Англия

АПЛ — Суперлига здорового человека. Скоро к ней могут присоединиться два клуба не из Англии

АПЛ — Суперлига здорового человека. Скоро к ней могут присоединиться два клуба не из Англии
Фото: © REUTERS / Ben Stansall
Английские клубы не просто так стали сильнейшими в Европе.
  • Из восьми полуфиналистов Лиги чемпионов и Лиги Европы половина представляет Англию. Англичане сместили испанцев с первой строчки в таблице коэффициентов УЕФА
  • Во второй раз за три сезона мы можем увидеть два чисто английских финала в еврокубках: «Ман Сити» — «Челси» в ЛЧ и «МЮ» — «Арсенал» в ЛЕ
  • После провала идеи европейской Суперлиги британская пресса заговорила о возрождении идеи британской Суперлиги — с «Селтиком» и «Рейнджерс», сокращением числа команд и системой плей-офф

Что привело к созданию нового супертурнира? Желание обладать большей властью и зарабатывать больше денег, не делиться ни тем ни другим с чиновниками или маленькими командами с их крохотными амбициями. Зачем ютиться на старых стадионах в древних раздевалках, когда можно играть только с лучшими?

Нет, мы говорим не про европейскую Суперлигу. Речь идет об Английской премьер-лиге.

Человеческая память — вещь ненадежная. Нам кажется, что какие-то вещи происходят впервые, но на самом деле в том или ином виде их уже видели предыдущие поколения. В середине нулевых болельщики называли «Челси» первым «денежным мешком» Англии, напрочь позабыв про чемпионский путь «Блэкберна» в середине девяностых.

Сегодня «Челси» на фоне «Манчестер Сити» или «ПСЖ» считается вполне респектабельным грандом. Но когда болельщики лондонского клуба окружают клубный автобус любимой команды и требуют ставить футбол превыше денег, они обманывают себя. Потому что все соревнования, в которых участвует «Челси», менялись в угоду деньгам. Лига чемпионов родилась как европейская суперлига-лайт. Премьер-лига — это тоже Суперлига, только местного пошиба. Все эти шаги привели англичан к доминированию в европейском футболе.

Английские клубы — сильнейшие в Европе. Все благодаря иностранным тренерам и собственной суперлиге

Итак, Англия, конец восьмидесятых. Футбольная антиутопия: стадионы разваливаются, английские клубы забанены в еврокубках из-за эйзельской трагедии, местный чемпионат уступает испанскому и итальянскому по посещаемости и заработкам, игроки национальной сборной (Гари Линекер, Глен Ходл, Рей Уилкинс) уезжают за рубеж.

В то же время большие клубы начинают воспринимать себя как бизнес-проекты. Прибыль от телетрансляций матчей растет — до 1986 года клубы получали порядка 25 тысяч фунтов в год, в 1986 году эта сумма удвоилась, а в 1988 году подскочила до 600 тысяч фунтов.

Президенты таких команд, как «Манчестер Юнайтед», «Тоттенхэм» и «Арсенал», задумываются об увеличении прибыли. Они хотят разорвать отношения с английской футбольной лигой и организовать свой чемпионат с 10 крупнейшими командами страны. В 1988 году их удерживают от ухода, только отдав клубам первого дивизиона львиную долю прибыли от продажи прав на трансляции (раньше вся прибыль делилась между командами всех дивизионов в более-менее равной пропорции).

Но два года спустя исполнительный директор London Weekend Television Грег Дайк встречается с представителями «большой пятерки» (помимо указанных выше это еще две ливерпульских команды) и предлагает им организовать свой турнир — телевидение заинтересовано показывать матчи только сильнейших команд.

В 1991 году клубы первого английского дивизиона разрывают отношения: тот же формат соревнований, те же команды — но для клубов изменилось все. Клубы получили большие деньги, обновили стадионы и стали приглашать все больше легионеров.

И все же на европейской арене английские футбольные команды еще долго уступали командам из других стран. С 1991-го (когда был снят запрет на участие английских клубов в еврокубках) до 2004 года лишь одна британская команда пробивалась в финал Лиги чемпионов (или ее предшественника — Кубка европейских чемпионов) — «Манчестер Юнайтед» в сезоне–1998/99. Для сравнения: итальянские клубы доходили до финала девять раз, испанские — семь, немецкие — четыре.

Но с 2005-го по 2012-й лишь раз финал Лиги чемпионов обходился без участия английских клубов. Доминирование «большой четверки» выходило за рамки премьер-лиги. Что же произошло в середине нулевых?

Английский рынок открылся иностранцам, но уже не на уровне футболистов, а на уровне тренеров и даже владельцев

В сезоне–2003/04 в АПЛ работали 18 британских тренеров и два представителя Франции, ближайшей к Англии европейской страны. Француз Арсен Венгер и его непобедимый «Арсенал» казались настоящим откровением на фоне традиционного островного «бей-беги» (не хочется обидеть тех, кто обожал английский футбол старой школы, но согласитесь — при классных скоростях, борьбе и самоотдаче он был тактически предельно однообразным).

Через год в Англии стали работать еще два иностранных специалиста — португалец Жозе Моуринью и испанец Рафаэль Бенитес. Первый с «Челси» прервал гегемонию «Манчестер Юнайтед» и «Арсенала» в чемпионате, а второй дважды дошел до финала Лиги чемпионов. Обе команды в тактическом плане стали открытием для чемпионата.

В нынешней премьер-лиге нет почти ничего исконно британского — здесь просто работают лучшие специалисты мира. В сезоне–2018/19, когда случились два чисто английских финала в еврокубках, в АПЛ больше половины тренеров были иностранцами: испанцы Гвардиола, Бенитес, Эмери и Хави Грасия, южноамериканцы Почеттино и Пеллегрини, португальцы Силва и Нуну, немцы Клопп и Зайверт с австрийцем Хайзенхутлем, итальянец Сарри… Да даже британец Брендан Роджерс по своей стилистике был куда ближе к Испании, в которой он стажировался по окончании футбольной карьеры.

И в тот же золотой век не только команды в тактическом плане переставали быть английскими, но и клубы — в стратегическом. В 2007 году «Ливерпулем» завладели американцы, в 2008-м «Манчестер Сити» ушел к Эмиратам, а «Арсенал» — к Стэну Кронке. В 2010-м нового зарубежного владельца нашел «Лестер» и так далее.

В том, что сильнейшие английские клубы рванулись за жирным евро, нет ничего удивительного или даже предосудительного. И те, кто пересказывает им песню Касты про корни, сами забывали, что «Юнайтед», «Тоттенхэм», «Арсенал» и «Ливерпуль» так поступали всегда. Именно это и сделало их сильными.

«Рейнджерс» и «Селтик» вместо «Реала» и «Барселоны». В Британии готовят проект местной Суперлиги, которая выгодна всем

Не успела уйти на задний план история о провале европейской Суперлиги, как возникла история о британской Суперлиге — английская пресса достала с полок изрядно запылившуюся тему с приглашением шотландских команд «Рейнджерс» и «Селтик» в премьер-лигу.

Другие два важных обозначенных изменения — сокращение общего числа команд турнира до 18 и введение плей-офф для четырех лучших команд по итогам сезона.

Понятно, что «большая шестерка» побежала в Суперлигу не от большой любви к Флорентино Пересу и не из-за идей европейской консолидации вопреки Брекзиту. Это была возможность найти новые большие рынки, потому как нынешние уже вычищены до донышка, а капитализм не терпит остановки. Не получилось с внешним ресурсом — можно попробовать с внутренним.

«Селтик» и «Рейнджерс» нужны премьер-лиге, потому что они интереснее и перспективнее всех записных аутсайдеров чемпионата и многих середняков. У обеих команд богатая история, сумасшедшая и лояльная фан-база и даже есть хорошо разрекламированное дерби — все это потенциальная прибыль.

«Селтику» и «Рейнджерс» премьер-лига нужна для того, чтобы в разы увеличить свои доходы. Да, они теряют шанс выступить в Лиге чемпионов, но у шотландских команд и без всякой АПЛ на высшем еврокубковом уровне все давно уже грустно. Даже в Шотландии к потере двух грандов относятся спокойно — разрыв в классе между ними и всеми остальными слишком большой, а так хоть у «Абердина» появится шанс выиграть первое чемпионство со времен Алекса Фергюсона.

Стивен Джеррард / Фото: © REUTERS / Russell Cheyne

«Если бы это случилось завтра, то «Рейнджерс» сохранили бы прописку в премьер-лиге, они провели хороший сезон со Стивеном Джеррардом во главе. «Селтик» вылетел бы. Но дайте им трансферное окно и сезон на раскачку, тогда они пободаются с «большой шестеркой». Им потребуется пара сезонов, чтобы адаптироваться и пригласить классных игроков», — заявил экс-полузащитник «Тоттенхэма» и главный критик шотландского футбола Джейми О’Хара.

В отличие от европейской Суперлиги, британская Суперлига получит одобрение ото всех сторон. УЕФА не будет вмешиваться, потому что речь идет о командах из одной страны (выступали же в АПЛ валлийские «Суонси» и «Кардифф»), а Джанни Инфантино одобрял возможное объединение чемпионатов Нидерландов и Бельгии. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и вовсе будет рад, потому что присоединение шотландских клубов к Английской премьер-лиге нанесет имиджевый удар по сторонникам выхода Шотландии из состава Великобритании.

Можно рассчитывать и на одобрение болельщиков. Согласно опросу Sunsport, 47% британцев положительно отнесутся к включению «Рейнджерс» и «Селтика» в АПЛ, против — 38%. Для сравнения, идею европейской Суперлиги в Британии поддерживали 14%, а против выступали 79%.

Всякий раз, когда на горизонте европейского футбола маячила Суперлига, УЕФА выживала благодаря все новым и новым преференциям, которые организация дарила топ-клубам. Новый формат Лиги чемпионов с гарантированными квотами для топ-клубов прошел совсем незамеченным на фоне проекта Аньелли и Переса. Точно так же без лишнего шума АПЛ может похудеть на пару мест в таблице, но прирасти Шотландией.

Читайте также: