«В России для меня партнерш не было. Пришлось идти на жертвы и переехать в Германию». Интервью с фигуристом Володиным

«В России для меня партнерш не было. Пришлось идти на жертвы и переехать в Германию». Интервью с фигуристом Володиным
Никита Володин / Фото: © Личный архив Никиты Володина
Победитель финала Гран-при по фигурному катанию Никита Володин — о жизни в Берлине, выступлениях в шоу Татьяны Навки и о том, как изменился его менталитет.

Никита Володин — российский фигурист из Санкт-Петербурга. Выступал в паре с Алиной Устимкиной, Аминой Атахановой и Таисией Собининой. Последней русской партнершей Никиты стала Виктория Васильева, после разрыва с которой он был вынужден взять паузу в карьере.

Летом 2022 года Володин встал в пару с немкой Минервой Фабьенне Хазе. А совсем недавно, в декабре они выиграли финал Гран-при, стремительно ворвавшись в мировой топ.

В интервью «Матч ТВ» Володин рассказал, как больше двух с половиной лет находился в поиске партнерши, зачем переехал в Германию без знания языка и почему посвятил победу в финале Гран-при любимой бабушке.

«Плотно начал изучать немецкий, потому что планирую поехать на Олимпиаду»

— Никита, поздравляю с победой в финале Гран-при. В начале сезона думал ли ты, что так сложится год и получится стремительно выбиться в топы?

— Конечно, никто не мог об этом и думать. Цели были другие. Мы с Минервой выступаем вместе только первый сезон. Не знали, как нас оценят судьи, правильно ли мы двигаемся в техническом плане. Но после первых стартов начала появляться уверенность.

Минерва Хазе и Никита Володин / Фото: © Lintao Zhang - International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

— Правильно понимаю, что ты живешь и тренируешься в Берлине?

— Да, с октября прошлого года я живу в столичном общежитии для спортсменов сборной.

— Это Минерва поставила условие, что вы должны тренироваться в этом городе?

— Это не ее условие. Изначально мы планировали работать в Сочи. Но Минерва не может въезжать в Россию, так как числится в бундесвере (вооруженные силы Германии. — Прим. «Матч ТВ»).

— Ты разговариваешь на немецком или знаешь только английский?

— Весь год я учу английский, с партнершей мы общаемся только на нем. Сейчас я плотно начал изучать немецкий, потому что планирую поехать на Олимпиаду, а для этого надо сдать языковой экзамен и получить гражданство.

— С каким уровнем английского приехал в Германию? Свободно владел языком?

— Когда я первый раз встретился с партнершей, то не понимал, что она мне говорит. Каждое ее слово мне переводил тренер. Потом я начал учить язык, потихоньку что-то понимать. Сейчас мы разговариваем достаточно свободно, можем пошутить, истории друг другу рассказать.

— Тебя не испугал тот факт, что придется переехать в другую страну с незнанием языка? Или же обращал внимание только на спортивную составляющую?

— Естественно, смотрел больше на спортивную часть. Очень хотелось выступать на высоком уровне, а в России для меня партнерш не было. Пришлось идти на жертвы, но постепенно это окупается.

— С тренерами возникают недопонимания из-за языкового барьера?

— Поначалу такие проблемы были. Мы не понимали, что хотим друг от друга. Но сейчас привыкли и даже без слов знаем, что и где нужно сделать.

— Не чувствуешь себя одиноко в Берлине?

— Нет. Во-первых, моя девушка сейчас катается здесь в шоу. Мы часто видимся, она помогает мне психологически. Во-вторых, в Берлине много русскоговорящих. На нашем катке половина спортсменов разговаривает на русском. Чувства одиночества у меня не возникает.

Минерва Хазе и Никита Володин / Фото: © Личный архив Никиты Володина

— С русскими фигуристами, которые сейчас катаются за другие страны, общаетесь на соревнованиях?

— Мы здороваемся, видимся. Но на тесное общение на соревнованиях времени нет. Русскоговорящих на турнирах много. Нет ощущения, что ты в другом мире.

— Когда последний раз был дома в Санкт-Петербурге?

— В июне, получил диплом в университете имени Лесгафта. После поехал на сборы в Турцию и Германию. Планирую приехать снова в конце апреля.

— Кто из специалистов работает с вами с Минервой?

— Мы работаем целой командой. Главный тренер — Дмитрий Савин, он живет в Сочи. Но в Сочи мы тренироваться не можем, поэтому в Германии работаем с такими специалистами, как Шуберт Кнут, Рико Рекс и Пауль Бол.

— Каким образом Савин принимает участие в тренировочном процессе?

— Он скидывает нам недельный план, тренирует нас по Zoom.

— Такой формат работы удобен?

— Конечно, это непросто. Но мы взаимодействуем целой командой. И если есть результат, значит, это работает.

— А вот что касается менталитета Минервы — не возникает у вас разногласий в тренировочном процессе? Все-таки в Европе другое отношение к спорту, нежели в России.

— В этом плане у нас одинаковые взгляды. Предполагаю, это связано с тем, что уже восемь лет она работает с русским тренером Дмитрием Николаевичем Савиным. Она привыкла к российской системе подготовки. В этом плане мне с партнершей повезло.

«Мы приглашали Кавагути вернуться в спорт. Но она понимала, что ей не хватит здоровья»

— Твоей последней партнершей в России была Вика Васильева. Почему распался ваш дуэт?

— До Вики я катался с Таисией Собининой. Она не смогла продолжить карьеру из-за состояния здоровья, поэтому я встал в пару с Викой. Был карантин, мы учили парные элементы на улице, а потом вышли на лед. Спустя три месяца мы уже выступали на первых соревнованиях. Мы проделали большую работу с учетом того, что Вика пришла из одиночного. После первого старта Васильева решила приостановить наше сотрудничество без объяснения причины и вернулась в Москву. Сейчас она выступает в паре с Романом Запорожцем.

Виктория Васильева Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— И какие были твои дальнейшие действия? Решил искать новую партнершу?

— Искали партнершу в России, но достойного варианта не было. У пары должна быть перспектива. Ее отследить можно через три-четыре тренировки. Долгое время я тренировался один, а потом меня пригласили покататься в шоу с Юкой Кавагути. Это был шанс выступить с партнершей такого высокого уровня.

Около года мы катались в шоу у Татьяны Навки. В конце прошлого года я заключил трехмесячный контракт, и примерно в это же время мне предложили попробовать встать в пару с Минервой. За месяц до шоу я прилетел в Берлин, мы покатались буквально пять дней. Приняли решение, что будем и дальше кататься, но мне нужно было отработать контракт, поэтому вернулся к Минерве я только через три месяца.

— Катаясь в шоу, ты тоже искал партнершу? Может, подумал оставить эту затею и продолжить зарабатывать?

— Я всегда искал партнершу, даже когда выступал в шоу. Мы даже Юку приглашали вернуться в спорт. Но она понимала, что ей не хватит здоровья — беспокоят старые травмы. Хотя в шоу мы делали все элементы на высоком уровне.

— Сколько времени ты не выступал на официальных соревнованиях?

— После последнего старта с Викой и до первого с Минервой прошло больше двух с половиной лет.

— Это же очень большой срок. Как удавалось сохранить мотивацию? Наверняка посещали мысли о завершении карьеры.

— Я понимал, что до конца не реализовал свой потенциал. Смотрел соревнования и осознавал, что могу кататься не хуже, мне по силам бороться на этом уровне. Когда появилась Минерва, мотивации добавилось еще больше.

— Как получалось поддерживать физическую форму? Катался один или с тренером?

— Я работал с тренером. Но когда ты один, тренер не может тебе помочь. Я много скользил, прыгал, но парные навыки исчезали. Восстановить их я смог с Юкой, за что ей большое спасибо.

— А с точки зрения психологии, трудно было возвращаться к соревнованиям?

— В этом плане мне хорошо помогло шоу Навки. Мы с Юкой делали сложные с точки зрения техники элементы — практически соревновательный выход. Первый месяц было волнение, потом появилось спокойствие и сохранилось до официальных соревнований. На первый старт я выходил кататься уже уверенно.

— Кто из родственников поддерживал тебя в турбулентный период? Без поддержки родных очень непросто справляться с трудностями.

— У меня бабушка — фанатик спорта. В трудные моменты она всегда говорила мне, что мы найдем партнершу, не надо заканчивать, все получится. С детства бабушка дала мне стержень мотивации.

— Что она сказала после финала Гран-при?

— «Я не сомневалась в тебе ни капли».

— Она заплакала?

— Естественно. Сказала, что молилась за меня.

— Ты ей победу посвятил?

— Безусловно, ей. Бабушку зовут Елена Николаевна.

«Минерва поменяла меня, теперь я соблюдаю четкий режим, никуда не опаздываю»

— Как в итоге вы нашлись с Минервой?

— Минерва с партнером рассталась после чемпионата мира-2022. После Олимпиады мне позвонил Дмитрий Николаевич [Савин] и сказал, что у него есть для меня хорошая девочка. Я посмотрел ее выступления — мне понравилось.

После чемпионата мира мы начали плотно заниматься этим вопросом. Вместе с партнером они занимали пятое место в мировом рейтинге, что позволило нам сразу выступить на Гран-при.

— Когда первый раз встретились с Минервой, между вами пробежала искра? Почувствовал, что с ней можно добиться успеха?

— Я понял, что Минерва очень перспективная партнерша. Искра появилась, что-то загорелось. Увидел, что мы можем выполнять элементы на высоком уровне.

А с течением времени Минерва показала себя с еще более хорошей стороны. В ней проявляется немецкий менталитет. Она педантична, все заранее планирует. В этом плане мы немного расходимся, я все делаю по обстоятельствам. Но она поменяла меня, теперь я соблюдаю четкий режим, никуда не опаздываю. Наш тренировочный процесс расписан на месяц вперед.

Никита Володин и Минерва Хазе / Фото: © Lintao Zhang - International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

— Не было ли у Минервы предрассудков насчет твоего российского происхождения на фоне политической повестки?

— Я никогда не чувствовал пренебрежения со стороны немцев. Ситуация в мире не повлияла на взаимоотношения.

— Вы с Минервой начали кататься вместе после отстранения россиян от международных турниров. Правильно понимаю, что ключевым фактором для тебя стало именно наличие партнерши, а не возможность выступать на мировой арене?

— Да, однозначно. Если бы в России была достойная партнерша, я бы катался там. Но шанс с Минервой я упустить не мог.

— ФФККР тебя без проблем отпустила?

— Меня отпустили хорошо, по правилам. В федерации меня знают, я показывал неплохие результаты. Они с пониманием отнеслись к моей ситуации, знали, что я долгое время катался без партнерши. В Академии фигурного катания, где я тренировался, все поздравляют с победами, радуются за меня.

— Как думаешь, если бы на международной арене сейчас выступали россияне, ваши результаты были бы такими же?

— Не могу предполагать. Мы не знаем, в какой форме были бы, как оценивали бы сейчас русских. Мы планируем соревноваться с лучшими парами, к этому готовимся. Наша цель — быть первыми среди сильнейших.

— Следишь за парным катанием в России в этом сезоне? Смотрел этапы Гран-при?

— Естественно, я смотрел этапы Гран-при России. Следил за парами, смотрел на уровень. Слежу за своим другом Сашей Галлямовым, болею за него с Настей Мишиной.

Александр Галлямов и Анастасия Мишина / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

— Как оценишь нынешний уровень российского парного катания?

— Все понимают, что в России сейчас две ведущие пары. Но и остальные катаются на высоком уровне. На чемпионате России ожидается серьезное соперничество.

— Если мы берем Мишину и Галлямова в качестве мировых лидеров, на данный момент вы конкурентоспособны по отношению к ним?

— Саша — спортсмен со множеством званий, они с Настей выступают на высоком уровне больше одного олимпийского цикла. Мы катаемся только первый сезон. Нам не хватает соревновательного опыта. Мы проигрываем им в базовой стоимости программы — нам не хватает шпагата в подкрутке и тройного выброса флипа. Сейчас будем работать над этими элементами, после чего станем конкурентоспособными.

«Раньше работали до изнеможения. Сейчас, если плохо себя чувствую, могу взять выходной»

— В январе вы с Минервой выступите на чемпионате Европы, в марте — на ЧМ. Кто ваши основные конкуренты?

— Итальянцы Сара Конти и Никколо Мачии — на Гран-при они были вторыми. Также выделю венгров Марию Павлову и Алексея Святченко. Мы должны на чемпионатах Европы и мира сделать хорошо свою работу и показать чистое исполнение программ.

— Какой результат вы должны показать к концу сезона, чтобы с гордостью смог сказать: «Дебют удался»?

— Мы не думаем о местах.

Я смогу произнести эту фразу, если мы безошибочно откатаемся на чемпионатах Европы и мира. В этом случае мы будем довольны и этот результат для нас будет значимым.

Минерва Хазе и Никита Володин / Фото: © VCG / Contributor / Visual China Group / Gettyimages.ru

— Оглядываясь на свою карьеру, можешь назвать партнерш, с которыми было бы возможно повторить этот результат? Или дело все-таки в Минерве?

— Все мои партнерши были перспективными. Но во всех случаях возникали разные жизненные обстоятельства, которые мешали расти дальше. Минерва — крепкий, сильный, ответственный спортсмен. Добиться такого результата с другими партнершами было возможно, я катался только с перспективными девочками. Но не всегда все складывается так, как мы загадываем.

— Какие качества в Минерве как в партнерше можешь выделить?

— Работоспособность, ответственность и чувство юмора. Мы всегда тренируемся на позитиве — это наша общая черта.

— Давай еще немного поговорим о твоей жизни в Берлине. Есть любимое место в городе, помимо ледовой арены?

— Площадь Александерплац, это центр города. Сейчас там рождественская ярмарка, можно погулять, вкусно поесть, купить сувениры.

Но у меня складывается ощущение, что сюда я приехал на сборы. Больше времени провожу на базе, так как нацелен только на результат. Ощущения, что я живу именно в Берлине, нет.

— По русским продуктам не скучаешь?

— Их хватает, здесь есть магазин с русскими продуктами. Гречку купить можно.

— В этом году будешь праздновать Рождество по-европейски или родной Новый год с оливье?

— В этом году я буду праздновать Рождество. У нас будет три выходных, будем отдыхать. А на Новый год тренируемся, готовимся к чемпионату Европы.

— Чувствуешь, что со временем меняется ментальность? Может, к каким-то вещам по-другому стал относиться?

— Изменилось отношение к тренировочному процессу: я стал больше отдыхать. Раньше работали до изнеможения. Сейчас же, если плохо себя чувствую или что-то болит, могу взять выходной. Здесь к этому нормально относятся. Мне такой подход нравится.

— Друзья из России не просят привезти «санкционку»: кроссовки, косметику и т. д.?

— Конечно, просят. Привозил Louis Vuitton, кеды Nike и другие недоступные бренды.

— Может, осчастливил какую-нибудь подругу феном Dyson?

— Dyson пока не привозил, еще не просили.