Чемпионат Европы

«Слуцкий мог бы работать в «Ман Сити» не хуже Гвардиолы». Большое интервью с топовым агентом

«Слуцкий мог бы работать в «Ман Сити» не хуже Гвардиолы». Большое интервью с топовым агентом
Фото: © dynamo.kiev.ua
Артем Терентьев встретился в Будапеште с Шандором Варгой.

Шандор Варга — один из самых известных агентов мира. В разное время его клиенты играли в «Арсенале», «МЮ», «Тоттенхэме» и в других топовых клубах. Сейчас у него свое агентство, клиентами которого являются в том числе и российские тренеры — Черчесов, Слуцкий, Хохлов.

А событий из жизни Шандора хватит на целую книгу: встреча с бен Ладеном, дружба с Венгером, совместный ужин с Фергюсоном, работа в УЕФА, СССР, сборной Венгрии и много чего еще.

Фото: © Личный архив Шандора Варга

Мы поговорили с Варгой в Будапеште. Из интервью вы узнаете:

Как Венгрия победила ковид («Спутник» показал себя лучше всех), премьер-министр стал главным человеком в стране, будучи игроком третьего дивизиона. Плюс необычная история про бен Ладена

— Весной в Венгрии было 10-11 тысяч новых случаев коронавируса в день, сейчас — 100-150. Будапешт — единственный город Евро, где разрешили заполнять стадион на 100 процентов. Как удалось победить ковид?

— У нас очень прагматичный премьер-министр [Виктор Орбан], он сказал, что его не волнует, какую вакцину закупать — американскую, китайскую или русскую, для него главное было — хорошая она или плохая. Его за это ругали в Европе и сейчас ругают. Но Орбан сказал: «Я не делаю из этого политику и бизнес, а спасаю свое население».

Вакцинация не была обязательной, никаких принуждений. Потому что даже специалисты говорят, что обычно вакцина годами проходит проверку, а потом уже применяется, но сейчас ситуация другая. Даже видел такой анекдот. Разговаривают крысы, одна спрашивает другую: «Ты уже вакцинировалась?» — «Нет, пока на людях опыты проводят». Так что, конечно, определенная неизвестность есть, но повторюсь — каждый сам решает, как ему поступать. Все доступно и легко. Поэтому мы на первом месте в Европе по вакцинации, и поэтому у нас полный стадион.

Кстати, «Спутник» в Венгрии на первом месте по этой крысиной логике. У нас есть статистика, как люди реагировали на определенные вакцины. То есть это не просто теория, а уже цифры и факты. «Спутник» в плане безопасности и эффективности показал себя лучше всех.

Фото: © Личный архив Шандора Варга

— Вы вакцинировались?

— Нет. Так получилось, что я очень много ездил, летал, контактировал с переболевшими. Например, часто виделся с моим клиентом Сергеем Ребровым, у него вся семья перенесла ковид, а мы часто вместе обедаем, играем в футбол. Но я сдаю тесты — и они все время отрицательные. Спрашивал у врачей, говорят: «Если твоя иммунная система этому сама противостоит, может, и не стоит мешать ей работать».

— Премьер Венгрии Орбан, оказывается, стал главным человеком в стране, когда еще играл в футбол — в третьем дивизионе. Как так получилось?

— Он с юношеских лет участвовал в политических движениях, учился на юриста, проходил курсы в Оксфорде и параллельно играл в футбол, да. У него была маленькая партия, после одного публичного выступления на него обратили внимание (в 1989 году на церемонии перезахоронения казненного премьера Венгрии. На момент выступления Орбану было 26 лет. — «Матч ТВ»). Тогда он высказался за вывод советских войск из Венгрии. Так начался его путь наверх — и в итоге [в 35 лет] он стал самым молодым премьером в Европе.

Какое-то время он даже совмещал политику и футбол. Бывало, что даже переносили заседания правительства на другой день из-за тренировки. Его за это тоже критиковали, мол, слишком много внимания уделяет футболу. Но я рад, что у нас такой премьер. Вообще, давно известно, что когда кто-то делает что-то хорошее, на него начинают нападать. Многим не нравится успех Венгрии, а у нас тут действительно успех.

— В чем это еще проявляется?

— Например, на днях видел Лотара Маттеуса (чемпион мира-1990, легенда немецкого футбола. — «Матч ТВ»), который был главным тренером сборной Венгрии и с тех пор никуда не хочет уезжать, 17 лет уже живет здесь. Говорит, прекрасная страна, люди, хорошее питание, безопасность выше, чем в Германии.

Также Томас Долль, которого признавали лучшим тренером Бундеслиги, потом он 5 лет работал в «Ференцвароше», сейчас тоже живет в Будапеште. И много таких примеров. В том же «Ференцвароше» есть врач из АПЛ, говорит, тут легче жить. В плане социальных условий, безопасности, порядка. Наше правительство действительно работает для народа. И это во многом заслуга Орбана.

— Он так с 1998-го и руководит страной?

— Нет, он как-то проигрывал выборы (с 2002-го по 2010-й был другой премьер. — «Матч ТВ»).

— Об Орбане еще много говорили, когда он вступился за венгерских фанатов, освиставших ирландских футболистов за акцию BLM в товарищеском матче. Премьер сказал, что венгры преклоняют колено только в трех случаях: перед Богом, страной и женой.

— Говорят, что мы таким образом проявили неуважение, но это не так, мы всех уважаем. Просто у всех свои порядки. Думаю, кому-то просто нужен конфликт в мире, вот и все.

Я близко знаю Орбана. Он один из основателей фонда Ференца Пушкаша (легендарный игрок из 50-х, один из лучших в истории футбола. — «Матч ТВ»). И мы были очень счастливы, когда арену имени Пушкаша после реконструкции приехал открывать Никита Палыч Симонян. Потому что именно он 66 лет назад открывал наш старый «Непштадион»: Никита был капитаном «Спартака», а Пушкаш — капитаном «Гонведа». Архитектор даже центр поля сохранил на прежнем месте.

Фото: © Личный архив Шандора Варга

— Так вот Орбан — семьянин, человек, который чтит порядки страны. Когда он вписал в венгерскую конституцию, что семья — это мужчина и женщина, что Венгрия должна строится на христианских ценностях, тогда его страшно критиковали в Евросоюзе. Мол, что вы о себе думаете? Он отвечал: «Я ничего о себе не думаю, Венгрия еще тысячу сто лет назад приняла христианство, я просто это зафиксировал». За эти шаги либеральный мир его, конечно, не любит.

Когда он построил границу и остановил приход беженцев, его тоже сильно ругали. Но он говорил: «Если я кому-то иду в гости, я постучусь в дверь. Мы принимаем мигрантов, но легальных. И вообще, если нужно помочь едой, то надо принести ее им, помогать на местах. А если кто-то хочет к нам в гости, то надо все сделать по правилам». Сейчас многие в Европе признают его правоту.

Могу личный пример привести: в 1991 году я поехал помощником главного тренера (Месея Кальмана, мы вместе еще работали в сборной) в самый крутой клуб Саудовской Аравии — «Аль-Иттихад». Спонсором команды, кстати, была семья бен Ладена.

Тогда в стране даже не было посольства Венгрии, потому что Саудовская Аравия не поддерживали отношения с соцстранам — из-за притеснения религии. Но мне лично объяснили, какие традиции, что можно, что нельзя. Жене, например, запрещалось ходить на матчи, голова должна была быть покрыта, за рулем женщина тоже не могла находиться. Я все это изучил, и мы соблюдали законы страны, в которую приехали, потому что хотели работать там. Так и в случае с мигрантами — хотят тут жить, нужно соблюдать европейские законы.

Фото: © Личный архив Шандора Варга

— Вы часто пересекались с бен Ладеном?

— После игры он приглашал иногда на семейный ужин. Помню, как его племянник и младшие братья рассказали, что в Париже в ночном клубе чуть-чуть попробовали шампанского, а он сказал: «Ребята, законы ислама в Париже такие же, как и здесь». Запомнилось еще, что бен Ладен не просто давал деньги на борьбу с советскими войсками, а сам поехал в Афганистан, жил в окопах. Его тогда по американскому ТВ представляли героем. А когда стал то же самое делать и против американской армии, то вдруг из героя сделался террористом.

Любопытная история в тему: у меня младшая дочь училась в Англии на юриста, и ее курсовая работа была посвящена Первой мировой войне. Но часть документов засекретили на 100 лет, поэтому в библиотеке ей отказали. В 2014-м, когда эти 100 лет прошли, она снова пошла за этими документами — курсовую уже давно защитила, но прониклась и заинтересовалась темой. Оказалось, что засекреченность документов продлили еще на 50 лет. То есть цивилизованный Запад не хочет, чтобы люди всё знали.

Если хотите копнуть глубже, посмотрите документальный фильм американского режиссера «Фаренгейт 9/11», он получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах. Там очень интересные вещи показаны. Рассказывается с другой стороны о том, во что поверил почти весь мир.

Сборной России не хватило поддержки болельщиков, Дзюба при тактике с длинными пасами — один из лучших в мире, интереса из Европы к россиянам все меньше

 — Венгры очень достойно выступили на Евро, но в команде совсем нет таких талантов, как в 50-е. Почему?

— Даже таких, как 20 лет назад, нет. Знаете, когда мы создавали фонд имени Пушкаша, смотрели старые фотографии. И все лица светлые, добрые, хотя была страшная оккупация. Сейчас наблюдаю за футболистами — побритые головы, татуировки везде, меня это почему-то пугает. Да и взгляд не тот, понимаешь? Хотя тогда условия были ужасные. Шутил как-то, что, может, нам надо вернуть абсолютную диктатору, чтобы снова в футболе был порядок.

Странно, наверное, такое слышать от агента, но футболисты слишком много получают. Даже в Венгрии — если сравнивать со средними зарплатами по стране. Они теперь в очень комфортных условиях, но этот комфорт им не помогает, не развивает. А иногда и мешает.

Недавно, кстати, смотрел архивный матч «Спартак» — «Наполи» на «Матч ТВ». Против вас играл Марадона, чемпионы Италии, одна из лучших команд Европы. Но кто победил? Да, «Спартак», в котором не было ни одного иностранца. В «Ференцвароше» сейчас тоже было 2-3 венгра, а остальные иностранцы, хотя академии работают. Но, видимо, слишком много комфорта.

Фото: © РФС

— Как вам игра России на Евро?

— Очень грустно, ожидания были выше. Понимаю, что у вас, как и у Венгрии, нет крутых звезд в составе, но на ЧМ выступили хорошо. Тогда после Испании говорил Черчесову: «Вы будете в финале». Чуть не повезло с хорватами, а англичан, думаю, можно был обыгрывать. Но на ЧМ у России был 12-й игрок — трибуны. С той атмосфера, которая была в матче с Испанией в «Лужниках», ну там просто нельзя было не победить.

Жаль, что в Данию не пустили российских болельщиков, это очень несправедливо. Кстати, Венгер часто говорит, что есть несправедливое отношение к Восточной Европе, причем говорит это даже на публичных мероприятиях. Он хоть и западный человек, но привык высказывать, что думает.

— Если бы к вам обратились из клуба топ-лиги и попросили порекомендовать игрока из этой сборной России, нашли бы кого посоветовать? Кроме Миранчука и Головина.

— Тот же Дзюба по своим функциями в «Зените» и сборной очень полезен. Если у тренера есть такая тактика [с длинными забросами на форварда], то Артем в этой схеме один из лучших игроков мира. Шунин мне симпатичен, несмотря на ошибку. Ошибки всегда есть, и Черчесов это хорошо понимает. Да, он принял решение поменять вратаря, но мы не знаем, то было внутри команды, какой разговор. Джикия еще очень хороший футболист. Но, в целом, не сказал бы, что кто-то особенно выделялся.

— За последнее время к вам обращались из Европы по поводу российских игроков?

— К сожалению, раньше чаще обращались. Теперь звонков все меньше и меньше. Последняя конкретная история — «Кристал Пэлас» хотел взять Соболева, но до переговоров все же не дошло.

Если Черчесов почувствует, что не может помочь сборной, уйдет сам. Слуцкий по потенциалу может работать в «Сити» не хуже Гвардиолы

Фото: © Личный архив Шандора Варга

— Черчесов — ваш клиент. Нужно ли ему уходить из сборной?

— Я его давно знаю, он очень принципиальный. Если почувствует, что не сможет помочь сборной, то его не надо будет увольнять, уйдет сам.

— В России говорят, что у сборной слишком простая игра и нет плана Б.

— Так ругали и Реброва в Венгрии. Но когда у тебя такой материал, а ты хочешь обыгрывать «Селтик», «Динамо» Загреб, ЦСКА (что «Ференцварош» и сделал), то надо строить ту тактику, которая, может, не очень зрелищная, но приносит результат. Или ты можешь сыграть в зрелищный футбол и проиграть 0:6. Во втором тайме Россия попробовала сыграть смелее, и это принесло вот такое поражение.

Знаете, когда приезжаю в России и РФС, поднимаюсь на 6-й этаж, вижу, какая там работа кипит, постоянно идет анализ. Даже когда Черчесов приглашает меня на осетинские пироги, через пару минут опять начинается обсуждение сборной и тактики. Думаю, из того материала, что есть сейчас [у России], он выжал максимум. Да, результат все видят, но в плане профессионального отношения никаких вопросов быть не может.

Я, кстати, поддерживал идею, чтобы Черчесов был тренером и сборной, и «Спартака». Один раз возник [такой] вариант. Дело в том, что тренер сборной немного изолирован от творческой работы, он получает игроков на несколько дней. Что за это время можно сделать? Какую тактику наиграть?

Пошел бы на совмещение «Спартак»? Не знаю, переговоры были предварительными, но я в них не участвовал, просто поддержал идею. Кстати, у сборной Венгрии в 2016-м, когда она вышла из группы с первого места, а Португалия — со второго, тренер работал вообще в другой лиге — в берлинской «Герте». Но это не помешало достойно выступить.

— Черчесов довольно строго общается со СМИ и с журналистами. Он действительно такой жесткий или это образ, чтобы выдерживать критику?

— Вижу его очень веселым, добрым и принципиальным человеком. Понятно, что ваша [журналистская] работа очень важна, люди заслуживают получать правильную информацию из первых рук. Но, к сожалению, есть такие журналисты, которые любят скандалы и провоцирующие новости, потому что продать «все хорошо» — тяжело и скучно.

Черчесов хорошо выдерживает такие ситуации. Мне понравилось, что в момент, когда на него очень сильно наезжали, в том числе в программе «Матч ТВ», он все равно пришел в эфир. Потому что он действительно отвечает за свои слова. Да, его шутки и стиль могут кому-то не нравится, но то, что у него чистая душа, я в этом уверен.

Кстати, знаете, что он мне отвечает, когда я поздравляю его с победами? «Служу России». Серьезно, могу показать переписку. Сейчас вот обсуждают его зарплату, но если бы он получал в 10 раз меньше, то отвечал бы точно так же и работал бы так же.

Фото: © Личный архив Шандора Варга

— Слуцкий тоже клиент вашего агентства. Как так получилось?

— Он попросил помочь в трудоустройстве, я познакомил его с нашей компанией, ему понравилось. И вот с Кристианом Эмиле у них случилась такая дружба. Но я тоже держу контакт.

Слуцкий — очень эмоциональный и симпатичный мне человек. Никогда не забуду, как он выступал на свадьбе Пети Быстрова, заказанные артисты сказали: «Все, мы замолкаем. Пусть выступает тренер».

И видно, что Слуцкий любит свою профессию. Это очень важно. Вообще, у вас достаточно хороших тренеров: Семак, Карпин, Талалаев, Хохлов, который является моим клиентом, давно наблюдал за его работой в «Динамо», очень хорошее впечатление произвел. Удачи ему в «Роторе». Думаю, не надо вам иностранцев привозить, надо доверять своим.

— Почему Слуцкий не остался в Европе после Голландии? Были предложения?

— Конкретных и хороших — нет. Плюс ему понравился проект «Рубина». В Европе выше конкуренция? Я считаю чемпионат России улучшается, однозначно. Да, «Зенит» три раза подряд взял золото, но за второе место борются уже 4-5 команд. Это серьезно.

Думаю, Слуцкий правильно сделал, что не пошел в команду, которая стоит на вылет в АПЛ или вряд ли попадет в АПЛ. Когда будут достойные предложения, тогда он вернется и легко адаптируется — он прекрасно знает английский, в плане отношений с людьми и коммуникации у него все отлично. Могу представить его тренером любой команды мира. Уверен, что он бы работал в «Ман Сити» не хуже Гвардиолы или любого другого тренера.

— Даже не хуже Гвардиолы?

— Да, я, например, никогда не забуду, как Гвардиола без всякого опыта взял чемпионство, Кубок и ЛЧ в первый сезон с «Барсой». Я тогда работал в тренерском комитете УЕФА, и все топ-специалисты очень его хвалили на различных встречах. А он не знал, куда прятаться, смотрел на всех великих и говорил: «Не хвалите, я иногда и слова не произносил, сидел на скамейке, наслаждался футболом, вообще не работал, а кайфовал».

Так что важно, какой тебе материал дадут, игроков какого уровня. Иногда можно чего-то добиться, если просто не мешать.

Почему не возвращается Венгер — его несколько раз звал «Реал» (и было три варианта в России), Фергюсон не считал Бэкхема большим талантом, но уважал за труд. Самый обидно сорвавшийся трансфер — 17-летнего Зинченко в «Арсенал»

Фото: © Личный архив Шандора Варга

 — Почему не возвращается Венгер? Культовый ведь тренер.

— Его несколько раз звали в «Реал» — и после ухода из «Арсенала», и в тяжелые сезоны в конце того периода. Но почему-то ему этот проект несимпатичен. «ПСЖ» тоже отказывал.

Венгер очень эмоциональный и душевный человек, ему важно, чтобы проект его вдохновлял. В Японии, например, тоже был счастлив.

В Англии он, как мне сказал, не собирается идти в другую команду, кроме «Арсенала». Не хочет готовиться к матчам против клуба, где провел 21 год. Я не очень рад, что он не работает. Он мог бы намного больше приносит пользы, чем сейчас, когда сидит в ФИФА. Недавно виделся с ним, он очень скучает по ежедневной тренерской работе.

Арсен, кстати, всегда с симпатией относился к России. Несколько раз мог оказаться в РПЛ. В «Зените», например, но тогда в последний момент Фурсенко сказал, что они решили выбрать Семака. И, слава богу, считаю, это очень правильное назначение.

Также Венгер встречался с Кикнадзе по поводу «Локомотива», но что-то его не устроило в итоге. Со «Спартаком» были контакты, правда Томас Цорн отменил встречу.

— Может, запросы по зарплате отпугнули?

— Да ты что? Венгер не такой человек. Я ему какое-то время назад принес контракт в Саудовской Аравии на 18 млн фунтов. А он мне: «Шандор, мне это неинтересно, ради денег я никуда не пойду». Более того, Арсен рассматривал очень скромную команду (даже не из топ-лиги), можно сказать, без зарплаты, просто потому, что ему был очень симпатичен проект. Но тогда не срослось.

— Самая памятная история, связанная с Венгером?

— Много чего было за время, что мы друг друга знаем. Назову ужин у Арсена дома с Олегом Лужным. Он тогда в составе киевского «Динамо» выбил «Арсенал» из ЛЧ.

Венгеру важно личное общение, поэтому перед трансферами он старался пообщаться с игроком, а потом решал уже — нужен человек клубу или нет. Тот вечер был очень душевным: семейная обстановка, помню, я вставал на руки и ходил по квартире. В юности серьезно занимался гимнастикой, поэтому действительно так мог. Арсен мне потом звонил: «Шандор, что ты натворил? У меня все болит — голова, руки. Моя дочь теперь заставляет меня ходить на руках, говорит: «Ну, папа, дядя Шандор ведь умеет, что ты такой неумеха».

В итоге Лужный стал одним из важных игроков той команды, где играли Симон и защитники из сборной Англии. Хотя на момент перехода ему был 31 год, считалось, что он уже старый, но он 5 лет успешно играл в АПЛ. А все решилось на том вечере, где я ходил на руках.

Арсен Венгер / Фото: © Thomas Gadd / Global Look Press

— Вы еще могли привезти в «Арсенал» 17-летнего Зинченко.

— Да, как-то позвонил Венгер и спросил: «Шандор, что ты знаешь про футболиста Зинченко?» Я: «Ничего. Извини, про кого ты говоришь?» — «Шандор, ну какой ты агент, ты в футболе работаешь или где? Я тут стою на базе и вижу, как в матче ЛЧ U-19 нас возит «Шахтер», а за них бегает 17-летний паренек. Скажи, что через две недели он будет у меня играть в первой команде».

У меня даже письмо сохранилось от Венгера по Зинченко. К сожалению, тогда его окружение почему-то повезло его в Россию — в «Спартак», ЦСКА, еще куда-то, а закончилось все «Уфой».

— Что было не так в последние сезоны Венгера в «Арсенале»?

— В какой-то момент клуб пошел в сторону бизнеса. Особенно это усилилось, когда ушел Дэвид Дин, который был вице-президентом «Арсенала». Они с Венгером дружили, понимали друг друга. Дин — мощный профессионал, был одним из тех, кто создал АПЛ в тот момент, хотя английский футбол тогда был в жутком кризисе. Также он участвовал в основании G-14 — турнира, который должен был стать Суперлигой для клубов. Было очень близко, но тогда как раз УЕФА создал Лигу чемпионов.

После ухода Дина Арсен все меньше участвовал в принятии решений. Жаль, что Алишер Усманов, которого я познакомил с Дином, не смог выкупить акции у Кронке [нынешний владелец лондонского клуба], Алишер действительно фанат футбола и «Арсенала». С ним этот клуб стал бы лучшим в мире, потому что он понимает спорт.

— Чем запомнился сэр Алекс Фергюсон, с которым вы тоже много пересекались?

— Помню, как он после выступления на одной из лекции показывал нам письмо с его первой тренерской работы — еще в Шотландии. Президент клуба написал, что Фергюсон ничего не понимает в футболе, поэтому никому не рекомендует его приглашать.

Вообще, Фергюсон всегда был очень близок с игроками, при этом мог и по морде дать, и получить сдачи. Андрей Канчельсксис, с которым мы работали, рассказывал, что Марк Хьюз в перерыве матча сцепился с Фергюсоном, пришлось разнимать. Но такие вещи всегда оставались в раздевалке. Когда команда выходила на поле, для него это были самые лучшие парни.

Еще вспоминается любопытная история про Бэкхема. Как-то мы ужинали с Фергюсоном после тренировки, окна выходили на поле, а там Дэвид часа два бил и навешивал. Сэр Алекс говорил: «Таланта особенного нет, но такой трудолюбивый». И видите, чего добился в итоге?

— Самый обидный сорвавшийся трансфер?

— Зинченко в «Арсенал» и Чалов в «Кристал Пэлас». Переходом Федора я не занимался с самого начала, поэтому точно не могу сказать, что пошло не так. Но мой друг Рой Ходжсон очень хотел его видеть. Думаю, Чалов бы попал в очень хорошие руки и выдержал бы уровень АПЛ.

— Трансфер, которым гордитесь?

— Очень не люблю слово «гордость». Да и по христианским учениям это один из человеческих грехов. Уже говорил и до сих пор так считаю, что работа агента — такая же, как и работа судьи. Матч закончился, вроде бы никто не обсуждает судейство, значит, хорошо отработал. Задача агента помогать клиенту развиваться во всех вопросах — и в нефутбольной жизни в том числе.

— Все тренеры говорят, что футболисты изменились. Это так?

— Да, то, о чем мы говорили: все стало слишком комфортно и роскошно. Работа агента — ограждать футболиста от этого. Повезло, если у игрока хорошая жена, семья, друзья, но бывает и другие случаи. Могут затянуть в какую-то непонятную историю. В этом плане большие деньги делают жизнь игроков намного тяжелее.

Например, тот случай, когда ваши футболисты [Кокорин и Мамаев] после ночного клуба подрались, набили морду и попали в тюрьму. Считаю, тут агенты не сработали. Надо было сделать все — пойти к пострадавшим, извиниться, упасть на колени, попытаться что-то предпринять.

— Какие сейчас у вас цели?

— Хочется поделиться знанием и опытом. Читаю иногда лекции для начинающих менеджеров. Считаю, получил очень много от судьбы, но хочется что-то еще сделать. Особенно когда видишь такие примеры, как Никита Палыч Симонян (в октябре прошло года ему исполнилось 94. — «Матч ТВ»). Помню, как мы сидели на его дне рождения, ему звонил с поздравлениями президент РФС Дюков. Тогда уже началась пандемия, Никиту Палыча берегли, просили не приезжать в офис. Так вот, он возмущался: «Александр, я хочу на работу».

Сейчас мое агентство — CAABase — собирается открыть филиал в Москве, потому что очень хорошо знаем этот рынок. Хотим привнести свой опыт, помочь. Чтобы люди понимали, что с нашим агентством у игроков и тренеров не будет никаких проблем. Что агенты нужны для развития и служения футболу. Потому что теперь, когда появляется агент [рядом с клубом или игроком], появляются и проблемы. А должно быть наоборот: пришел агент — нет проблем.

Читайте также: