Футбол

«В Норвегии любой может узнать, сколько ты зарабатываешь». Вратарь «Зенита» о встрече с Каном и амбициях стать первым номером

«В Норвегии любой может узнать, сколько ты зарабатываешь». Вратарь «Зенита» о встрече с Каном и амбициях стать первым номером
Александр Васютин / Фото: © ФК «Зенит»
Александр Васютин этим летом вернулся в Петербург после четырех лет выступления в чемпионатах Финляндии и Норвегии. В большом интервью «Матч ТВ» он рассказал о причинах возвращения и особенностях жизни в Северной Европе.

«Ждать шанса можно дома на диване, а я хочу доказать»

— В норвежском «Сапсборге» вы были основным вратарем. Пусть не в самом сильном, но все же европейском чемпионате. Почему решили вернуться в «Зенит», где есть Лунев и Кержаков?

— Я понял, что достиг в Норвегии определенных результатов. Посчитал, что настало время сделать новый шаг вперед. Вернулся бы я в Россию или поехал в условный «Копенгаген», шведский АИК или куда-нибудь в Бельгию, Швейцарию — это все равно не гарантировало бы мне место в воротах. Придешь и будешь играть — такого не сказали бы нигде. Новая задача в том и заключается, чтобы выиграть конкуренцию на более высоком уровне.

— Внутри Норвегии этот шаг нельзя было сделать — перейти в команду, которая постоянно борется за чемпионство?

— Таких разговоров и предложений не было.

— Какую цель ставите себе в «Зените»?

— Как любой уважающий себя футболист хочу получать игровое время, приносить пользу команде. Но всему свой срок.

— То есть вы готовы ждать шанса.

— Не то что ждать — это можно делать дома на диване. Хочу доказать, что достоин играть.

— Переезд из Финляндии, где вы играли за «Лахти», в Норвегию тоже рассматривали как шаг вперед?

— Да. Специально собирал на этот счет информацию, общался со многими людьми. По факту так оно и оказалось. Футбол в Норвегии сильнее, чем в Финляндии.

— С Кержаковым и Луневым вы конкуренты?

Александр Васютин, Андрей Лунёв и Михаил Кержаков / Фото: © ФК «Зенит»

— Не совсем согласен с такой формулировкой. Да, каждый хочет играть, но в первую очередь мы вместе делаем общее дело. Поэтому отношения на тренировках у нас деловые, а за полем — больше дружеские. Опять же, всему свое время. Но и на занятиях есть моменты, когда можно разрядить обстановку. В этом смысле Мишаня Кержаков — душа компании. И вообще в бригаде отличная атмосфера.

— Считается, что самое неприятное для вратарей — не ошибки, а боязнь совершить их снова. Согласны?

— Об этом не стоит думать — ситуацию надо отпускать. Ошибся — играй дальше. Иначе действительно еще хуже будет. Получается у меня или нет следовать этому правилу — только игра показывает.

— В «Зените» вы пока сыграли лишь товарищеский матч с «Сочи», и пропустили. Что там случилось?

— Мяч вильнул. Я видел, как он летит, начал двигаться, опустился в одну сторону, а мяч нырнул в середину. Пытался выставить руку, но уже ничего не смог сделать.

— Такие сейчас мячи в РПЛ?

— Они странно летают. Меняют траекторию, причем непредсказуемо. Но нас, вратарей, это не оправдывает.

«Сначала норвежские предложения были для меня одним длинным словом»

— Мальчишкой в 2008-м вы работали болбоем на матче «Зенит» — «Бавария». Причем за воротами. Скажите честно, была установка не спешить возвращать мяч из-за поля Оливеру Кану?

— Специально никто такого не говорил. Но все ведь и так все прекрасно понимают.

Оливер Кан / Фото: © ФК «Зенит»

— Не страшно было, что Кан на вас наорет?

— Ну, мы не совсем рядом с ним находились. Поставил запасной мяч за рекламный щит, и все. Вратарь поворачивается, стоят три мальчика, все примерно на одинаковом расстоянии, ни у одного из них в руках мяча нет. На кого из нас орать? Кстати, в Норвегии одна команда специально ставила мяч за ворота ровно посередине рамки. Чтоб голкипер гостей не мог быстро взять его у штанги или тебе не могли его быстро подать. То есть, как ни крути, ты долго идешь, столько же возвращаешься обратно, а хозяева выигрывают время.

— А если команда-хозяйка проигрывает и ей нельзя терять секунды?

— Тогда, думаю, мальчишки будут суетиться (смеется).

— Раз мы заговорили о Норвегии, давайте о мифах и интересных фактах, связанных с этой страной. Говорят, что, даже если ты выучил норвежский, то можешь оказаться непонятым в той или иной части страны из-за местных диалектов.

— Сложно судить об этом до конца, потому что я норвежский не выучил. Но знаю, что диалектов в стране действительно много. И на юге людей с севера не всегда могут понять. Даже у нас в «Сарпсборге» это можно было наблюдать. Сидят перед тренировкой двое ребят из Бергена, общаются между собой и меня спрашивают: «По нашему разговору ты чувствуешь разницу в произношении по сравнению с остальными? А она есть!» Но присутствует и другой момент. Мне кажется, в Дании, Швеции, Норвегии любой скандинав, говоря на своем языке, плюс-минус всегда будет понят.

— Вам вполне хватало английского?

— Да. Но когда люди говорили по-норвежски, первые два месяца их речь даже на предложения делить не мог. Для меня они звучали одним длинным словом. Сплошным рассказом. Потом начал вылавливать какие-то знакомые вещи, что-то понимать. Но самому разговаривать все равно было очень сложно.

— Если партнеры изъяснялись исключительно на норвежском, чувствовали себя не в своей тарелке?

— Это всегда не очень комфортно. Особенно, если таких ребят большинство. Кто общался в интернациональных кругах, меня поймет. Ты вроде бы присутствуешь при разговоре, а вроде и нет.

«Закупаться продуктами ездили в Швецию. Причем тотально»

— Еще один стереотип гласит, что норвежцы замкнутые, необщительные, не слишком гостеприимные и часто предпочитают держать человека на расстоянии даже в буквальном смысле этих слов.

— Я тоже слышал об этом. Но на себе, если честно, не испытывал. Все-таки футбольная команда — другая история. Это коллектив, и вы все равно близко общаетесь. А часто сталкиваться с кем-то за пределами команды мне не доводилось.

— Читал, что, будучи игроком «Сарпсборга», вы из Норвегии ездили в соседнюю Швецию за продуктами, потому что там дешевле. Неужели так мало платили?

— Не я один — мы все ездили. Ребята из «Сарпсборга» об этом и рассказали: смотри, как надо делать. Зарплаты у нас были небольшие, но приемлемые. Однако там люди все равно считают деньги. В Норвегии высокие налоги, жизнь дорогая. Так что если есть возможность сэкономить — зачем платить больше?

— Каждый сам по себе в Швецию за продуктами ездил или все вместе на клубном автобусе?

— Сходили после тренировки в душ, поели, и кто-нибудь говорит: «Я в Швецию — кто хочет со мной?» Чтобы не получалось — четверо желающих, и каждый на своей машине. Но тут дело уже не в экономии — на бензин денег хватало (улыбается). Просто вместе веселее и интереснее.

Александр Васютин / Фото: © LUDVIG THUNMAN / Global Look Press

— Ездили за какими-то конкретными более дешевыми шведскими продуктами?

— Это были тотальные закупки (смеется). На недельку брали, а то и на две. Особенно это касалось мясных продуктов — в Швеции они минимум в два раза дешевле.

— В Норвегии, говорят, только селедка не дорогая.

— Не знаю, не ел (улыбается).

— Норвежцы не ходят в гости — приглашают в ресторан, где каждый платит сам за себя. Правда?

— Такое тоже слышал. Еще люди, которые живут в Норвегии, рассказывали другую историю. Условно у внука день рождения. Бабушка приходит с тортом. Посидели, попили чай, а то, что от торта осталось, уносит с собой домой.

«Три минуты на светофоре — это уже пробка»

— Правда, что при ДТП норвежцы не стоят, как у нас, на дороге на аварийках в ожидании полиции, а съезжают в безопасное место и обо всем сами договариваются полюбовно?

— Не сталкивался с этим, поэтому трудно судить. Но езда в Норвегии очень размеренная. Если мы говорим о моем городе с населением 50-70 тысяч, то когда в час пик ты стоишь на светофоре 2-3 минуты, это считается — трафик! Люди говорят: ой, сейчас надо будет в пробках постоять, вместо 15 минут буду ехать домой 22! И вождение — очень четкое. Есть разметка на круговом движении — ни один человек ее не нарушит. Если оказался не в том ряду и с него нельзя сворачивать — проедет еще круг, перестроится на нужную полосу и только тогда повернет. А распространенное лишение прав — за 50 км в час в той зоне, где можно ехать 30.

— Вы подстроились под эти правила и манеру вождения?

— Абсолютно. У меня дорога от дома до стадиона занимала 5 минут. И это с двумя светофорами (улыбается). Одна песня по радио, и ты приехал.

— Говорят, в Норвегии есть магазины без продавцов. Стоит на улице стол, на нем условная картошка, а рядом банка для денег — настолько люди доверяют друг другу.

— Есть такая история. Такие вещи подальше от центра города можно встретить. Те люди, у кого свое хозяйство, они действительно выставляют продукты — яйца, молоко, картошку. У кого что есть. Причем даже цены может не быть — оставляешь сумму на свое усмотрение.

Александр Васютин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— У вас в Сарпсборге местные друзья появились?

— Познакомился с замечательной семьей из Эстонии. Очень хорошо общались, подружились. Друг к другу в гости пообедать или поужинать ходили, они — на мои игры. До сих пор держим связь.

— По норвежским законам в декрет могут уходить не только женщины, но и мужчины. Но к футболистам это, видимо, не относится?

— Насчет спортсменов — затрудняюсь ответить. А вот для остальных декрет действительно делиться на маму и папу. Сначала она, потом он. Можно от этого отказаться, но тогда вы потеряете деньги. То есть муж не может передать свой отпуск жене.

— В магазинах можно расплачиваться пустыми пластиковыми бутылками?

— В Финляндии — да, и во многих странах сейчас такое практикуется! Приносишь бутылки, загружаешь их в специальный автомат, тебе выдают чек, который идет в счет оплаты покупок. Многие эти бутылки копят. Когда заезжал в квартиру, в которой передо мной тоже жил футболист, у него в кладовке пакет с пластиком по пояс, наверно, стоял. Тем более все скандинавы очень любят газировку, лимонады без сахара. А в Швеции это ко всему прочему тоже очень дешево (улыбается). У них в тележках этой воды по подбородок бывает. Но шведскую бутылку в автомат в норвежском магазине не запихаешь.

— Норвегия знаменита своей рыбалкой. Побывали?

— Не могу сказать, что я фанат этого дела, — папа с братом больше рыбалку любят. Но мне было интересно — как вам сейчас. Два раза приглашали. Один раз не смог — документы оформлял. Второй раз парень из команды собрал нас, легионеров, и говорит: завтра после тренировки едем. Но так почему-то и не поехали (улыбается).

«Говорил ребятам, что водку пью даже во время тренировок»

— О российских стереотипах вас расспрашивали?

— Тут все по классике — алкоголь, медведи на улицах. В этом смысле я знал, чего ждать. Был готов к шуткам, что мы пьем водку на завтрак, обед и ужин. Говорил — я так и делаю. И что на тренировке в бутылке у меня не вода, а мое «русское топливо». Когда сам начинаешь смеяться над такими вещами, им быстро становится скучно, и шутки на эту тему прекращаются (смеется).

— Как остальные легионеры себя в Норвегии чувствуют?

— У нас был парень из Нигерии — он сейчас в «Тамбове» (речь об Усмане Мухаммеде. — «Матч ТВ»). Двое из Коста-Рики. Все нормально. Хотя понятно, что какими-то впечатлениями мы обменивались. Главная забава — сравнение цен. «У нас в России за такие деньги такое купишь!» «А вы бы видели, что у нас в Коста-Рике за них возьмешь!» И так далее — про жилье, бензин и все остальное. Кстати, довольно интересный случай был, когда хотел купить местную сим-карту.

— Расскажите.

— Предоставьте, говорят, контракт с клубом в качестве подтверждения, что у вас есть чем платить за телефон. Причем речь идет о 25-30 евро. Переспрашиваю: вам действительно нужен мой трудовой договор с клубом? Вы же можете убедиться, что я за «Сарпсборг» играю. Говорят: сейчас наверх обратимся, можно ли запросить эту информацию по электронной почте в клубе. Но, скорее всего, договор все же придется принести.

— Чем дело закончилось?

— Утром мне прислали письмо — все согласовано. В Норвегии ведь каждый может узнать, сколько другой зарабатывает. Официально. Условно я посылаю запрос относительно вас. Правда, вам придет извещение о том, что я интересовался, какой у вас доход.

— Разве это не вторжение в личное пространство?

— Там же все открыто. И даже в местной газете периодически появляется список самых высокооплачиваемых горожан. «В этом месяце больше всех заработал банкир такой-то, на втором месте булочник такой-то», и так далее.

— Футболисты в этом списке бывают?

— Не помню такого (улыбается). Но вообще Норвегия — это было нужное и, главное, полезное для меня время. 

Читайте также:

      

Нет связи