live
Футбол

«Только я знаю, чего стоило пережить 1:8 от «Зенита». Но на один вопрос ответа по-прежнему нет». Интервью с Сергеем Гуренко

«Только я знаю, чего стоило пережить 1:8 от «Зенита». Но на один вопрос ответа по-прежнему нет». Интервью с Сергеем Гуренко
Сергей Гуренко / Фото: © Mike Kireev / Global Look Press
Он играл за «Локомотив», «Рому», «Сарагосу», «Парму», «Пьяченцу», снова «Локомотив». Сейчас 46-летний специалист тренирует «Динамо» из Минска — чистого, зеленого, немного сонного города, в центре которого мы и встретились.

За встречу Гуренко отдельное спасибо. «Динамо» в течение девяти июльских дней играло с главными конкурентами — БАТЭ и бресткими одноклубниками, а также прокатилось в еврокубковые гости к латвийской «Лиепае». Посреди этого цикла тренер, месяц назад сменивший в «Динамо» Романа Пилипчука, все же нашел время для интервью.

Обсудили:

  • грустноватый белорусский футбол;
  • возможность участия команды из Беларуси в чемпионате России;
  • Семина, Капелло, Муслина;
  • громкий прошлогодний динамовский проигрыш «Зениту» в еврокубках;
  • карасей и грибы.

— Следите за последними успехами «Локомотива»?

— Суперкубок не смотрел, но результат знаю, за Палыча рад. Возраст? А что — возраст? У него есть определенный набор требований, который со временем не меняется. И этот подход работает.

Суперкубок России. Локомотив — Зенит / Фото: Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Среди тренеров есть высокие теоретики и организаторы-объединители. Семин к которым относится?

— Тренерство — и есть организаторские способности. Палыч тонко чувствует футболистов и умеет извлечь из них максимум. Бывают теоретики, практики — главное, не терять связь с футболом. Встречал спецов, называю их методистами, которые видят только тактику, фишки на доске, и не замечают людей.

— У вашего предшественника Романа Пилипчука как раз репутация знатока тактики и схем.

— Не стану публично характеризовать тех, кто работал в команде до меня.

— Но мнение о них имеете.

— Конечно.

https://www.instagram.com/p/BtYK2vHBhiT/

— В минское «Динамо» вы пришли в третий раз, не считая игровых лет. Стечение обстоятельств?

— Вообще-то, в четвертый. После завершения игровой карьеры и работы в дубле стал главным тренером, но через год написал заявление. Сам. Вернулся спортивным директором, понял — не мое, не нравится, уехал помогать Славолюбу Муслину в «Краснодар». Третий приход — самый затяжной. Занимался молодежью — дублем, командой лицензирования и еще двумя возрастами, затем принял первую команду. В январе этого года истек контракт, а с начала июня я снова главный тренер.

— Лицензирование — это что?

— Помимо дублеров у каждого белорусского клуба есть команда определенного возраста, сейчас, допустим, это 2002 год, затем будет 2003-й и так далее. Среди них тоже проводится чемпионат страны, хотя ребята могут выступать и за дубль. Как раз представители той группы из 25 человек, с которой я работал два-три года назад, вливаются теперь в основу.

— Почему сами написали заявление в 2010-м?

— Не по футбольным причинам. Команда была очень неплохая, молодая, играющая. Мартынович, Кисляк, Драгун, Путило потом уехали выступать за рубеж. Но понимания с руководством не было.

— Имеете в виду бизнесмена Юрия Чижа, сменившего за 20 лет владения «Динамо» 33 тренеров и недавно по решению суда отдавшего клуб минскому горисполкому?

— Неважно. Чувствовал себя, как в анекдоте про шляпу. Понимал: ничего хорошего из этого не выйдет, потому и ушел.

— Про шляпу — это когда докапываются на ровном месте?

— Примерно. «Почему сделал так, а не этак?» Сделал бы этак, спросили бы то же самое. При любом раскладе ты виноват. Бывший владелец клуба максималист, хотел топ-результатов, но нужно идти к цели поступательно. Вряд ли залог успеха — частая смена тренеров.

— «Динамо» было частным клубом — стало государственным. Что поменялось для вас, как для тренера?

— Отчитывался перед Юрием Чижом — теперь перед городскими властями. Пока это.

— Красноярскому «Енисею» итоговую строчку в турнирной таблице законодательно устанавливает краевая дума. Сталкивались с таким?

— Работаю всего месяц, еще не сталкивался. Задачи, ясно, будут высокими. В этом году многое упущено, но мы обязаны вклиниться в борьбу за лидерство и быть в еврокубках. («Динамо» идет в чемпионате страны на шестом месте, отставая от лидера на 11 очков. — «Матч ТВ»). Как попадем в еврокубковую четверку — через чемпионат или кубок, — другой вопрос.

— У вас выгодное положение, ведь готовили команду к сезону другие люди.

— Никакой выгоды, спрос все равно будет с меня. В прошлом году «Динамо» по большинству показателей было лучшим в чемпионате: самым организованным, меньше всех пропускающим и так далее.

— В прошлом году — то есть при вас.

— Да. Когда вернулся в начале лета, возникли вопросы по функциональной подготовке. А как можно требовать, если люди не готовы выполнять эти требования? Ситуация немножко выправляется, хотя и через игры — на серьезные сборы времени не было.

— Юрий Дроздов, помогавший Роману Пилипчуку, остался в «Динамо»?

— Другие помощники остались, Юра нет. Связано с финансами: после смены собственника появились ограничения в этом вопросе. Звонил ему, говорил, что нужно подождать, но…

https://www.instagram.com/p/BiaBXrNDlY8/

— Спортивному директору белорусского клуба есть на что шикануть на трансферном рынке?

— Когда работал в этой должности, проблем с финансами не испытывал. Наоборот, был сторонником того, чтобы не сорить деньгами. Во-первых, прекрасно сознавал, что хороший футболист в Беларусь не приедет. Хороший в моем понимании, так-то у каждого свои критерии. Во-вторых, мне было интересно привезти неизвестного игрока и довести его до определенного уровня. Пример — нигериец Кайоде. Играл за «Аустрию», прошел с нами один сбор, очень мне нравился. Тренер Олег Протасов выступил против: «Слишком молодой, ничего с ним не выиграю». В дальнейшем Кайоде стал лучшим бомбардиром чемпионата Австрии, его купил «Манчестер Сити», сейчас играет за «Шахтер» и сборную Нигерии вместе с Мусой.

Еще один хороший парень приезжал, сейчас в венском «Рапиде». Мы его не подписали, потому что играл в глазных линзах. На мой взгляд, это ему не мешало, иначе не вышел бы теперь на ведущие роли в австрийском чемпионате. Вот таких ребят мне хотелось находить и приглашать.

Оларенважу Кайоде / Фото: © Uwe Anspach / Global Look Press

— Есть в Беларуси игроки стоимостью выше миллиона долларов?

— Сейчас таких денег нашем футболе нет, хотя раньше тот же Юрий Чиж мог себе позволить подобные покупки.

— А с личным контрактом выше полумиллиона долларов?

— Тот же ответ. Однозначно нет — но были.

— Беларусь, честно говоря, как-то выпала из российского футбольного фокуса. Знаем только, что звезд уровня Глеба не осталось.

— У российских клубов в свое время не было столько денег, сколько теперь. Приглашали недорогих белорусов, как Мартынович, за счет этого мы были на слуху. Сейчас финансы позволяют привезти в Россию исполнителей из дальнего зарубежья. С другой стороны, звезд у нас тоже стало поменьше. Есть группа неплохих футболистов.

— Недавно белорусам подарили право не считаться в российском первенстве легионерами, но бурного трансферного потока на восток что-то не видать. Неужели класс настолько отличается?

— Сами сказали — недавно. Думаю, наша молодежь должна заинтересовать российские клубы. Будут брать, обкатывать. Таланты есть.

— В чемпионате Беларуси прервана гегемония БАТЭ, до последнего тура лидировало брестское «Динамо». [В воскресенье Гуренко в гостях обыграл конкурента, и Брест стал вторым]. Что за команда? 

— Частный клуб, арабские деньги. Руководит бизнесмен Александр Зайцев, команда выиграла в прошлом году кубок, в этом суперкубок. Больше половины игроков раньше играли за минское «Динамо». Крепкий состав.

— Ну и Марадона, наверное, помог, возглавивший правление клуба в прошлом году и неизвестно потом куда девшийся?

— В этом больше шоу было. Не представляю, правда, во сколько оно обошлось.

https://www.instagram.com/dynamobrest/p/BpjL6p-FiSJ/

— Средняя посещаемость белорусского чемпионата — три тысячи зрителей. Маловато.

— В Бресте и Борисове больше, бывает и пять тысяч. Хромает аспект, что делать? Немножко недорабатывают клубы.

— Билеты дорогие?

— 3-4 рубля (100-120 российских. — «Матч ТВ»). Люди идут на звезд. Взять ту же сборную: комплектовалась не так давно игроками из Киева, России, Глеб приезжал. Теперь все дома играют в основном.

— Зачем вы спустя пять лет после завершения карьеры стали играть за минский «Партизан»?

— Для удовольствия. У меня и контракта-то не было, просто выходил на поле. Команду содержали болельщики, возглавлял Андрей Лаврик, решил ему помочь. Форму долго набирать не пришлось — вес всегда боевой. Почему нет?

— С Муслиным связь поддерживаете?

— Постоянно.

— Когда помогали ему в сборной Сербии и бельгийском «Стандарте», не ощущали ревности со стороны местных?

— Ни малейшей. Славо все так поставил, что ко мне обращались, как к нему, на равных. Чувствовал доверие.

— Поняли, за что его убрали из «Локомотива» за семь туров до финиша чемпионата?

— Команда была в шоке. Отставали, кажется, на очко от лидера, второе место давало Лигу чемпионов, но мы стали третьими в итоге. Уступили «Москве» — и на тебе. Хотя до этого 16 матчей не проигрывали.

https://www.instagram.com/p/BLuDX5xjgDh/

— Уйти из «Локомотива» было вашим решением. Потом не жалели?

— У каждого человека есть своя гора. Я взобрался и понял: больше, чем дал, «Локомотиву» дать уже не смогу, выше тоже не пойду. Сидеть на лавке или падать не хотелось, решил спуститься постепенно. Плюс Муслин принял минское «Динамо», а у меня тут дочка родилась. Тренеру Рахимову и президенту клуба Наумову благодарен, мы долго разговаривали, они пошли навстречу, хотя контракт еще действовал, мог оставаться.

— Долго привыкали к новым финансовым реалиям?

— Ничуть. Пережили голод, переживем и изобилие, деньги в той ситуации были не главными.

https://www.instagram.com/p/BaUKlOvlqMD/

— Минск лучше Москвы?

— Мне Беларусь подходит больше. Тише, компактнее, природа лучше. А я люблю карася потаскать, за грибами сходить. Ритм более комфортный.

— Вы один из немногих в Беларуси поддержали идею Евгения Гинера о допуске в чемпионат России клубов из стран СНГ. Странную, честно говоря.

— Для белорусского футбола вижу только плюсы. Где еще развиваться нашим футболистам?

— Футболисты могу развиваться в российских клубах и без команды-участницы.

— Но они не интересны в России.

— А как клубу-делегату пробиваться в еврокубки, например?

— Что такое еврокубки? Только если попадешь в групповой этап, тебе гарантированы шесть матчей, а так можно и после двух закончить. В России же игр хорошего уровня у команды будет более тридцати. К тому же отправлять БАТЭ или «Динамо» (Минск) — так для меня вопрос не стоит. Можно создать новую команду, назвав ее «Беларусь», например. Любому российскому клубу лететь к нам не дальше, чем во Владивосток, зато аура отличная. Когда еврокубковый «Зенит» приезжал, в Минске собрался полный стадион. И на «Спартак» соберется, и на «Локомотив» с ЦСКА. Каждый матч при аншлаге — разве плохо? Клубы из Уэльса участвуют в чемпионате Англии и довольны. Так что не вижу минусов. Особенно если собрать приличный состав из лучших белорусских игроков и усилиться качественными легионерами. Мы точно будем конкурентоспособны, вот увидите.

Евгений Гинер / Фото: © РИА Новости / Сергей Пятаков

— Есть силы, готовые возглавить этот проект?

— В стране всегда можно найти несколько светлых голов, было бы желание.

— Вы сами упомянули «Зенит». По прошествии времени можете сказать, что это было — 1:8 в Питере после 4:0 в Минске?

— Для меня самым странным было то, что до «Зенита» у нас очень долго не было матча, в котором ребята не выполнили бы установку. Мы за год проиграли всего три раза — дважды БАТЭ и сразу после «Зенита» — «Городее». Но даже в этих встречах выдерживали структуру игры. А в Питере развалились с первых минут. Меня зацепил только этот вопрос.

— Нашли на него ответ?

— Если бы начал в этом копаться, потерял бы команду. Нас не было бы ни в призерах, ни в еврокубках.

— Судя по вашим словам, покопаться было в чем.

— Есть соответствующие органы и структуры. Если им это надо — должны разобраться, я считаю. У меня нет такого ресурса.

— В вашей карьере — одно из самых запоминающихся событий?

— Хочется, чтобы более запоминающихся со знаком минус и не было. Только я знаю, чего стоило это пережить.

https://www.instagram.com/p/Bpg1v7kDUl2/

— Изменили бы что-то перед ответной игрой, представься такая возможность?

— Единственное — поменял бы местами Швецова и Галовича в центре защиты. Одного правее, другого левее. На тот момент играли лучшие, что еще менять? «Зенит» в Минске не нанес ни одного удара в створ — очень показательно. Знал, что моя команда готова хорошо. Но почему не была выполнена установка, по сей день остается загадкой.

— Дополнительные собрания перед матчем проводить, телефоны отнимать, тоже не стали бы?

— Зачем? Поверьте, это глупости. Все идет от головы, от сердца, от каждого человека в отдельности.

— Кому-то душу излили после ужасного поражения?

— Внутри себя переварил. И даже игру ни разу не пересматривал. Никого не хочу обвинять, я и про «Газпром»-то сказал после матча в том плане, что у «Зенита» возможности выше, а не в том, в котором многие подумали. Просто остался вопрос, на который у меня нет ответа.

— Вы ведь и сами, слышал, попали под подозрение у тогдашнего президента клуба Чижа?

— Сказал сразу: готов к любым проверкам и детекторам, мне нечего скрывать.

— Чижу сказали?

— После поражения от «Зенита» я с ним до сих пор ни разу не общался. В раздевалку президент тоже не заходил. Дошли слухи, что он меня подозревал, вот и все.

— Между вами образовалась дистанция?

— Сложно сказать. Говорили, что как раз после «Зенита» у него и начали отбирать клуб.

— Радимов, с которым играли в «Сарагосе», подкалывал?

— Перед матчем в Питере посидели, пообщались втроем — приехал еще Вася Уткин. Вспоминали, как в аварию попали. А после не виделись и не созванивались. С Ивановичем, кстати, тоже. В Минске я к нему не подошел, чтобы на больную мозоль не давить, в Питере по обратной причине.

Владислав Радимов / Фото: © ФК «Зенит»

— Что за авария?

— Поехали к Попову на день рождения в Сан-Себастьян. Три градуса тепла, мокрый снег, лысая резина. Машина была Радимова, «мерседес»-ML, но вел я. Ну и прилегли на крышу в туннеле. Хорошо, без последствий.

— Когда играли в «Локомотиве», удивились охлаждению между Семиным и Эштрековым на определенном этапе?

— Было неожиданно и не очень приятно. Эштреков всегда оставался в тени, хотя реально очень много сделал для успехов того «Локомотива». Думаю, их столкнули лбами. Противостоял Палычу точно не Хазраилыч.

— Недавно Семин сказал: «У тренера должны быть конфликты, это часть профессии». Согласны?

— Скорее да, чем нет. Конфликты бывают разные, на ровном месте создавать их не стоит, но у тренера должно быть мнение, которое он обязан отстаивать и подтверждать работой. Это ключевая фигура в клубе, нельзя просто привести человека и сказать ему: «Тренируй». Должны быть цель, стратегия, взаимопонимание, диалог при подборе футболистов.

— Когда-то давно вы сказали: «Загадка, для чего брали Гилерме; ни одного матча за «Локомотив» не сыграл и уже не сыграет». Теперь знаете, зачем?

— Меняются люди, меняется и мнение о них. Гилерме не сразу, но раскрылся, причем очень ярко. Много работал, стал одним из лучших вратарей страны.

— Могли предположить, играя со Спахичем, что человек дорастет до «Севильи» и «Байера»?

— Свой потенциал Спахич в значительной степени не раскрыл. Один из самых талантливых футболистов из всех, с кем я играл. Имел набор качеств, чтобы играть в топ-клубе, по многим параметрам превосходил даже Ивановича. Но добился меньшего. Основная причина — характер. Вздорный, неуживчивый.

— Кто самый темпераментный тренер в вашей игровой карьере?

— Палыч.

— Думал, назовете Эдуарда Малофеева.

— Что вы, конечно, Палыч. Малофеев только «Диагона-а-а-аль!» кричал, Семин гораздо изобретательнее в этом вопросе.

— Недавно беседовал с Эриком Корчагиным, который камерунца Бикея в «Шиннике» хвалил. А вы ругали, партнерствуя с ним в «Локомотиве». За что?

— Странная покупка. Мы шли на первом месте, пропустив за 21 тур пять мячей. Покупают защитника, выпускают на поле, и мы за три матча пропускаем девять. В чем логика? И команда Бикея не приняла. Много стычек было, ссор, ребята сказали руководству — не хотим его видеть в «Локомотиве».

— Провал в сборной России Фабио Капелло, у которого вы играли в «Роме», стал для вас неожиданностью?

— Не могу назвать это провалом. Он освежил состав, просмотрел массу игр, привел в сборную новых игроков. Не вышли из группы на чемпионате мира из-за ошибок отдельных исполнителей — это точно тренерский провал? Созванивался тогда с Глушаковым и знаю: Капелло учитывал стратегию турнира, готовил сборную на длинную дистанцию, ставил цель значительно выше, чем выйти из группы. Было видно, что команда хорошо подготовлена, бежит. Для этого ребят пришлось погонять.

— Не перегнул Капелло с дисциплиной?

— Россияне и белорусы примерно одинаковы. Строгость нам еще никогда не вредила, если есть стремление добиться чего-то важного. Именно дисциплина не позволяет нам добиваться максимума. Прыгаем выше головы, только когда к стенке припрут.

— Переняли у Капелло тренерскую строгость?

— Думаю, да.

— Вы рассказывали, как он орал на Кандела лишь потому, что тот кудахтал в ресторане, объясняя официанту заказ. Смогли бы так?

— Зависит от ситуации. Капелло мог посмеяться, пошутить. Но когда начиналась работа, включал максимальную концентрацию. Очень нравилось с ним работать.

Фабио Капелло / Фото: © x99 / Global Look Press

— У вас в командном автобусе запрещены мобильные телефоны?

— Нет, спокойно к этому отношусь. И строем на обед ходить не заставляю. Главное — разборы, установки, тренировки, там необходимо полное внимание. Футболист должен сознавать, что это в первую очередь в его интересах. Его контракт, его будущее. Без такого понимания не поможет и палочная дисциплина.

— Прочитал историю, как во время поездки с «Ромой» в США вас чуть не ограбила белорусская диаспора. Как вы пересеклись?

— Одноклассник, который и свидетелем у меня на свадьбе был, и сына старшего крестил, пригласил в гости. А там нашлись недобрые люди — диаспора большая. Вернулся в гостиницу, претерпев небольшой урон. Ничего страшного.