«Стараемся, чтобы партнеры работали без «один тащит другого». Не люблю хаос в движениях». Интервью тренера Хаврониной и Нарижного

«Стараемся, чтобы партнеры работали без «один тащит другого». Не люблю хаос в движениях». Интервью тренера Хаврониной и Нарижного
Ирина Хавронина и Девид Нарижный / Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ
Мария Боровикова, работающая с дуэтом Ирина Хавронина — Девид Нарижный, а также с рядом других фигуристов, подводит итоги сезона.

Как Ирине Хаврониной и Девиду Нарижному, которые образовали союз всего лишь год назад, удалось занять стабильные позиции в сборной России? Каковы сильные стороны и особенности характера у каждого?

Об этом и многом другом рассказала тренер дуэта Мария Боровикова. Она проанализировала успехи и проблемы всех своих учеников в минувшем сезоне, отношения внутри коллектива и важные нюансы танцевальных программ. Также тренер назвала фигуристов, у которых видит особый прогресс, и объяснила, почему верит в возвращение на международные старты.

«Техника Девида ближе к нашей, а по эмоциям сильнее Ира»

— Как вы в целом оцените минувший сезон для своей группы? Довольны собой и учениками?

— Мы очень довольны результатами и работой всей нашей команды. Ира с Девидом сейчас занимают стабильно третью позицию в сборной команде России. Это, я считаю, очень большое достижение для пары, существующей всего лишь год. Впереди нас только чемпионы страны. Мы чувствуем, как ребята быстро развиваются, их потенциал. С каждым стартом это было заметно не только по баллам, но и по катанию, прогрессу.

Правда, то, что Ира с Девидом делают на тренировках, мы пока показать не смогли. Не хватает совместного опыта, чтобы так раскрепощенно, свободно, на большой скорости катать программы, как на тренировках. Но мы будем этого добиваться и улучшать не только технические их возможности, а и вот эту свободу катания. Они очень хорошо внутренне передают свои образы, но мы, тренеры, хотим видеть больше объема.

Аня с Артемом (Анна Коломенская и Артем Фролов. — Прим. «Матч ТВ») тоже в этом сезоне показали свой максимум: выиграли почти все соревнования, под конец стали вице-чемпионами России на уровне юниоров. Лиза с Матвеем (Елизавета Малеина и Матвей Самохин. — Прим. «Матч ТВ») вошли в юниорскую сборную, и мы рады их развитию.

— Давайте разберем по порядку все ваши дуэты. Союз Ирины и Девида образовался чуть больше года назад — и уже в первый совместный сезон столько успехов.

— Да, они встали в пару 17 февраля. Мы не так давно что-то обсуждали вместе, и вдруг меня осенило. Говорю: «Слушайте, а когда все началось? Давайте-ка по сообщениям поднимем!» Мы посмотрели переписку и вычислили, что 17 февраля — тот самый день, когда ребята приехали к нам на каток и впервые взялись на льду за руки. Вообще, про Иру с Девидом можно говорить бесконечно. Все увидели, что они созданы друг для друга. Они очень талантливы, на их катание приятно смотреть, а нам приятно с ними работать.

Ирина Хавронина и Девид Нарижный / Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ 

— Кто из них в чем сильнее, по вашим наблюдениям?

— Техника Девида ближе к нашей, в этом с ним проще. У Иры немножко другая, поэтому с ней пришлось больше работать над шагами, поворотами и другими нюансами. По эмоциям сильнее Ира. Девид тоже очень наполненный внутренне, и мы стараемся, чтобы он лучше это раскрывал для зрителей и судей. Плюс он пока что больше сконцентрирован на программе. Все-таки в танцах девочка отвечает, прежде всего, за красоту, а партнер — за основную часть программы.

— Как вы настраиваете своих учеников перед прокатами?

— Перед самим прокатом мы уже стараемся ничего не говорить, так как планомерно подводим учеников к этому моменту. Мы ведь не просто готовимся к соревнованию, а и работаем психологически — где-то за неделю до турнира начинаем процесс. В день проката просто говорим: «Вы молодцы, хорошо готовы, у вас все получается. Сейчас выйдите и порадуйте своих болельщиков!» У нас как-то все естественно складывается. Мы ребят любим. После проката обняли, похвалили. Всегда есть нюансы, что где-то не доработали, но мы не акцентируем особое внимание. Только уже когда встречаемся на следующей тренировке, начинаем больше работать над фрагментами, которые хуже получились на старте.

— Чего Ирине с Девидом не хватило для побед на обоих этапах Гран-при?

— Кажется, только совместного опыта. Все остальное было очень хорошо.

— Девид честно признался, что чемпионат России — главный старт сезона для вашей команды. Как он прошел для вас как тренера?

— Для нас чемпионат был площадкой, где можно продемонстрировать то, над чем мы трудились весь месяц. После Гран-при был как раз ровно месяц на подготовку, и мы все это время очень-очень активно работали над техникой, физикой. Ребята выкладывались на тренировках, и теперь — в решающий момент — хотелось показать, что мы улучшились после предыдущего старта. Мне кажется, это получилось.

— На Спартакиаде ребята получили свои лучшие баллы сезона.

— Вот я и говорю, что они в этом сезоне росли от турнира к турниру. И улучшались не только баллы, а и умение прочувствовать свою программу. Сейчас к ним начинает приходить совместная уверенность. Значит, прокаты будут даваться легче. Ведь когда ты хорошо чувствуешь партнера, едется с ним легче.

«Каташинская закончила, но сейчас вроде бы хочет вернуться»

— Пара Анна Коломенская и Артем Фролов давно выступает вместе. Как охарактеризуете их в этом сезоне?

— Все были довольны их программами, которые выделялись на фоне других. Мы постарались подобрать произвольный танец под Артема, так как он у нас мальчик видный, красивый, с пышной шевелюрой. Решили поставить танго. Важно, что ребята уже прочувствовали друг друга, научились смотреть глаза в глаза. Этим отличались от других юниорских дуэтов. У них взаимодействие стало видное.

— У вас новая пара — Елизавета Малеина и Матвей Самохин. Как и когда образовалась?

— В декабре 2022 года. То есть они катаются вместе чуть больше года. Так получилось, что мы расстались с Алисой Овсянкиной, а Лизу примерно в тот же период расставили с партнером. Она буквально несколько дней каталась одна, а потом мама Лизы позвонила нам, попросилась на просмотр. Они приехали, попробовали с Матвеем покататься — и мы сразу увидели перспективы.

— Почему Лиза с Матвеем выступили всего на трех турнирах за сезон?

— У них сейчас непростой возраст: оба растут, и приходится все время регулировать нагрузки. Каждому турниру ведь предшествует серьезная подготовка, высокие нагрузки, а потом нужно восстановиться, чтобы начать подготовку к следующему турниру. Плюс у ребят выпускной класс (девятый), подготовка к ОГЭ, много занятий с репетиторами каждый вечер. Осенью было недомогание на этом фоне, поэтому получилось немного турниров. Но они везде выступали хорошо. Мы решили, что пока возможности поехать на международные старты нет, пусть Матвей с Лизой участвуют в основных внутренних, и этого пока хватает. Заявиться на множество турниров — случится перегруз. Мы заботимся о здоровье спортсменов, ибо хотим, чтобы их карьера на льду была долгой и успешной. Так что бережем учеников, чтобы они были в нужный момент готовы и здоровы.

— У вашей дочки Стефании все стабильно: выступает с Максимом Ситько уже третий год. Как их успехи?

— Все идет по плану: ребята давно скатались и хорошо друг друга чувствуют, стали технически грамотными, красиво катят, скольжение очень приличное для их возраста. Уделяем сейчас больше внимания растанцовкам на полу, умению двигать корпусом. Мы довольны, как Стефания с Максимом растут в плане своих навыков. Как я уже говорила, смотрим не только на баллы, а и на прирост мастерства от года к году.

— Как дела у Екатерины Каташинской? Она так и не нашла нового партнера для своего роста?

— Катя закончила, но сейчас вроде бы хочет вернуться, как мне говорили общие знакомые. После Саши Васьковича она сезон прокаталась с Матвеем Грачевым, но он решил уйти из спорта. Катя долго искала нового партнера, затем пробовала скататься с Пашей Драко. Но вскоре сама Катя решила закончить. Паше мы нашли девочку, они сейчас выступают по мастерам.

— Кто еще занимается у вас в группе? Расскажите о подрастающем поколении.

— В младшей группе у нас много пар. Лилия Литенко с Матвеем Шипиловым, Эвелина Валиева и Игнат Пахомов — это как раз подрастающее поколение юниорское. Дальше у нас идут новисы: Стефания с Максимом, Юля Гринько и Саша Рыженков. Есть еще совсем юные София Науменко и Артем Гаманов (мы их сейчас будем выводить в кандидаты в мастера спорта), Диана Сарвартинова и Георгий Абрамов. Также у нас занимаются Ирмак Юсел и Данил Пак, представляющие Турцию. Даня раньше катался за Казахстан. Ребята пока вместе только один сезон. Посмотрим, что дальше.

Спортсмены / Фото: © Личный архив Марии Боровиковой

«Мы стараемся, чтобы оба партнера работали гармонично, без «один тащит другого». Не люблю хаос в движениях»

— Давайте перечислим всех педагогов вашей команды.

— Мы с Денисом Самохиным — главные тренеры. Никита Назаров и Соня Дюваль (наши бывшие ученики) отвечают за младшую группу, но иногда помогают и со старшими фигуристами. Хореографы: Николай Никонов, Ирина Балкина, Анастасия Кожевникова, Бао Гришанкова. Специалист по физической подготовке — Владимир Медведев, также приходят акробаты для работы над поддержками. Отдельно Ире и Девиду помогает Алексей Тихонов — он с ними отрабатывает поддержки технически, чтобы их проще было исполнять. Еще хочу отметить врача нашей команды — Диляру Хуснутдинову.

— Будете ли обращаться к узкопрофильному специалисту для постановки нового ритмического танца?

— Следующий сезон обещает быть разноплановым, без предписанных ритмов. То есть тема свободная. Поэтому думаю, что мы справимся сами. Тем более у нас в команде сильный хореограф, который много работает с учениками над пластикой, дает в зале бальные танцы и просто танцы на раскрепощение.

— После прошлогоднего рассказа Девида показалось, что у вас в группе — демократия. Как вы строите отношения с учениками? Много ли даете им свободы в плане выбора музыки, новых элементов, участия в том или ином турнире?

— Со взрослыми спортсменами логично вести себя немножечко по-другому. Ведь у них сформировано свое «я», есть вкусы и принципы.

Конечно, мы всегда вместе обсуждаем и музыку, и костюмы. Принимаем решения вместе. Тренер не должен говорить взрослому человеку: «Только так и никак по-другому». Но если мы чувствуем, что какая-то музыка явно не подойдет, что ее не воспримут судьи и зрители, мы, конечно же, ее отвергаем. Пока что таких безапелляционных ситуаций не было — у нас обычно сходятся мнения. Например, в случае с ритмическим танцем Девид сразу сказал, что хочет кататься под Майкла Джексона. Много ходило разговоров со стороны, что Джексона выберут все. Но я знаю, что такое любить его творчество — у нас вся семья обожает эту музыку. Поэтому, когда Девид озвучил свое желание, мы были искренне за.

Ирина Хавронина и Девид Нарижный / Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Ирина в декабре озвучила любопытное наблюдение: «Нам часто неудобно перед тренерами, когда они видят, что мы с Девидом поругались, порычали друг на друга. Они стараются нас уравновешивать». Как же вы разряжаете обстановку?

— У нас к ребятам свой подход, они к нам прислушиваются. Бывает, что поругались, затем помирились. Мне кажется, это у всех случается, кто в паре катается. Главное, что до крайности не доходит. Здесь очень важный момент: у Иры такой характер, что если что-то не удается, она сильно расстраивается. Когда ребята к нам только пришли, она сразу честно призналась в таком недостатке. Они с Девидом оба индивидуалисты. Нам, тренерам, остается лишь принять и стараться с этим работать, немножечко на свой лад воспитывать. Мне кажется, сейчас гораздо проще стало с эмоциональностью. А может быть, просто пошел прогресс — и поводов для расстройства меньше.

— На что вы обращаете больше внимания в тренировочном процессе?

— Один из важнейших принципов нашего творчества: развивать спортсменов в разных направлениях. Мы хотим, чтобы каждый дуэт стал индивидуальностью. Поэтому стараемся, чтобы каждая созданная программа подходила именно исполнителям. Мы все тщательно продумываем заранее, фигуристы сами находят себе стиль. Например, в случае Лизы с Матвеем, пока они молодые, мы пытаемся пробовать их в разных стилях. В этом году они сами выбирали себе музыку. Оба фанатеют от балета Тодес, вместе ходят в театры и смотрят представления. Свой восторг они воплотили в произвольном танце.

Еще мы стараемся, чтобы оба партнера работали гармонично, без «один тащит другого». Не люблю хаос в движениях! И спортсмены нашей группы сами уже многое видят, стараются доводить каждое свое движение. Не должно быть такого, что откуда ни возьмись взмахнет рука или нога — вдруг взлетела и упала. Для меня идеальный пример катания — у Габриэлы Пападакис и Гийома Сизерона. У них отработаны все мелочи, каждое отведение руки или ноги, каждый ронд, пассэ, кудепье… все дополняется корпусом, головой, взглядом. Это, конечно, сложно исполнять на льду, потому и эксклюзив. Но нужно добиваться! Что касается техники, то чисто выполнить дорожку на третий или четвертый уровень — очень хорошо. Но для спортсменов высокого уровня важно и то, чтобы в связках коньки ставились на ребра. От этого зависит рисунок программы — он должен быть по дугам, не по прямой.

Возможно, в России не все судьи смотрят на такие мелочи, но мы ориентируемся на слова наших ведущих судей и на взгляды мировых специалистов. И нам приятно, что Ира начала раскрываться в этом плане, с интересом разбирать каждое движение. Вообще, у Девида с Ирой есть все данные для катания в танцах на льду. Но предстоит еще очень много работы, и ребята это понимают.

Далее, хочется видеть во всех своих постановках красивые музыкальные акценты. Чтобы каждая связочка, каждый шажочек были идеально в ритм. Мы очень много работаем над музыкальностью, потому что такие программы воспринимаются гораздо интереснее. Слышать музыку и двигаться на «раз, два, три» — это еще не всё. Нужно ее чувствовать. Тогда у зрителей создается особое впечатление. Хочется где-то затянуть ритм, где-то повторить или добавить нюанс. Все это дает ощущение жизни в музыке: ее становится слышно изнутри. Те же Пападакис и Сизерон отличались своей музыкальностью, линиями, наполнением каждой секунды программы. У них все было завершено от и до. Мы стремимся к такому. Многие вещи порой тяжеловато сделать на коньках, тем более в паре. Но фигуристы скатываются и со временем начинают более уверенно чувствовать себя рядом друг с другом. Так что будем продолжать работать над идеальными музыкальными нюансами в момент катания на коньках.

Габриэлла Пападакис и Гийом Сизерон / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

Кстати, отмечу, что музыкальный вкус у фигуриста важно воспитывать с детства. Для этого ребенку хорошо бы привлечь преподавателя музыки. Ведь для новичков существуют обязательные танцы, и основной компонент в его оценках — музыкальность.

«Открытие сезона для меня — мужское одиночное катание. Случился такой прорыв, которого очень давно не было»

— Подкатываете ли вы кого-то из одиночников, парников?

— Прошлым летом я работала с Валерией Лукашевой, которая недавно заняла третье место на Мемориале имени С. А. Жука. Она сейчас в группе Этери Тутберидзе. Я с Лерой занималась скольжением и отработкой дорожек шагов. Сейчас я подкатываю Никиту Кожевникова — сына нашего хореографа. Мальчик пока катается по первому юношескому разряду, стараюсь оттачивать его скольжение.

— Давайте завершим беседу первым вопросом, только в расширенном варианте: как вы оцените уходящий сезон для российского фигурного катания в целом?

— Во-первых, мы очень рады, что Федерация фигурного катания России организовала столько турниров для фигуристов. Каждый раз это отмечаем, и мне не жалко озвучить большое спасибо за то, что спортсмены востребованы.

Открытие для меня — мужское одиночное катание. Случился такой прорыв, которого очень давно не было. Все наши мальчики и прыгучие, и артистичные, и программы у них интересные, и такая конкуренция серьезная! Наверное, за счет соперничества они и улучшаются. Ведь это необходимая вещь для роста спортсмена.

Начинает конкурировать и парное катание. Уже не только два стабильных лидера, а подрастают хорошие молодые пары, на которых интересно смотреть. Это тоже приятно, когда более опытных начинают шевелить и те чувствуют, что нужно много работать, чтобы молодежь не объехала.

В танцах сейчас тоже кладезь молодых интересных дуэтов. Я вспоминаю прошлый сезон, когда на этапы Кубка России еле-еле набиралось по три пары. Сейчас их очень много: все 10 мест были заняты и даже не хватало. Поэтому танцы потихонечку тоже прогрессируют.

Как обычно, наши маленькие юниоры прыгают очень круто. Дай Бог им здоровья, чтобы у них это мастерство осталось надолго! И чтобы хватило к тому моменту, когда мы снова начнем выходить на международный уровень!

Спортсмены / Фото: © Личный архив Марии Боровиковой

— А что думаете про фигурное катание за пределами России? Смотрите турниры?

— Мы смотрим отдельные прокаты — тех, кто нам интересен. Это молодые дуэты в сеньорах и подрастающие юниоры, с которыми мы будем соревноваться. Мы ведь все равно встретимся рано или поздно. Настанет время, когда российские спортсмены вернутся на международную арену, и наши танцоры должны быть сильнее.

— Догадываюсь, что зарубежные специалисты тоже наблюдают за российскими спортсменами.

— Это однозначный факт. Нам очень многие коллеги звонят, пишут, поздравляют с хорошими выступлениями Иры и Девида. Все солидные тренеры из-за границы их отметили. И вообще, когда Денис [Самохин] ездил на международные турниры с нашим турецким дуэтом, коллеги его хорошо встречали — именно по-дружески. Так что политика политикой, а теплые человеческие отношения все равно остаются.