Тутберидзе теперь как Тарасова. Под ее руководством будут готовиться к Олимпиаде-2022 чемпионы России в парном катании

«Матч ТВ» разбирается, какой профит для обеих сторон в этом решении и почему Тутберидзе ничем не рискует, приглашая Тарасову — Морозова в «Хрустальный».

Вчера наконец официально подтвердились слухи, курсировавшие в информационном пространстве фигурного катания последние несколько недель. Серебряные призеры Олимпийских игр в команде, чемпионы Европы, вице-чемпионы мира Евгения Тарасова и Владимир Морозов к Олимпиаде в Пекине будут готовиться в группе Этери Тутберидзе. Максим Траньков также продолжает работать с парой, поэтому переход в «Хрустальный» по факту можно считать двойным — пара плюс профильный тренер.

Это неожиданно, потому что Тутберидзе ранее работала только с одиночниками. Это ожидаемо, потому что ей явно стало давно тесно в роли тренера юных чемпионок — результат в женском одиночном развернулся до таких масштабов, что должен был когда-то перейти в иное качественное измерение.

Корреспондент «Матч ТВ» отвечает на два главных вопроса, которые интересуют всех:

  • Зачем Тарасовой — Морозову Тутберидзе?
  • Зачем Тутберидзе Тарасова — Морозов?

Для начала немного предыстории. С тех пор как Нина Мозер отошла от дел и отказалась работать с парой Тарасова — Морозов, их тренером юридически и фактически был Максим Траньков. Они сначала тренировались в Москве, а потом уехали в Америку к Марине Зуевой, где могли бы и оставаться вплоть до Олимпиады, если бы не пандемия. Прошлой весной пара вернулась в Москву.

Сезон они провели неровно. Был коронавирус и отказ от Гран-при «Скейт Америка» из-за него, было серебро этапа Кубка России с ошибками, был пропущенный Гран-при в Москве. Чемпионат России Евгения и Владимир без блеска выиграли, но на чемпионате мира остались четвертыми — это худший их результат начиная с 2017 года. Не лучшая стартовая позиция за год до Олимпиады для пары, которая точно держит в уме олимпийское золото.

Евгения Тарасова и Владимир Морозов / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Максим Траньков — ответственный и внимательный тренер, несмотря на свою молодость и отсутствие большого опыта, и он в пару вкладывался столько, сколько мог. Но у него нет ресурсов, чтобы тренировать чемпионов. Для этого должен быть лед в достаточном объеме, финансы, возможность привлечь дополнительных специалистов, которых, опять же, не приведешь работать на смотровую площадку перед МГУ. Нужно место для тренировок, нужны средства на подготовку. В США все это было благодаря Марине Зуевой, но из-за пандемии Евгении и Владимиру туда вернуться невозможно. К тому же у Максима Транькова есть проблемы с американской визой — отдельный болезненный вопрос для многих людей, кто раньше часто перемещался по миру.

Есть много версий о первопричине того, что Тарасова — Морозов никак не могут раскрыть свой потенциал. С точки зрения антропометрической совместимости партнеров, технической подготовки и парных элементов вопросов нет никаких — тут все работает на пару. Проблемы были следующие: отсутствие стиля и лоска во внешнем виде и постановках, неуверенность и недостаток взаимодействия на уровне прикосновений и взглядов и ошибки на элементах, в первую очередь на прыжках. Но если честно, первые две проблемы — все же вкусовщина, их даже невозможно количественно измерить. А вот ошибки — то, что сложно вписать в любой, даже самый актуальный стиль и что не спрячешь за химией, томными взглядами и дизайнерскими костюмами. Иными словами, цитировать Шекспира в первоисточнике — интеллектуально и впечатляюще, но сначала было бы правильно выучить английский.

Гротескный «Кэндимэн» в горошек, который на какое-то время стал символом всех неудач пары Тарасова — Морозов, на самом деле мог бы выносить всех соперников в пхенчханском сезоне, будь он хотя бы два раза за тот сезон исполнен идеально. Но он не был. И в то же время никакое гениальное зуевское «Болеро» в костюмах цвета холодной части пламени не поможет паре побеждать, если она будет ошибаться.

Евгения Тарасова и Владимир Морозов / Фото: © РИА Новости/Нина Зотина 

Хотя бы из этих соображений обратиться к Тутберидзе — тренеру, чьи спортсмены в среднем за последнее время достигли близкой к максимуму результативности прыжков, — хорошая идея.

Интересно будет посмотреть, сработает ли метод интенсивных многоповторных тренировок на по-настоящему взрослых спортсменах — Евгении Тарасовой сейчас 26, а Владимиру Морозову — 28. Последним таким опытным фигуристом в «Хрустальном» был Сергей Воронов.

Почему Тарасова — Морозов не выбрали тренеров, специализирующихся на парном катании? Все же ни Тутберидзе, ни Дудаков, ни Глейхенгауз с парниками никогда прежде не работали. Вариантов на самом деле было не так много: Москвина, Мозер, Доброскоков, Дмитриев, Васильев, Слюсаренко. У кого-то в группе и без того тесно от лидеров и амбиций, у кого-то недостаточно репутационного веса на международной арене, у кого-то — недостаток ресурсов и возможностей. К тому же с парными элементами, как мы уже выяснили, у Евгении и Владимира все в порядке, а сохранить это состояние им поможет Максим Траньков. Им сейчас гораздо важнее перестать дрожать на прыжках и почувствовать наконец, что все под контролем. Вспомнить, как ощущают себя люди, которые приехали побеждать — только в такой формулировке. И тогда не так уж важно, какая будет постановка и кто сошьет костюмы. Эстетика эстетикой, но нет для спортсменов большей эстетики, чем круглая золотая медаль на памятной ленте на шее.

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

К тому же пока нельзя исключать, что за постановками Тарасова — Морозов обратятся все же к Марине Зуевой. У Этери Тутберидзе, кстати, есть опыт взаимодействия с Зуевой как с хореографом. В сезоне-2015/16 она возила в Кантон, где тогда работала Марина Олеговна, двух звезд из своей группы — Юлию Липницкую и Адьяна Питкеева. Правда, сотрудничество оказалось неэффективным (постановки ожидаемых наград не принесли), но у этого было много причин — в первую очередь серьезные проблемы со здоровьем у обоих фигуристов.

Этери Тутберидзе ничем не рискует, соглашаясь помочь Евгении Тарасовой и Владимиру Морозову, потому что получает их в психологически разобранном состоянии с четвертым местом чемпионата мира в анамнезе. Кто же в таком случае будет ждать безоговорочной и быстрой победы? Но вот если чудо все-таки произойдет, в мире сложно будет найти более влиятельного тренера, чем Тутберидзе.

Забавно, что год назад в это же самое время от нее уходила Александра Трусова, а потом еще и Алена Косторная. Но сейчас у Этери Георгиевны новая роль, кажется, к ней теперь идут не только зализывать раны после короткого бунта, поднимать четверные прыжки в 13 лет и выигрывать золото юниорского чемпионата мира. К ней идут взрослые и отчаявшиеся спортсмены, как раньше шли к Татьяне Тарасовой — собрать войска к решающей в жизни битве.

Читайте также: