live
Футбол

«Тебя я люблю, а Славу — нет», — сказал Платини. 15 июня родились Вячеслав Колосков и УЕФА

«Тебя я люблю, а Славу — нет», — сказал Платини. 15 июня родились Вячеслав Колосков и УЕФА
Вячеслав Колосков / Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович
Колосков — в 1941 году, УЕФА — в 1954-м.

Вячеслав Колосков:

  • родился 15 июня 1941 года
  • начальник управления футбола Спорткомитета СССР (1979-1991)
  • председатель Федерации футбола СССР (1990-1991)
  • президент РФС (1992-2005)
  • вице-президент ФИФА (1980-1996)
  • член исполкома ФИФА (1996-1998, 2000-2009)
  • член исполкома УЕФА (1994-2009)
Вячеслав Колосков и Йозеф Блаттер / Фото: © РИА Новости/Владимир Федоренко

— По знаковому, с моей точки зрения, стечению обстоятельств у вас и УЕФА совпадают дни рождения…

— Это замечательно.

— Только вы старше на 13 лет.

— Ну что поделать? Надо же было кому-то организовывать УЕФА, поэтому пришлось родиться чуть раньше. Видимо, судьба такая.

— Я тоже об этом подумал. Придаете мистическому совпадению какое-то значение? Может, оно как-то помогало вам в жизни?

— Дело в том, что я впервые об этом слышу. Я знаю, конечно, год образования УЕФА, но не знал числа. Так что для меня это новость, как ни удивительно.

— Надеюсь, приятная?

— Конечно. Никакого символа я здесь не наблюдаю, честно говоря, зато будет хороший повод поднять тост не только за мое рождение, но и за рождение УЕФА. Мы это дело обязательно отметим.

УЕФА (Союз европейских футбольных ассоциаций)

  • основан 15 июня 1954 года в Базеле (Швейцария) в результате консультаций, начатых федерациями футбола Франции, Италии и Бельгии
  • изначально членами УЕФА была 31 национальная федерация, сегодня их 55
  • штаб-квартира УЕФА в 1959 году переехала из Парижа в Берн, в 1995-м — в Ньон
  • в УЕФА работают 622 человека (данные на декабрь 2018 года)
  • под эгидой УЕФА проводится 18 официальных турниров различного ранга — от чемпионата Европы и Лиги чемпионов до соревнований по пляжному футболу

— Вы возглавили советский футбол в 1979-м. Тогда же и получили «пропуск» в УЕФА?

— В 1980 году я стал вице-президентом ФИФА — именно этим годом и датируется мое знакомство с УЕФА. Но членом исполкома стал значительно позже. Это был период разгара конфронтации между ФИФА и УЕФА. Довольно серьезная тогда пылала битва, Юханссон с Блаттером постоянно пикировались.

На Юханссона в этом плане серьезно влиял генеральный секретарь УЕФА Герхард Айгнер. Он выступал против многих инициатив «сверху»: программы «Гол», расширения состава участников чемпионата мира, новаций по клубному чемпионату мира и так далее. Айгнер зачастую нагнетал страсти абсолютно на ровном месте, но цели при этом зачастую добивался.

Герхард Айгнер / Фото: © Adam Davy - EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

В УЕФА меня знали как личного друга Жоао Авеланжа и в большей степени Йозефа Блаттера (7-й и 8-й президенты ФИФА. — «Матч ТВ»), поэтому окружение Юханссона встретило нового члена исполкома, скажем так, прохладно. Делали, помню, смешные замечания: не так выступаю, не пришел на аперитив, раньше времени покинул ужин. Но я-то уже поднаторевший был в делах, относился к таким нападкам снисходительно и легко давал жесткий отпор.

Мы с Юханссоном достаточно быстро друг друга поняли. В том числе и потому, что он в некотором смысле русский. Крепкий мужик был, здоровый такой. Открытый, добродушный, откровенный, прямой. Никаких камней за пазухой. Когда Айгнера убрали и на позицию генсека пришел Ларс-Кристер Ульссон, стало как-то попроще. Отношения с ФИФА довольно быстро наладились.

***

— Насколько известно, Айгнер выступал против того, чтобы правопреемником футбольного СССР стала Россия.

— Да, категорически против. Считал, в частности, что сборная России не должна играть на чемпионате Европы 1992 года: раз СССР больше нет, в Швецию должна ехать другая команда. Но к тому времени я уже входил в ближайшее окружение президента ФИФА и был в серьезном авторитете. Юханссона удалось тогда убедить, чтобы он купировал активность Айгнера.

Но главную роль в той истории сыграл все-таки Блаттер. Я предложил ему такую схему: мы создаем переходную структуру, Федерацию футбола СНГ, которая становится членом ФИФА. А раз она член ФИФА, то УЕФА ничего не остается, кроме как взять под козырек.

Йозеф Блаттер / Фото: © globallookpress.com

Единственное, чего добился Айгнер, — чтобы деньги, полученные за участие в чемпионате Европы, около 2 миллионов швейцарских франков, были поделены пропорционально между всеми федерациями, представители которых играли за сборную СНГ. Справедливое требование. Так мы и сделали, естественно.

***

— В истории УЕФА — семь президентов. Вы сотрудничали с четырьмя из них: Франки, Жоржем, Юханссоном и Платини. Кто из них самый сильный в исторической ретроспективе?

Все президенты УЕФА

  • 1. Эббе Шварц (Дания, 1954-1962)
  • 2. Густав Видеркер (Швейцария, 1962-1972)
  • 3. Артемио Франки (Италия, 1972-1983)
  • 4. Жак Жорж (Франция, 1983-1990)
  • 5. Леннарт Юханссон (Швеция, 1990-2007)
  • 6. Мишель Платини (Франция, 2007-2015)
  • 7. Александер Чеферин (Словения, с 2016-го)

— С Франки мне поработать, в сущности, не довелось: он погиб в 1983 году. Нелепейшая случайность! На сельской дороге его автомобиль столкнулся с трактором. Как это могло случиться — уму непостижимо.

Интеллигентный, очень обходительный в общении человек. Когда я пришел в ФИФА, Франки сразу взял меня, молодого, под крыло. Сам предложил: не тушуйся, а будут проблемы — обращайся, все решим. Но о его деловых качествах судить не берусь: членом исполкома УЕФА я тогда еще не был, насколько он владел ситуацией, как вел заседания — просто не знаю.

Жоао Авеланж и Артемио Франки / Фото: © globallookpress.com

— На смену Франки пришел Жорж, который, думаю, и сам понимал, что в этой должности он человек временный, если вообще не случайный. Жорж был лишен всяких амбиций и просто дослуживал срок Франки. Добродушный такой старичок. Он по-английски чуть-чуть, я немного получше — всегда находили общий язык за бутылочкой красного вина.

— После Жоржа наступила эпоха Юханссона, с которой связано очень много серьезных начинаний. Поворот УЕФА в сторону Восточной Европы, опора на национальные ассоциации в большей степени, чем на клубы и лиги, финалы Кубка УЕФА и Кубка чемпионов в Москве — все это Юханссон.

Он активно помогал РФС в строительстве нового офиса на Таганке по линии программы «Хет-трик», несколько раз был в России в неофициальном порядке со своей замечательной супругой Лолой. И совсем, полагаю, не случайно стал кавалером Ордена Дружбы. Мы с Сергеем Степашиным летали вручать ему награду. Юханссон был очень этим горд и даже счастлив.

Леннарт Юханссон / Фото: © globallookpress.com

— И уникально дружный был состав исполкома УЕФА. Толковый, инициативный, работоспособный. Юханссон тонко чувствовал эту грань: где пришпорить, а где отпустить. Постоянно затевал вечеринки какие-то, концерты, конкурсы, вы не поверите, самодеятельности — все то, что называется сейчас тимбилдингом.

Помню, на каком-то из мероприятий каждый член исполкома должен был выступить с номером. Ну что, мы с Николаем Николаевичем Ряшенцевым (вице-президент УЕФА в 1983–1994 годах. — «Матч ТВ») в грязь лицом не ударили, ответили за Россию. То ли «Катюшу» тогда сбацали, то ли «Подмосковные вечера»…

Прекрасное было время. Для меня — самое, пожалуй, счастливое и плодотворное.

— Юханссона недавно не стало. Какие почести вы отдали коллеге?

— Естественно, выразил соболезнования семье господина президента, Шведскому футбольному союзу, УЕФА. Меня некоторое время не было в России, а как только вернулся — помощницы, которые занимаются моими международными делами, сообщают: якобы 26 июня состоится официальная церемония прощания. В понедельник буду разбираться. Если информация подтвердится — скорее всего, полечу.

***

— Юханссона на посту президента сменил Платини. Сопоставимые по масштабам личности?

— Платини — это совершенно новый стиль работы. Больше прагматики, меньше души и эмоций. Немногочисленные друзья Мишеля, на которых он опирался в работе, — из числа бывших футболистов. Например, Збигнев Бонек, которого он со второй-третьей попытки сделал президентом Федерации футбола Польши. То есть любимчиков он привечал, чего точно не было у Юханссона.

Ну и, конечно, Платини был менее доступен: статус выдающегося в прошлом футболиста, видимо, диктовал особую модель поведения.

Мишель Платини / Фото: © globallookpress.com

Отношения с Мишелем у нас не сложились. Я, Григорий Суркис от Украины и Гунтис Индриксонс от Латвии активно поддерживали на выборах 2007 года Юханссона — прямо, активно, без особой дипломатии. Мишель как-то сказал Татьяне, моей супруге, которая прекрасно говорит по-английски: «Тебя я люблю, а Славу — нет». И не уверен, что это была шутка.

***

— Сегодняшние отношения между УЕФА и ФИФА — калька с времен Юханссона и Блаттера. Может, не война, но точно не дружба.

— Не возьмусь ни подтвердить версию, ни опровергнуть ее. Я давно вышел из игры. Но, присутствуя в качестве почетного гостя на конгрессах — в частности, на последнем конгрессе УЕФА в Риме, — отмечаю, что Чеферин очень жестко высказывается в адрес ФИФА и лично Инфантино (действующий президент ФИФА. — «Матч ТВ»).

Да и вообще — я же не в безвоздушном пространстве живу, общаюсь со многими людьми и вижу, что есть взаимное недовольство…

Александер Чеферин / Фото: © Niall Carson - PA Images / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

Читайте также: