«Этери Георгиевна говорила, что никогда нельзя сдаваться, что всегда будут провокации извне». Интервью первой ученицы Тутберидзе

«Этери Георгиевна говорила, что никогда нельзя сдаваться, что всегда будут провокации извне». Интервью первой ученицы Тутберидзе
Анастасия Курявина и Этери Тутберидзе / Фото: © Личный архив Анастасии Курявиной
Фигуристка Анастасия Курявина-Кучук вспоминает, как легендарный тренер поддерживала ее в непростых ситуациях.

Анастасия Курявина-Кучук — одна из первых учениц Этери Тутберидзе в России. Судьба свела их случайно в далеком 1998 году, когда тренер, известная лишь в узких кругах, еще жила на две страны (Россия и США) и активно искала на родине постоянную работу.

За семь лет под руководством Тутберидзе Анастасия неоднократно выигрывала медали на городских соревнованиях, но травмы лишили более высоких перспектив. Однако фигуристка вспоминает то время с теплотой и огромной благодарностью: тренер дала ей дорогу в жизнь, сформировала сильный характер, была рядом в сложных ситуациях и помогла найти себя после спорта.

Анастасия Курявина и Алексей Мишин / Фото: © Личный архив Анастасии Курявиной

«Матч ТВ» узнал у Анастасии Курявиной, какой была Этери Тутберидзе четверть века назад и чего ей больше всего не хватает сегодня.

— Как вы познакомились с Этери Георгиевной и начали у нее тренироваться?

— Этот человек растил меня на льду с самого детства. Я начинала на катке «Серебряный» в семь лет у другого тренера, но в какой-то момент так сложилось, что наша группа осталась на перепутье. Вместе со мной занимались Витя Адоньев, Артем Пунин и Полина Шелепень. Вышло так, что мы совершенно случайно попали к Этери Георгиевне: она приехала на наш каток, администрация предложила взять готовую группу. И мы стали самым первым ее потоком спортсменов.

Анастасия Курявина и Этери Тутберидзе / Фото: © Личный архив Анастасии Курявиной

— Судя по старым рассказам, Этери Георгиевна тогда еще жила на две страны — у нее оставались обязательства в Америке, и она приезжала на родину на короткие периоды.

— Да, ей приходилось уезжать каждые полгода. Но мы рады, что в итоге она осталась с нами.

— Что особенно вспоминается о тренировках под руководством Тутберидзе?

— Наши программы были очень яркие. Этери Георгиевна все ставила сама, и получалось шикарнейше! Мы всегда выделялись на соревнованиях, и все сразу понимали: выступают ученики Тутберидзе. Из своего репертуара я особенно обожаю программы «Еврейский танец» и «Петрушку». Уже со второго нашего совместного года мы начали активно завоевывать медали на турнирах по Москве. В юношеских и спортивных разрядах я всегда была на лидирующих позициях, выполнила «кандидата в мастера спорта».

— Какой была знаменитый ныне тренер четверть века назад?

— Очень эмоциональной, с безумной энергетикой на льду. Ее всегда было слышно и видно. Мы ее боялись. Если честно, я до сих пор побаиваюсь. Не в том смысле, что она обидит, а, знаете, как бывает… трепетное волнение перед человеком! Но что важно — Этери Георгиевна нас любила. Всех своих спортсменов безумно любила, искренне и щедро. Она помогала нам в разных ситуациях, в том числе за пределами спорта. У меня как-то случилась беда: попала в серьезную аварию. Так тренер поддерживала и морально, и материально.

Я ее безумно люблю и уважаю. Всегда относилась к ней как ко второй маме, потому что для меня Этери Георгиевна, конечно, сделала неимоверно много. Она постоянно была рядом, ездила на все соревнования, настраивала и мотивировала меня. Поддерживала и ее мама — Этери Петровна. Да, Этери Георгиевна строгая, жесткая, требовательная. В этом плане она всегда держала образ, чтобы мы оставались в тонусе. Но я понимаю, что это все ради нашего же блага.

Анастасия Курявина и Этери Тутберидзе / Фото: © Личный архив Анастасии Курявиной

— Помните какие-то ценные советы, которые она вам давала за время общения? Интересно не столько о спорте, а нечто универсальное, актуальное для разных сфер жизни.

— У нас с ней однажды случился потрясающий разговор. Мне было 16 лет, я решила бросить спорт, так как в парах не складывалось. Еще и университет, времени на обучение не хватает, партнера нет. В общем, все плохое сошлось.

Этери Георгиевна знала, что я на распутье. В один прекрасный день я выхожу из подъезда, вижу, стоит её машина. Она открывает окошко и предлагает подвезти. Пока мы ехали вместе, Этери Георгиевна прочитала лекцию-наставление про жизненные ценности, цели и достижение этих целей. Она говорила, что никогда нельзя сдаваться, что всегда будут провокации извне. Можно все бросить и пойти другим путем, но ни в коем случае нельзя поддаваться чужому влиянию! Если ты выбрал свой путь, то должен по нему идти с гордо поднятой головой — через все преграды и препятствия. Она предложила вернуться к ней в группу, выполнить «мастера спорта» и в дальнейшем работать с ней. Естественно, я согласилась.

Правда, затем последовала череда серьезных травм, и со спортом все же пришлось закончить. Но та мощная мотивация до сих пор в памяти.

— Я так полагаю, Этери Георгиевна для вас и сама всегда была живым воплощением стойкости, целеустремленности.

— Да. Знали бы вы, сколько было травли в ее сторону! В моем окружении ни у кого так не было. Причем, начиная с самых первых лет ее работы в России. И по сей день неприятные вещи продолжаются. Конкуренция в мои годы была колоссальная, но Этери Георгиевна выдержала все и доказала, что она лучшая. Поэтому горжусь, что я тренировалась у такого выдающегося тренера.

Этери Тутберидзе с детьми / Фото: © Личный архив Анастасии Курявиной

— Вы сказали, что перешли в парное катание. Почему?

— Этери Георгиевна сама предложила. Она как-то сразу разглядела во мне способности: показывала разные поддержки и учила нюансам этого вида.

В 2005 году она рекомендовала меня в группу Владимира Захарова, в пару с его сыном Станиславом. Он сейчас работает в команде Светланы Соколовской. Поскольку мне нравилось кататься вместе с тренером и пробовать новое, страха парных элементов не было. За это я тоже безумно благодарна, и по сей день парное — мой любимый вид фигурного катания. Я до сих пор в восторге каждый раз, когда доводится выполнять элементы.

— Как сложилась ваша судьба после спорта?

— Новый виток карьеры начался, опять-таки с помощью Этери Георгиевны. Я пошла работать методистом в «Хрустальный», занималась документацией и параллельно помогала на льду. Бумажная работа тяжело давалась. Я понимала, что хочу быть тренером, это прям мое. Потом я на несколько лет уезжала в Сочи — трудилась в Центре олимпийской подготовки под руководством Алексея Урманова. Долгое время работала на сборах.

Сейчас сотрудничаю с тренерами «Лиги фигурного катания» и помогаю Игорю Лютикову. Все знакомые тренеры разбились по командам, мало кто единолично тренирует. У меня пока не получилось найти свою идеальную команду. Но я верю, что все впереди.

— Вы поддерживаете связь с Этери Георгиевной?

— К сожалению, крайне редко, потому что мы обе очень заняты. Я иногда заезжаю в гости поздравить с днем рождения, недавно была на ее мастер-классе. Так что отношения поддерживаем. Пусть нечасто видимся, но главное, что теплота сохранилась.

Этери Тутберидзе с детьми / Фото: © Личный архив Анастасии Курявиной

— Недавно у вашего наставника был юбилей. Что вы хотите ей пожелать?

— Пожалуй, благодарных учеников. Ведь в тренерском деле самое сложное — когда уходят твои спортсмены. Они не всегда это делают по-хорошему, и чаще всего тренер становится плохим. Что бы он ни делал, как бы он себя ни вел, он все равно будет плохим. Каждый тренер в этот момент переживает всем сердцем, потому что любой воспитанник — его собственное детище. Ты вкладываешься не только физически, но и эмоционально. И вот этот момент, конечно, самый трудный.

Также хочется, чтобы вокруг Этери Георгиевны всегда были люди, которые ее поддерживают, любят, ценят, понимают и двигаются с ней в одном направлении. Она всегда собирала вокруг себя только таких людей. У нее прекрасные организаторские способности.Для Этери Георгиевны фигурное катание — вся ее жизнь. И я рада, что ее мечта вырастить олимпийских чемпионов осуществилась. Я видела, как она работала ради этого, невзирая на все преграды. И потому счастлива, что судьба меня свела с таким человеком!

Напоследок вспомню фирменные фразы моего тренера: «Ты должен улыбаться всегда. Никто не должен знать, как тебе тяжело и больно!»; «Если у тебя что-то болит, значит, ты живой!»; «Ты можешь пропустить тренировку только в одном случае — если ты умер!»

Читайте также: