Думала, честно говоря, что собеседование станет пустой формальностью, а по факту состоялось чуть ли не двухчасовое интервью, из которого, спасибо коллегам за придирчивость и профессиональный интерес, неожиданно выяснилось, что в области футбольных знаний я совсем не безнадежна.

В общем, вышло как-то так, что вместо положенного студентке-практикантке месяца я задержалась в РФС сильно дольше, на все лето. Даже, помню, языковую практику во Франции пришлось из-за погружения в футбольную реальность отменить.

Как же приятно вспоминать, чем жил футбол России в 2009 году! Невероятный по накалу, сюжету и уровню организации финал Лиги чемпионов в Москве, бронзовые медали Евро-2008, «Зенит» — обладатель Кубка УЕФА (да и про ЦСКА-2005 мы еще не забыли) — даже не верится, что все это было с нами, и было совсем недавно.

А там ведь, помимо чудесных афиш, на которые обращает внимание весь мир, еще и детско-юношеский футбол, и женский, и пляжный, и мини — столько всего интересного, важного, трудного, требующего внимания и заботы…

Конечно, я в него немедленно влюбилась. В наш футбол.

Фото: © личный архив Ирины Барановой

Адвокат и Капелло, погружение в пляжную тему

— В 2010 году президентом РФС стал Сергей Фурсенко, а пресс-служба РФС — целым департаментом по информационной политике, который возглавил Андрей Кнутов. Департамент, в свою очередь, включал три отдела. В штат одного из них, по взаимодействию со СМИ, меня, студентку 4-го курса, и пригласили, совершив достаточно рискованный, как я теперь понимаю, кадровый маневр.

Эта самая «связь с общественностью», вокруг которой строится работа всех пресс-служб мира, — довольно загадочная наука, которой на самом деле трудно научиться. Научиться, вернее, можно и нужно, потому что в помощь нам созданы схемы взаимодействия на все случаи жизни, придуманы термины, выработаны алгоритмы. Но если ты без креатива, без идей, энергии и умения принимать решения в нестандартных ситуациях — ничего не выйдет. Это я поняла очень быстро.

В первый год РФСовской карьеры вместилось множество событий, но особенно запомнились два. Как раз в связи с вопиющей их нестандартностью.

Первое — дебютный матч Дика Адвоката в качестве главного тренера сборной России. Играть с болгарами мы должны были в Москве, а ехать в итоге пришлось в Санкт-Петербург, потому что столица задыхалась от природных торфяных пожаров.

И второе — спарринг с Бельгией в Воронеже, когда соперники, пробиваясь сквозь ноябрьские туманы, сумели добраться до точки назначения за несколько часов до начала матча. Правда, на качестве их игры эти трудности не сильно отразились: Ромелу Лукаку забил дважды, а вот мы — ни разу…

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— На том этапе я здорово увлеклась еще и пляжным футболом. Точнее, продвижением и информационным сопровождением сборной России, которая набрала отличный ход. В 2011-м ребята выдали золотой сезон, собрав чуть ли не все возможные трофеи.

Именно тогда, в 2011-м, впервые довелось поработать на чемпионате мира в качестве пресс-атташе. Пляжный мундиаль в итальянской Равенне стал для меня настоящим открытием: как пресс-служба ФИФА организует работу для пишущей прессы и телевизионщиков, насколько четко структурирован процесс в целом — это была совсем другая планета. И мне очень захотелось на нее попасть.

Помню, перед открытием турнира была организована пресс-конференция с участием тогдашнего президента ФИФА Йозефа Блаттера и генерального секретаря Жерома Вальке. Где наша не пропадала? Набралась храбрости и задала целых два вопроса: какие усилия предпринимаются для развития женского пляжного футбола и когда уже пляжный футбол станет олимпийским видом спорта?

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— В финале мы разгромили сборную Бразилии — 12:8, а на счастливого пресс-атташе выпала дополнительная нагрузка: поступил срочный запрос от российских правообладателей на видеоинтервью чемпионов. Никто ведь и представить не мог, что русские сотворят такое чудо!

А еще, помню, после награждения кто-то из наших потерял прямо на поле золотую цепочку, и мы кинулись искать ее всей командой. Организаторы, как позже выяснилось, поначалу решили, будто у русских такой ритуал после победы. Свое второе в этот вечер золото нашел в итоге Александр Филимонов.

— В том же 2011 году случились серьезные изменения в российском судейском корпусе: сначала с нашими судьями работал испанец Хосе Гарсия Аранда, затем пришел легендарный итальянец Роберто Розетти. И для них, и для РФС в целом очень важно было грамотно организовать процесс информационного сопровождения этой работы.

А в 2012-м национальную сборную России возглавил Фабио Капелло. Это, если честно, отдельная большая история, целая глава: нужно понимать, насколько требователен мистер к себе и к окружению, как ценит он порядок и дисциплину, насколько щепетилен в профессиональных взаимоотношениях.

До России Капелло работал с английской федерацией — конечно, он привык к высочайшему уровню взаимодействия с пресс-службой. Англичане в этом смысле большие молодцы, а Дон — один из тех менеджеров, которые очень глубоко и точно понимают роль СМИ. Поскольку пресс-атташе сборной России Илья Казаков часто работал «в поле» и был плотно задействован в различных телевизионных проектах, значительная часть работы с Капелло выпала на меня.

Очень хотелось бы сказать, что настоящим праздником стал для меня чемпионат мира 2014 года, но это, скорее всего, будет неправдой. В том смысле, что атмосфера праздника накрывала, по сути, только в дни матчей, когда мы выбирались из провинциального Иту, где жила сборная. А все остальное время — работа в замкнутом пространстве: на команду, для команды и во имя команды.

Но это был колоссальный опыт, за которой я бесконечно благодарна Фабио Капелло и его «правой руке» Оресте Чинквини.

Фото: © личный архив Ирины Барановой

FIFA Masters и CIES, тоска по родине

— Натура у меня ищущая, беспокойная, требует постоянного движения, ну что тут поделаешь? Новые навыки, опыт, дополнительные знания, необходимые для дальнейшего развития, — не каприз, а необходимость. Поэтому возможности, которые предоставляла работа в РФС, я старалась не упускать. Например, проходила обучение по нескольким образовательным программам, организованным УЕФА для сотрудников национальных ассоциаций.

Еще перед чемпионатом мира, в 2013 году, я узнала про Международный центр спортивных исследований (CIES) и его магистерскую программу FIFA Masters. И отправила туда портфолио. Прошла через несколько этапов отбора, а в итоге как раз перед выездом в Бразилию пришло подтверждение: зачислена!

Фото: © личный архив Ирины Барановой
И вот тут пришлось мне учитывать принципиально важный нюанс: учеба подразумевает максимально глубокое погружение в процесс. Совмещать ее, расписанную на целый год, причем в трех разных странах, с работой в офисе было немыслимо. Пришлось в итоге тяжких размышлений расстаться с РФС, хотя казалось, что решиться на такой шаг — выше моих сил.

FIFA Masters — очень содержательная, просто уникальная программа. Полный год ты проживаешь в небольшом коллективе, состоящем из людей разных национальностей, но объединенных общими интересами и одной целью. Акцент — не на зубрежке теории, а именно на практике, за счет чего вырабатывается умение, как сейчас любят говорить, мыслить и действовать креативно.

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— Основное направление первого семестра, который проходил в английском Лестере, — гуманитарные науки в области спорта (история, психология, социология и так далее). В группе 32 человека, в программе четырехмесячного модуля, кроме всего прочего, — очное знакомство с внутренней кухней многих клубов АПЛ. «Манчестер Юнайтед», «Арсенал», «Ливерпуль», «Челси», «Манчестер Сити», «Тоттенхэм» — мы побывали везде! Кроме футбола — регби, теннис, крикет, легкая атлетика, гольф, сквош, керлинг, посещение знаменитых спортивных площадок, олимпийской деревни, музея спорта в Манчестере…

Второй семестр — переезд в Милан с изучением в бизнес-школе Боккони тонкостей менеджмента, маркетинга, ивент-менеджмента, финансов, бюджетирования, лидерства и так далее. «Милан», «Интер», «Ювентус», «Рома», «Лацио», «Фиорентина», интереснейшие лекции, связанные со спецификой волейбола, водного поло, велосипедного спорта…

Заключительный модуль — спортивное право, Невшатель, Швейцария. Самая страшная для меня часть программы! Безумно уважаю юристов, но терминология, которой они пользуются, — не самая простая история для восприятия простыми смертными. Особенно если ты не носитель языка, на котором проходит обучение. Но ничего, вроде бы справились. Посетили по ходу дела офисы практически всех спортивных организаций, базирующихся в Швейцарии: ФИФА, УЕФА, МОК, ФИБА, ИИХФ

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— А дальше обстоятельства сложились таким чудесным образом, что еще до защиты финального проекта по программе FIFA Masters я получила очень интересное предложение: стать официальным представителем CIES в России, чтобы совместно с НИУ ВШЭ развивать и продвигать программу по спортивному менеджменту в нашей стране.

Несмотря на весь свой ярко выраженный мультикультурализм, за год жизни в Европе, особенно в Швейцарии, я поняла, как мне не хватает энергетики родного города. Поэтому предложение было с интересом мною рассмотрено и с благодарностью принято.

Чуть позже подоспел еще один фантастический, но полностью вытекающий из логики событий вариант — по работе в ФИФА (Департамент по коммуникациям и связям с общественностью) с абсолютным вовлечением в организацию чемпионата мира, который пройдет в твоей родной стране. Кем нужно быть, чтобы отказаться от такого шанса?..

Фото: © личный архив Ирины Барановой

— Вот тут я возвращаюсь к тому, с чего начинала свой рассказ: после чемпионата мира я поняла, что нужен перерыв. Пауза, перезагрузка, переоценка. Это, конечно, колоссальное везение — работать с такими топ-менеджерами, как Джанни Инфантино, Денис Освальд, Фатма Самура и многие другие. Отвечать на множество рабочих вызовов, делать наш ЧМ самым цифровым и интерактивным для болельщиков и журналистов, продвигать принципы устойчивого развития в рамках самого масштабного спортивного монотурнира... Но и напряжение — безумное. Мы же помним, какие страсти разгорались в информационном поле вокруг чемпионата и российской спортивной сферы в целом.

Хотя, конечно, расстаться со спортом окончательно и бесповоротно невозможно. Поэтому я продолжаю сотрудничать с ФИФА в рамках отдельных турниров — как, например, на прошлогоднем чемпионате мира среди женщин во Франции, который произвел на меня очень глубокое впечатление и подарил надежду на то, что и в нашей стране ажиотаж вокруг женского футбола станет когда-нибудь реальностью.

Работаю над международными программами по другим видами спорта: сотрудничаю, например, с ивент-агенством Chaka2, которое делает проекты для многих известных компаний. Всерьез увлеклась графическим дизайном. Совместно с партнерами разрабатываем международный курс обучения лидеров цифровой трансформации (программы обучения профессиям будущего и развитие экзистенциальных навыков в Индустрии 4.0).

Фото: © личный архив Ирины Барановой
— А главное мое увлечение на новом жизненном этапе — проекты, связанные с внедрением и развитием цифровых технологий, в частности, в спортивной сфере. Цифровизация — наша реальность. Но это уже совсем другая история…

Читайте также: