«Бабушка умерла на руках меньше чем за месяц до ЧР». Как трагедия сплотила фигуристов в борьбе за золото

«Бабушка умерла на руках меньше чем за месяц до ЧР». Как трагедия сплотила фигуристов в борьбе за золото
Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ
Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов читают зарубежную литературу в оригинале, слушают Scorpions и Елку, а также восторгаются Евгением Плющенко.

Рыбакова и Махноносов стали победителями первенства России в Саранске в танцах на льду, набрав 186,40 балла за две программы. Ребята работают в паре уже около пяти лет, и это их первое золото на большом турнире. Этот сезон станет последним для фигуристов на юниорском уровне.

Из интервью Екатерины и Ивана для «Матч ТВ» вы узнаете о:

  • слезах на тренировках;
  • реакции на критику судейства в танцах на льду со стороны Елизаветы Худайбердиевой;
  • мотивации, несмотря на международное отстранение, и том, что важнее олимпийского золота;
  • кумирах детства и любви к дуэту Пападакис/Сизерон;
  • книгах, которые не стыдно посоветовать, и рецензии на творчество Достоевского;
  • необычном музыкальном плейлисте и непонимании российских дрилл-артистов.

«Катя за все пять лет нашего знакомства ни разу не произнесла бранного слова»

 — Как готовились к первенству России среди юниоров?

Иван: По сравнению с прошлыми годами мы стали взрослее, опытнее, это дало свои плоды. Все закономерно и последовательно.

Екатерина: В процессе подготовки много работали над техникой, второй оценкой, старались все улучшать. Помню, как впервые попали на юниорский чемпионат России: в том сезоне (2019/20) у нас было много стартов, приехали, как на самые обычные соревнования. Заняли место в конце таблицы.

— Подводя итоги на первенстве России, вы сказали, что прошли через пот и слезы. Есть пример, когда на тренировке кто-то из вас заплакал?

Иван: Это своего рода вторичный продукт, который неизбежен в профессиональной деятельности. Я время от времени могу позволить себе красочные речевые обороты, а Катя за все пять лет нашего знакомства ни разу не произнесла бранного слова.

Екатерина: Бывало, что болела нога, натерла ботинком, — и прямо на тренировке до слез, да.

— Многие не понимают оценки в танцах на льду. Насколько все было объективно в Саранске с точки зрения судейства?

Иван: Мы не преуменьшаем значение работы судей. Это очень сложная профессия.

Екатерина: Мы делаем свою работу, судьи — свою.

— Видели пост Елизаветы Худайбердиевой? Она «категорически не согласна с оценками».

Иван: Не видели пост. Соглашаться или не соглашаться — полное право Елизаветы. Пусть думает, как считает нужным.

Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— После турнира вы посвятили победу умершей бабушке. Как давно она ушла из жизни? Это сказалось на подготовке?

Иван: Это произошло в субботу, 13 января. Меньше чем за месяц до начала чемпионата России. Я пришел с тренировки, все было нормально, бабуля была в хорошем настроении.

А затем случилось кровоизлияние головного мозга. Вызвали скорую, бабушка скончалась прямо у меня на руках. И это не фигура речи… Я держал её, когда она ушла…

Через день вышел на тренировку, был в состоянии прострации. Но это моя профессиональная деятельность — надо было готовиться. Бабушка хотела, чтобы я продолжал заниматься любимым делом. Водила меня на тренировки, когда я был маленьким. Она очень сильно любила нас с Катей. Смотрела все соревнования по телевизору. Она всегда с нами, в нашем сердце и самых теплых воспоминаниях.

Екатерина: Она оказывала нам большую поддержку…

— Не было мыслей взять паузу? Посидеть и пережить этот тяжелый момент.

Иван: У нас не было времени. Как бы этого ни хотелось.

— Как близкие отреагировали на символический жест в честь бабушки?

Иван: Все поблагодарили. Я заранее не планировал ничего, решил по факту, после победы. Спросил у тренеров, можно ли. Получил одобрение и сказал то, что посчитал нужным.

Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

«Можно и не стать олимпийским чемпионом, самое важное — сохранить свою доброту и быть счастливым»

— Это ваш последний сезон на юниорском уровне. Насколько вы готовы к конкуренции среди взрослых?

Иван: Мы готовы вливаться, это однозначно. Есть много достойных соперников, с нетерпением ждем.

Екатерина: Сложно ответить, там программы совсем другие. Наша мотивация всегда одна — делать максимум.

— Илья Яблоков сказал, что мотивация из-за международного отстранения уже не та.

Иван: Как только такие мысли возникают, мы выходим на лед — и нас в нужное русло направляют Светлана Львовна [Алексеева] с Еленой Владимировной [Кустаровой].

Иногда организм находится в утомленном состоянии, хочется отдохнуть, но едем на тренировку и думаем: сколько народу вокруг нас, сколько сил люди прикладывают ради нашего прогресса! Порой смотришь по дороге на людей в электричке и думаешь: а занимаются ли они любимым делом, получают ли удовольствие от своей работы так, как мы? И становится легче. Выходя на лед, забываем обо всем.

— Мыслей о том, что занимаетесь чем-то не тем, не возникало?

Иван: Систематически — точно не возникало. Возможно, мимолетно было что-то. Но это не сбивало меня.

Екатерина: У меня таких мыслей никогда в жизни не было.

— Вы вместе уже около пяти лет. В чем секрет того, что пара держится?

Иван: Общая цель ведет нас вперед. Мыслей о распаде никогда не было. Мы все решаем на льду, без лишних эмоций. Природу феномена частых распадов я до конца не понимаю. Нам повезло найти друг друга.

Екатерина: Секрет — в гармонии, взаимопонимании, мы слышим друг друга. Возможно, пары часто распадаются из-за того, что каждый пытается найти что-то лучшее. У нас самих было много партнеров ранее.

— У вас есть поставленная перед собой цель?

Иван: Мы обсуждали это с [психологом] Еленой Хованской. Прежде всего — сохранить человечность, быть хорошим человеком. Можно и не стать олимпийским чемпионом, даже олимпийцем, но самое важное — сохранить доброту и быть счастливым. Фигурное катание взаимодополняет нашу жизнь.

— Это важнее, чем стать олимпийским чемпионом?

Иван: Да, стать призером Игр — важно, но прежде всего нужно быть счастливым. Полагаю, что наши тренеры придерживаются такого же мнения.

Масса примеров людей, которые не стали призерами Игр, но нашли себя в другом деле: стали тренерами и готовят замечательных спортсменов, с которыми было бы честью посоревноваться.

Екатерина: Согласна с Ваней, но мы и не отрекаемся от цели — стать чемпионами Олимпийских игр.

— На кого из фигурного катания равнялись в детстве и сейчас?

Иван: Пападакис/Сизерон. Мы очень рады, что они вернулись в соревновательную деятельность. Из завершивших карьеру — Моир/Вертью. Тесса недавно вышла замуж — удачи ей в личной жизни. В детстве из российских фигуристов я симпатизировал Евгению Плющенко. Когда он катался, был моим примером для подражания. Евгений — бренд общемирового уровня.

Екатерина: Ещё нравятся британцы Фир/Гибсон, итальянцы Гиньяр/Фабри.

— Почему все говорят именно о дуэте Пападакис/Сизерон?

Иван: Мы определяем эту пару как феномен. Их катание — сказка. Если они вернулись, значит, нацелены на высший результат. Мы бы очень хотели с ними посоревноваться.

Екатерина: Они невероятно чувствуют друг друга.

Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

«Сейчас читаю «Мертвую зону» на английском, до этого — «Призрак оперы», также на иностранном»

— Чем занимаетесь, кроме фигурного катания?

Иван: Я очень люблю литературу. Сейчас читаю «Мертвую зону» Стивена Кинга на английском, до этого прочитал «Призрак оперы» Гастона Леру, также на иностранном. В целом знание языка позволяет понимать прочитанное, если что-то неясно — забиваю в переводчик и записываю новые слова. Постепенно «обрастаю мышцами».

Екатерина: Мне нравится изучать английский язык. Ещё очень любим животных, у меня дома — два кота и морская свинка.

Иван: Да, кстати, посещали «Москвариум», подводный мир. Очень крутое место, с удовольствием сходил бы еще раз.

— Три книги, которые вы бы посоветовали?

Иван: Стивен Кинг — «Мертвая Зона». Всем спортсменам посоветовал бы автобиографию Майка Тайсона. Братья Стругацкие — «Обитаемый остров».

Екатерина: Всем фигуристам посоветовала бы прочесть книгу Елены Чайковской «Конек Чайковской. Обратная сторона медали». Робин Шарма — «Лидер без титула». Михаил Булгаков — «Мастер и Маргарита».

— А если совсем из классики?

Иван: Лермонтов — «Герой нашего времени».

Екатерина: Гоголь — «Мертвые души». Пушкин — «Капитанская дочка».

— Удивительно, что не назвали что-то из произведений Достоевского.

Екатерина: Для меня его произведения тяжеловаты.

Иван: Согласен, хотя очень люблю читать его описания. Из творчества Федора Михайловича мне понравился рассказ «Крокодил».

— Давно стали активно читать?

Екатерина: Мне кажется, я подсадила Ваню на чтение книг. Сама сдавала ЕГЭ по литературе. Помимо спорта же есть и другая жизнь, которая когда-то настанет. Ну и многие катаются под классику — нужно же понимать, под что ставишь программу.

Иван: Спортсмен должен всесторонне развиваться, быть образованным. Фигурное катание — неотъемлемая часть нашей жизни, но не вся. У нас много важного и интересного, кроме спорта. Спортсмен — цвет нации, мировое достояние, он должен быть примером для подражания. А литература одухотворяет, заставляет мозг работать.

Екатерина Рыбакова и Иван Махноносов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

— Какую музыку слушаете?

Иван: Imagine Dragons, Scorpions.

Екатерина: Мне нравится, как поет Елка.

— А как же, например, российские дрилл-артисты (поджанр хип-хопа)?

Иван: Не очень нравится — примитивные биты, ужасающая рифма. Для меня загадка, как это залетает в тренды.

— В возрастной категории до 23 лет практически все слышали треки OG Buda, Obladaet.

Иван: Даже не знаю, кто это, честно.

Екатерина: Также первый раз слышу.

БЛИЦ:

— На кого равняетесь не из спорта?

Екатерина: Актер Никита Кологривый, люблю слушать его интервью, подкасты с ним.

Иван: Том Круз.

— Самое яркое воспоминание из детства, не связанное с фигурным катанием?

Иван: Наша поездка в австрийский Линц связана со спортом, но вне профессиональной деятельности были классные прогулки, времяпровождение. Концерт в Большом театре.

— Самая тяжелая травма в карьере?

Екатерина: Пробивала коньком ногу перед прокатами. Каталась уже со сломанной ногой. Пропустила сентябрь, вышла в конце октября на тренировки. Была операция, вставили пластину. Приходилось восстанавливаться, все заново накатывать. После этой травмы мы за два месяца подготовились к первенству — и заняли третье место. Я очень благодарна хирургу, который провел операцию и восстанавливал меня после — Ткалину Артему Николаевичу.

Иван: Болезнь Кенига на правом коленном суставе. Я из-за этого закончил с одиночным катанием — и ни разу не пожалел.

— Если бы не фигурное катание, то чем бы занимались?

Екатерина: Была бы ветеринаром.

Иван: Пошел бы на инженерный факультет.