«Мат Транькова — просто тренерские эмоции, все были очень расстроены». Павел Слюсаренко — о Тарасовой/Морозове и работе с Тутберидзе

Пермский тренер получил от Этери Георгиевны предложение, от которого не отказываются.

Весной этого года пермский тренер Павел Слюсаренко получил один из самых больших вызовов в карьере — его пригласили в группу Этери Тутберидзе для работы с двукратными чемпионами Европы в парном катании Евгенией Тарасовой и Владимиром Морозовым

В интервью «Матч ТВ» Слюсаренко рассказал, от кого исходила инициатива начать работу, каково это — работать в тренерском штабе из шести человек, а также почему Евгении и Владимиру пока не удаются чистые прокаты.

https://www.instagram.com/p/CSnnpwYI3q2/

— Как оцените результат своих пар на чемпионате России? Начнем давайте с чисто «ваших», с пермских.

— Как все видели, произвольные программы, к сожалению, не очень удались. Не получился прыжок у Юли (Артемьевой, выступающей в паре с Михаилом Назарычевым). Но в целом местом и результатом мы довольны. Жалко только, что в этом сезоне мы всё никак не можем показать в произвольной максимум. Ребята растут, добавляют, но где-то, значит, не хватает нам.

По юниорской паре — Матвею (Янченкову) с Катей (Чикмаревой) — местом мы тоже довольны. Но, к сожалению, не получился выброс, к тому же Матвей ошибся на прыжке. Но я думаю, что это в большей степени произошло из-за болезни Матвея перед чемпионатом. Немножко ему сил не хватило, поэтому и допустили ошибки. Считаем, что основную задачу выполнили. Работаем дальше. Будем готовиться к первенству России и надеяться, что там покажем свои лучшие прокаты.

— Болезнь обычная?

— Да, обыкновенное ОРВИ. Ничего серьезного, но это тем не менее немного подкосило Матвея и выбило его из тренировочного процесса.

— Как дела у Аполлинарии Панфиловой и Дмитрия Рылова? Ребята тренируются?

— Да, они уже вышли на лед. Готовятся, восстанавливаются после Диминой травмы. В этом сезоне они уже точно не выйдут на соревнования, потому что Диме можно будет давать нагрузку только месяца через три. Так что ребята сейчас просто катаются, раскатываются. Но элементы им пока делать нельзя. Вообще никакие.

— А что с Женей и Вовой? Что происходит?

— Ну… К сожалению, не получилось показать то, что задумано. На тренировках ребята катаются отлично, делают абсолютно всё. Мы стараемся сделать всё, чтобы на соревнованиях они могли показать свой максимум. У нас есть время и соревнования, на которых это можно сделать в этом сезоне. Мы прикладываем максимум усилий.

— Третье место — не их?

— По сегодняшнему прокату — их, конечно же. Женя с Вовой ошибались, а пары Тамары Николаевны Москвиной выступили чисто. Поэтому вопросов к результату быть не может.

— Вы сейчас как себя позиционируете — как пермского тренера или уже пермско-московского?

— В настоящее время я — пермский тренер (смеется). У меня есть место работы, каток, своя группа. Сейчас в Москву я приезжаю перед соревнованиями, чтобы включиться в работу тренерского штаба Вовы и Жени, своих ребят привожу с собой, конечно, покататься в другой группе, в другой атмосфере — это всегда полезно, у них есть возможность многому научиться.

Ежедневно мы работаем больше по видео. Каждый прокат Максим отправляет мне. Если есть какие-то рекомендации или замечания — я их высказываю, а ребята стараются их исправить.

https://www.instagram.com/p/CRq0kyvpZY5/

— А в перспективе? Ваше сотрудничество с группой Этери Георгиевны продолжится?

— Жизнь покажет, посмотрим. Сейчас у нас есть этот сезон. И мы должны отработать его до конца. Надеюсь, выполним цели и задачи, поставленные перед нами, и тогда уже будем разговаривать.

— Вариант поработать с Женей и с Вовой от кого исходил? На этот счет ходят самые разные версии.

— Этери Георгиевна вышла на меня с предложением о сотрудничестве с этой парой. Разве от таких предложений отказываются? Работать с ТШТ (тренерский штаб Тутберидзе) и спортсменами такого уровня для меня, как для тренера — рост. Как минимум, я получу тренерский опыт, а как максимум — посмотрим.

— Помню, вы говорили, что вам не хотелось бы остаться в роли тренера юниоров. Работа с Женей и с Вовой поможет от нее избавиться?

— Ну, желание развиваться и расти — это нормально для любого профессионала. У меня появилась возможность включиться в работу с большой парой, в работу большого штаба, где каждый отвечает за свои моменты в тренировочном процессе. Так что я об этом не думал.

Когда уходят юниоры — это всегда в первую очередь решение спортсменов. Они захотели сменить место жительства и тренера — они это сделают. Сейчас в Пермь уже приезжают сильные фигуристы не только из других регионов, но и из Москвы. Однако Юля с Мишей своим попаданием в основной состав сборной России доказывают, что бороться с московскими парами можно и в Перми. В короткой программе в Петербурге они победили Дарью Павлюченко и Дениса Ходыкина. Так что Пермь конкурентоспособна. Надеюсь, в таком же духе и продолжим.

— Для вас принципиально состояться как сильный тренер взрослых спортсменов именно в Перми?

— Скажу так — для меня принципиально состояться как сильный тренер взрослых фигуристов. Пермь — город, в котором я родился, в котором я много лет работаю в качестве тренера. Я его люблю, люблю группу, которую тренирую. В Перми меня всегда все ждут. Знаю, что ребятам меня не хватает. Но этот сезон неординарный и для меня, и для моей семьи, и для ребят, которые остаются у нас на катке. Мы двигаемся вперед.

— У вас с Женей и с Вовой работают шесть тренеров. Не тесновато? А то мы тут уже шутили, что вас у бортика столько много — как вы все в Kiss& Cry поместитесь.

— Работа налажена, дискомфорта нет. Каждый делает всё возможное и вносит что-то свое. Думаю, в каждом серьезном тренерском штабе не меньшее количество человек работает. Просто мы этого не видим. Это так раздуто — вот, у них шесть тренеров стоит. На самом деле в плане работы это только помогает.

— Весной Максим Траньков говорил мне, что он хотел бы, чтобы вы исправили фундаментальные ошибки в технике у Тарасовой и Морозова. Можете рассказать, о чем речь? И не поздновато ли уже вносить изменения?

— Вообще в технику ребят никто не лез. Ребята очень хорошо обучены, они и сами знают, как сделать правильно. Я же со своей стороны немного корректирую выбросы и поддержки, но о каком-то коренном изломе технической части речи не шло изначально. Единственное — в произвольной программе убрали выброс сальхов и заменили его более дорогим флипом, и Женя с Вовой весь сезон с ним справляются. Значит, все-таки мы двигаемся в правильном направлении.

— Работать с Тарасовой и Морозовым нервно?

— Абсолютно спокойно. Ребята идут на контакт, они абсолютно адекватные. В принципе, разницы между работой с теми же Артемьевой и Назарычевым нет. Это одна группа, все идем к одной цели.

— Максим, думаю, с вами не согласится.

— (смеется). Ну, вы знаете, его реакция после ошибки в короткой программе — это просто тренерские эмоции (Максим Траньков нецензурно выругался, встречая Владимира Морозова у борта. Это попало в эфир трансляции. — Прим. «Матч ТВ»). Понятно, что мы все были очень расстроены. Это просто эмоции, ничего более. Если бы у нас получилась поддержка, место было бы другим. Тогда, быть может, что-то могло поменяться. Но получилось, как получилось.

— Согласны с тем, что главная проблема Тарасовой и Морозова — психология?

— Честно, говорить об этом не хотелось бы.

— Хорошо, тогда так. Впереди у ребят главные старты сезона, в том числе и Олимпиада. Как подвести их в нормальном ментальном состоянии к ней?

— Нужно научиться разделять старты между собой. Думаю, ребята этот чемпионат России просто забудут и будут готовиться к остальным турнирам, как к новому старту. Неважно, что было до этого — победа или поражение. Нужно, конечно, уделить внимание ошибкам, но глобально ребята с верхотуры своего опыта и сами понимают, как сделать лучше. Мы же просто постараемся по максимуму им помочь.

— Насколько Этери Георгиевна в принципе вовлечена в работу с парой? У нее же помимо Жени с Вовой еще целая группа одиночниц, претендующих на Олимпиаду.

— Этери Георгиевна определенно вовлечена в пару. И делает для них максимум того, что может. Это спортсмены Этери Георгиевны, и она относится к ним, как к своим остальным спортсменам. Так же, как и к ее девочкам. Конечно, парное катание и одиночное — это абсолютно разные виды, но нужно создавать команду и двигаться вперед. Сейчас в «Хрустальном» именно это и происходит.

Читайте также: