«Здесь фигурное катание популярно только в период рождественских праздников». Первое большое интервью новых чемпионов Франции

«Здесь фигурное катание популярно только в период рождественских праздников». Первое большое интервью новых чемпионов Франции
Аделина Галявиева и Луи Торон / Фото: © Maja Hitij / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Аделина Галявиева и Луи Торон о трудностях тренировок в пандемию, программе про убийцу и стереотипах в танцах на льду.

Бронзовые призеры Универсиады в танцах на льду, а с этого года еще и чемпионы Франции Аделина Галявиева и Луи Торон начали свой совместный путь в разгар олимпийских баталий в Корее. Партнерша сначала занималась в группе Александра Жулина, но потом перешла под французский флаг — уехала в Лион к новому партнеру. Забавно, что там уже катался его друг Луи, с которым судьба сведет Аделину через несколько лет. Молодую пару изначально вела российский тренер Анжелика Крылова, но из-за карантина танцоры задержались в Париже, а сейчас поселились в Милане на неопределенный срок.

Интернациональный дуэт поделился с «Матч ТВ» своей историей, мыслями о разных культурах и планами на жизнь.

Читайте в интервью:

«Мне нравится, как люди в России отмечают национальные праздники. Видно, что они счастливы быть русскими»

— Ваш дуэт образовался в разгар Олимпиады три года назад, еще и в День всех влюбленных. Расскажите, как все было?

Аделина: — Мы практически одновременно расстались со своими предыдущими партнерами. Я чуть раньше — когда шел чемпионат Европы в Москве. Там Луи как раз выступал в последний раз с Анжеликой Абашкиной (французская фигуристка с русскими корнями, завершила карьеру в октябре 2018-го — Прим. ред.). А я принялась искать нового партнера. Была по делам в Бордо, пересеклась с Мариной Анисиной и спросила ее совета. Марина дала номер Анжелики Крыловой и рекомендовала обратиться. Анжелика ответила, что у нее нет никого на примете, но если я сама найду партнера, она готова нас тренировать. Узнав, что Луи остался один, я, честно признаюсь, очень ждала его звонка. Он набрал в День святого Валентина, но это совпадение, если что (улыбается). Мы договорились о работе с Крыловой, однако первые два месяца тренировались во Франции сами. Ведь Анжелика работала на Олимпиаде и затем на чемпионате мира. Когда в межсезонье она переехала в Москву, мы отправились к ней.

— Как быстро вы поняли, что подходите друг другу?

— Начали пробовать много базовых упражнений, затем элементы, поддержки. Кстати, больше занимались на полу, потому что на катке было много народа. Как-то сразу увидели, что чувствуем друг друга, что ноги синхронно расположены. Можно сказать, с первой тренировки наш дуэт сложился. Вообще это большая удача: мы и по физическим параметрам подошли друг другу, и я уже была членом сборной Франции. Не пришлось менять флаг и заниматься бюрократией.

Аделина Галявиева и Луи Торон / Фото: © Bai Xueqi / Xinhua / Global Look Press

— Луи, как вы адаптировались в новой стране?

— До переезда в Москву я был здесь только на чемпионате Европы, но за четыре дня не успел увидеть сам город. Зато слышал много стереотипов о России. Адаптировался довольно быстро: у нашего тренера большой опыт работы со спортсменами из разных стран, вся группа стала дружной компанией, без деления на своих и чужих.

Еще было удобно в бытовом плане: мы поселились на базе, где все рядом, а для поездок в центр города — огромный выбор общественного транспорта. Не то что в Америке, где все зависит от наличия машины. Когда я там тренировался, прав и своего авто еще не имел, поэтому было тяжело куда-либо добраться, часто приходилось просить ребят подвезти.

— Хорошо ли говорите по-русски?

— Язык я знаю на бытовом уровне, достаточном для повседневной жизни. Понимаю практически все. Уроков русского я не брал — просто старался общаться с носителями языка. Первое время ходил с маленьким разговорником и смотрел нужные фразы. А в Италии, где мы сейчас живем, я только по-английски общаюсь.

— Что вам больше всего нравится в русской культуре?

— Мне кажется, здесь люди добрее, более сочувствующие. Помню, как-то я потерялся и обратился за помощью к случайным прохожим, они сразу откликнулись. Если во Франции так спросить на улице — вряд ли помогут найти дорогу. Еще мне нравится русский патриотизм, как многие люди отмечают национальные праздники. Видно, что они счастливы быть русскими. Во Франции нет такого чувства единства нации.

https://www.instagram.com/p/CL4u3mWpmwB/?igshid=ch9ckubs4mza

— Можно сказать, вы уже давно знаете русскую душу. Ведь несколько лет вашей партнершей была Анжелика Абашкина — французская фигуристка родом из Красноярска.

— Да, я проводил много времени у нее в гостях, окунался в атмосферу русской культуры. Анжелика угощала традиционными русскими блюдами — салатом «Оливье», тортом «Медовик» и квасом. Этот напиток мне очень понравился. А в Москве я, кстати, увлекся грузинской кухней: хачапури, люля-кебаб.

— Аделина, а какие у вас впечатления от Франции?

— Люблю менталитет французов: они более расслабленные, чем представители других наций, позитивно относятся к жизни и умеют наслаждаться моментом. Я уважаю французское правительство за отношение к своему народу (много социальной помощи и возможностей), за уровень образования.

Люблю бывать в Париже, Бордо, Ницце. Обожаю французскую еду, песни Лары Фабиан и Заз. Язык я знаю хорошо, хоть и на курсы тоже не ходила. Вообще приехав во Францию, я не знала ни французского, ни английского. Учить их пришлось по аналогии с ситуацией, когда тебя кидают в воду, чтобы ты научился плавать. В сборной оказалось много ребят из разных стран, русскоязычных, кстати, тоже. Благодаря пестрой атмосфере я освоила сперва английский, потом французский. Читала книги в оригинале, слушала аудиолекции.

«Высокие блондинки с супердлинными ногами — это клише российских танцев. Давайте вспомним Мерил Дэвис, Майю Шибутани, Кэтрин Хавайек, Шарлин Гиньяр»

— Как обстоят дела с фигурным катанием во Франции? Хороши ли условия для развития спорта?

Луи: — Не особо. Здесь на первом месте футбол, а ко всем остальным видам спорта мало внимания. С российской атмосферой не сравнить. До первых крупных титулов у тебя нет финансовой поддержки. Еще проблема с получением среднего образования: во Франции нет спортивных школ, где бы с пониманием относились к графику фигуриста. Я с трудом учился, совмещая школу и тренировки.

https://www.instagram.com/p/CIGPz3KJ5zC/?igshid=1spaovo81441

— Много ли народу приходят на турниры?

— Вокруг фигурного катания был ажиотаж в 90-х годах прошлого века, когда выступали Филипп Кандероло (двукратный бронзовый призер Олимпиады. — «Матч ТВ»), Сурия Бонали (чемпионка Европы, вице-чемпионка мира. — «Матч ТВ») и другие звезды того времени. Их часто показывали по телевизору, устраивали ледовые шоу. А сейчас турниры во Франции проходят на катках с малыми трибунами, и много народу не помещается. Иногда у нас берут интервью после соревнований. В целом, здесь фигурное катание популярно только в период рождественских праздников: дети любят развлекаться на катках в свободное время, волшебная атмосфера и погода этому способствуют.

— Проводят ли ледовые шоу, не считая периода карантина?

— Да, в межсезонье сборная устраивает турне по французским городам. Мы готовим номера, иногда берем и спортивные программы. В последнем турне адаптировали свой ритмический танец под показательный — добавили реквизиты. Мы всей командой выступаем и после каждого шоу участвуем в фотосессиях с поклонниками.

— Можно сказать, во Франции быть профессиональным фигуристом — хобби?

Луи: — В первые годы да. Ведь многие дети занимаются спортом, ищут себя в разных сферах. Меня вот родители сначала отдали в плавание, а двух сестер — в фигурное катание. Затем я год был хоккеистом, но пришлось уйти из-за травмы. Мама предложила попробовать одиночное катание, и мне понравилось. Сначала я занимался для души, а как ушел в танцы, спорт стал делом жизни.

— Почему вы выбрали танцы на льду?

— Во Франции другая система распределения по видам ФК — не как в России, где все начинают с одиночного и потом переходят в пары или танцы. Здесь разделение по спортивным клубам. Если ты приходишь в клуб, сосредоточенный на одиночном, то, скорее всего, ты и будешь им заниматься всю карьеру. Но я рано перешел в танцевальный клуб, ибо этот вид во Франции более популярен.

— Аделина, а как и когда вы увлеклись фигурным катанием?

— Я тоже в определенный момент начала с плавания. Вскоре меня отвели на лед — брат занимался хоккеем, и родители хотели, чтобы я просто проводила время с пользой. Когда я пошла в школу, стало ясно, что совмещать с учебой два спорта нереально, и я выбрала каток.

https://www.instagram.com/p/CBFbXDXokKz/?igshid=1bl4jz9zzga33

— Читала в ваших прошлых интервью, что некоторые тренеры называли вас неподходящей для танцев партнершей из-за роста…

— Это такое клише российских танцев — высокие блондинки с супердлинными ногами. Наверное, с моей комплекцией было идеально уйти в парное. Но я не видела проблемы. Давайте вспомним Мерил Дэвис, Майю Шибутани, Кэтрин Хавайек, Шарлин Гиньяр… Все они маленького роста, но прекрасные спортсменки, достигли огромных высот, и поклонникам фигурного катания даже не стоит напоминать их титулы.

— Натали Пешала, в прошлом знаменитая фигуристка (чемпионка Европы, бронзовый призер чемпионата мира в паре с Фабианом Бурза. — «Матч ТВ»), сейчас возглавляет вашу федерацию. Какую роль она играет в вашей работе?

Луи: — Она ездит на прокаты сборной и сопровождает на некоторых турнирах, дает советы. Когда мы начали кататься сами, Натали дала нам несколько уроков. Кстати, произвольный танец под музыку из фильма «Амели» — ее идея. Мы решили сделать его в театральном стиле, очень игриво получилось. С этим танцем мы завоевали медаль Универсиады.

Аделина: — Я знакома с Натали еще со времен тренировок у Александра Жулина в Москве. Все мы в группе фанатели от дуэта Пешала-Бурза, они были само трудолюбие! Кстати, посмотрите запись их произвольного танца «Чарли Чаплин» на чемпионате мира 2011 года: в самом начале в кадре видно несколько девочек на трибуне с плакатом. Это я с подружками поддерживала старших товарищей.

https://www.instagram.com/p/B70uGv_ohjc/?igshid=1xxzpd8gkt4xw

«Любим вдохновляться образами из фильмов, не пересказывая историю слишком прямолинейно»

— Ваш произвольный танец «Кармен» прошлого сезона получился в стиле модерн. Как вам удалось так интересно обыграть классику? И почему сшили строгое синее платье?

Аделина: — В конце 2018 года я смотрела чемпионат России, где многие одиночники катали «Кармен», и вдохновилась. Когда выступал Максим Ковтун, у меня аж мурашки побежали по телу, и я поняла: «Хочу!». Конечно, мы с Луи посмотрели «Кармен» Анжелики Крыловой и Олега Овсянникова на Олимпиаде, но решили избежать классики. Мы хотели современный стиль, ни на что не похожий. Изначально все тренеры скептически отнеслись к этой идее, но мы чувствовали, что получится. Программу ставил французский хореограф Махил Шантелоз — он научил нас современным движениям в стиле contemporary. Дизайнера я сразу попросила: никакого красного цвета. Когда мы отправили Анжелике первые видео прокатов, она заценила. В итоге программа зашла, и мы рады, что сделали ее такой оригинальной.

https://www.instagram.com/p/ByQnzlMorQg/?igshid=100qetj2dawjo

— Сейчас вы тренируетесь у Барбары Фузар-Поли. Какую роль играет Анжелика Крылова в вашей работе, и вернетесь ли вы после открытия границ?

— Все началось с того, что год назад из-за карантина мы не смогли вернуться в Москву. Точнее, я, как гражданка России, могла, а Луи — нет. В итоге с февраля до августа прошлого года мы вообще были без тренера. Анжелика сказала, что неопределенность продлится еще долго, и даже если Луи пустят в Москву, то выделят ли нам — иностранцам — лед, неизвестно. Мы все решили искать тренера в Европе хотя бы на время. Для Анжелики Барбара — идеальный вариант. Они хорошо общаются со спортивных времен, доверяют друг другу. В итоге тренеры договорились, мы все обсудили с федерацией и, получив добро, уехали в Милан. Анжелика постоянно на связи через мессенджеры, мы всей командой обсуждаем с ней нашу подготовку, разбираем прокаты. Здесь комфортно, и пока мы планируем оставаться у Барбары. Когда передвижение по миру станет свободным — решим, что дальше.

— Учите итальянский язык?

— Нет. Французский и итальянский очень близки по грамматике и произношению. Мы легко догадываемся, о чем говорят тренеры и все местные жители, поэтому хватает знания трех языков.

— Расскажите о вашем произвольном танце под музыку из «Парфюмера».

Аделина: — Мы любим вдохновляться образами из фильмов, не пересказывая историю слишком прямолинейно. Так было с «Амели» и «Кармен»: хотели показать что-то свое на языке современного танца. Кстати, хореографию к «Парфюмеру» тоже ставил Махил Шантелоз. Действие нашей программы происходит во Франции, сюжет крутится вокруг одного персонажа — Жана-Батиста Гренуя. Вначале мистическая аура под соответствующую музыку, в первом движении я «окутываю» парфюмера. Я играю не конкретного персонажа, а именно аромат, олицетворение чего-то невидимого, что сводит с ума главного героя. Он пытается догнать аромат, который кажется идеальным. Затем играет пианино, и парфюмер понимает, что это образ девушки. Она не отвечает ему взаимностью, и в процессе безумства Жан-Батист убивает девушку. Потом осознает, что натворил, и жалеет об своем поступке. Такая вот утопия. Нам важно было передать серьезный подтекст истории: парфюмер стал убийцей, так как жизнь обходилась с ним жестоко. Он дарил любовь, а сам никогда не был любим.

https://www.instagram.com/p/CJV3h73p87z/?igshid=1dsjhkhcq86o3

— Недавно вы впервые стали чемпионами Франции. Как впечатления?

— Изначально мы не должны были волноваться: еще до турнира участвовали в контрольных прокатах сборной, и федерация осталась довольна нашей формой. Мы знали, что Габриэла с Гийомом не приедут на чемпионат, поэтому настроились его выиграть. Все же это титул! Скажем честно: прокаты не были лучшими, ибо в последние месяцы мы лишены соревновательного опыта. Но в итоге счастливы, что все удалось.

За последний год жизнь показала: все может кардинально измениться в любую секунду. Поэтому о глобальных целях говорить бессмысленно. Ближайшая задача — показать свой максимум на чемпионате мира, мы вовсю готовимся. В следующем году — отобраться на Олимпийские Игры в Китае и достойно там выступить. О главных целях пока умолчим. Чем много говорить, лучше больше работать.

— Каким был ваш карантин?

— Когда ситуация с пандемией набрала обороты, мы изначально приняли решение быть вместе и уехали в Париж решать вопросы с документами. Все-таки мы представляем Францию, там наша федерация, и мы верили, что нам помогут быстро вернуться на лед. Поселились в доме Луи и в итоге провели там весь карантин. Старались поддерживать форму: каждый день бегали, занимались ОФП, выполняли поддержки на земле и в зале. Слушали музыку и продумывали новые программы, при этом были на связи с тренерами в Москве.

— Изменила ли самоизоляция что-то в вашей жизненной философии?

— Да, я много размышляла о своем будущем. У меня образование тренера, но я поняла: это не то, чем хочу заниматься всю жизнь. Локдаун показал, что спорт, как и многие другие сферы, очень зависимы от мировых обстоятельств. Привычный уклад может оборваться в одну секунду, поэтому важно иметь план «Б», и я поступила в Институт политических исследований, где учились многие министры и президент Макрон. Мне интересны дипломатия, сфера международной безопасности, пиар и коммуникации в сфере политики. Причем я не преследую цель идти в политику. Хочу после спорта работать в крупных международных организациях, делать нечто важное для общества, совмещать путешествия и работу. В общем, планы на жизнь грандиозные, но сейчас я пока катаюсь.

Читайте также: