Детей — в школу, сама — на каток. 40-летняя фигуристка из Великобритании выступит на чемпионате мира

«Матч ТВ» общается с Зои Джонс. Она дружит с Аленой Савченко, тренируется у мамы Габриэлы Пападакис и даже в 40 лет не собирается заканчивать карьеру.

Британка Зои Джонс когда-то была одиночницей, участвовала в чемпионатах мира и Европы. Она должна была выступить на Олимпиаде 1998 года, но не смогла поехать в Нагано из-за травмы. Вскоре Зои ушла из спорта, вышла замуж и родила троих детей, но через 13 лет вернулась — теперь уже в парное катание.

Скоро мы увидим миссис Джонс с ее партнером Кристофером Бояджи на чемпионате мира в Монреале. Там она будет самой взрослой среди всех участниц. 

«Матч ТВ» решил узнать вдохновляющую историю фигуристки из первых рук.

https://www.instagram.com/p/B7odyGqpgct/

«Врач сделал инъекцию кортизола, чтобы я могла кататься»

— Зои, когда и почему вы увлеклись фигурным катанием?

— Родители привели на каток, который открылся рядом с домом. Первый и пока единственный каток в моем родном Суиндоне (город в графстве Уилтшир. — «Матч ТВ»). Мне было лет шесть. Параллельно я занималась художественной гимнастикой, участвовала в местных соревнованиях. Каждый день ходила на тренировки рано утром, затем в школу и снова на тренировки. В 10-летнем возрасте я поняла, что люблю фигурное катание и лучше сосредоточиться на нем. Потянуть два вида спорта для моей семьи было очень дорого.

— Насколько популярно фигурное катание в Великобритании? Вспоминаются танцоры Джейн Торвилл и Кристофер Дин, Шинед и Джон Керр.

— У нас есть и другие известные фигуристы: Жанетт Альтвегг (олимпийская чемпионка), Робин и Стивен Казинсы, Стейси Кемп и Дэвид Кинг, Дженна Маккоркел. Недавно танцоры Пенни Кумс и Николас Бакленд завершили карьеру, а Лайла Фиар и Льюис Гибсон здорово выступают на международных турнирах. Но я бы не сказала, что фигурное катание популярно в моей стране. За соревнованиями следят в основном друзья и родственники фигуристов. Есть люди, которым интересны достижения своих спортсменов, — они даже ездят в соседние страны на турниры и шоу. Но не так массово, как в России и Японии. А я с детства была фанатом: смотрела все чемпионаты и Олимпиады. Помню, брат даже злился, я ведь занимала телевизор на многие вечера.

— Расскажите о вашем первом тренере Лесли Норфолк.

— Миссис Норфолк когда-то тоже выступала в парах со своим мужем Джоном Петчем. Мы познакомились на катке, и я занималась у нее до 17 лет. С ней я выиграла первые юниорские турниры, национальные чемпионаты. Миссис Норфолк по сей день работает тренером на нашем родном катке.

— В 90-х вы выступали в одиночном виде. Насколько успешно?

— Я участвовала в разных турнирах — и локальных, и международных. Ездила на этапы Гран-при, отбиралась на чемпионат Европы и дважды на мировое первенство. Также я двукратная чемпионка Великобритании. Этот титул дался мне не сразу — я несколько лет к нему шла.

— Многие спортсмены говорят об особой ответственности от осознания того, что представляют флаг страны на международной арене. Вам это знакомо?

— О, я очень гордилась! Но всегда слишком давила на себя, расстраивалась из-за плохих результатов, потому что знала, что способна выступать наравне с другими девушками. Внутреннюю уверенность я обрела лишь на пару месяцев — когда квалифицировалась на Олимпиаду (1998 года. — «Матч ТВ»). Но вскоре я получила травму, долго восстанавливалась… И опять пришла подавленность. Я вылечилась, потом опять заболела. Как будто ходьба по кругу. Зато сейчас все по-другому: моя жизнь устроена, и я катаюсь просто в удовольствие. Спустя столько лет я обрела то, чего так желала юная Зои.

— Какая травма помешала вам участвовать в Олимпиаде?

— Перед Нагано я должна была выступить на национальном чемпионате, чтобы подтвердить свое место в сборной. Как раз тогда у меня возникли проблемы с подколенным сухожилием, и врач сделал инъекцию кортизола, чтобы я могла кататься. Но безрезультатно: боль не уходила. Поездку отменили, и следующий сезон я пропустила. Через год вернулась в бой с новым тренером, выиграла чемпионат Великобритании в 2000 и 2001 годах. Потом меня замучили новые травмы, я месяцами не могла тренироваться. Из-за стресса начала терять вес, возникла серьезная угроза здоровью. Поэтому в 2001-м я ушла из спорта.

Фото: © личный архив Зои Джонс

— Какой для вас самый счастливый момент в первой части карьеры?

— На чемпионате Великобритании 2000 года я исполнила всю произвольную программу без ошибок. Помню, очень волновалась до последней секунды. Такие же эмоции были в октябре 1997-го, когда я узнала, что еду на Олимпиаду. Конкретные медали и турниры не особо важны в моей карьере. Счастье — в моментах.

«Я не хотела выглядеть плохо. Боялась, что люди будут смеяться»

— Насколько я знаю, после ухода из спорта вы стали тренером в Канаде.

— Да, я уехала за океан ради мужа. Мы познакомились в Шотландии, куда я временно переселилась в конце 90-х годов ради лучших условий тренировок. Будущий муж выступал за местную хоккейную команду. Он канадец, его пригласили на работу как иностранца. Вообще в британских хоккейных клубах и сегодня играет много канадцев. Мы поженились, и спустя время супруг предложил вернуться на его родину. Так в 2002-м я попала на другой континент, устроилась там работать по профессии. Затем родила детей и посвятила себя семье. Когда мы с мужем развелись, я вернулась домой в Суиндон.

— Расскажите о ваших детях.

— У меня две дочки-близняшки Зара и Зиния (12 лет) и сын Скай (7 лет). Все они тоже катаются, дочки уже отобрались на национальный турнир уровня новисов. Их тренирует Кристофер — мой партнер, а я ставлю хореографию. Мы решили с детьми, что я не буду их личным тренером. Все-таки семья — не лучшая комбинация на льду.

— Почему вы решили вернуться в спорт спустя так много лет?

— После рождения сына в 2012 году я начала кататься понемногу, чтобы вернуть форму. Лед был, потому что я работала тренером на родном катке, а в свободные минуты пыталась сама делать элементы. Сначала изредка, затем все больше и больше. Мне хотелось к чему-то стремиться. Вдохновлял пример Мидори Ито (чемпионка мира-1989. — «Матч ТВ»), которая первой исполнила несколько сложных прыжков и каскадов на турнирах, вернулась в любительский спорт после многолетнего перерыва (в 2011 году. — «Матч ТВ») и каталась на одном льду с юными соперницами. Когда я узнала, что Мидори выступает на взрослых соревнованиях под эгидой ISU в Оберстдорфе, поняла — тоже хочу. Все годы, пока занималась детьми, чувствовала, что зря закончила с фигурным катанием. Знала, что способна на большее.

— И в 34 года вы решили рискнуть…

— Конечно, легче всего было просто вернуться на лед и кататься для удовольствия. Но в молодости я была конкурентоспособной спортсменкой, поэтому жаждала достижений. В мае 2014-го я отправилась на соревнования для взрослых любителей в Оберстдорф и показала две программы: обычную (с прыжками и вращениями) и художественную, где акцент делается на артистизм, интерпретацию музыки. Я выиграла и дома продолжила тренироваться все усерднее, пробуя тройные прыжки. Вскоре я выложила на свою страницу в соцсети видео, на котором приземляю полный набор тройных прыжков. Друзья сказали: «Почему бы тебе не вернуться в любительский спорт?» Это стало окончательным стимулом к возобновлению карьеры. В начале 2016 года я выступила на чемпионате Великобритании и заняла второе место. Пожалуй, это было самое нервное соревнование в моей жизни. Я не хотела выглядеть глупо, боялась, что люди будут смеяться, если я откатаюсь плохо. Но я показала две прекрасные программы и была очень счастлива вернуться после 14-летнего перерыва и, наконец, доказать себе, что я могу это сделать!

Фото: © личный архив Зои Джонс

— Не боялись соревноваться с фигуристками, которые младше вас в два раза?

— Нет, я не думала о возрасте и соперниках. Страшно было только сделать решающий шаг — вернуться в спорт через много лет, преодолев внутренние барьеры и стереотипы. Но после маленького достижения я задумалась о перспективах. Класс женского одиночного катания сейчас очень высок, и я понимала, что мне не место на высшем международном уровне.

— Как вы решились выступать в парах? Это же самый травмоопасный вид фигурного катания.

— Я еще девочкой мечтала о парном катании, любила наблюдать за поддержками и выбросами. Однако в стране не нашлось подходящего партнера. Правда, мы пробовали кататься с одним парнем, чемпионом Великобритании. Но у федерации были на меня планы в качестве одиночницы, поэтому нам не разрешили. Четыре года назад мне было страшновато учить новые позиции, перестраивать организм. Но я смелая девочка и доверяю своему партнеру.

— Расскажите, как вы познакомились с французом Кристофером Бояджи?

— Впервые я встретила Криса в Оберстдорфе: он тренировался там с предыдущей партнершей. Мы пересеклись еще раз в 2015 году, когда я вернулась в спорт. Вскоре после этого я увидела на фейсбуке пост о том, что Кристофер расстался с партнершей и ищет новую. Я собрала все свое мужество и написала ему. Объяснила, что понимаю свой возраст и семейный статус, но хочу кататься и способна быть хорошей партнершей. Крис ответил, что ему нужно время на размышление. Я приняла это за вежливый отказ.

Через несколько месяцев получаю сообщение с вопросом: по-прежнему ли я заинтересована? Разумеется, я согласилась и договорилась о поездке в Лондон. Проба прошла великолепно, но я все еще была потрясена, когда мне предложили кататься с Кристофером. Не могла поверить, что кто-то захочет кататься со мной. Я сказала Крису, что не могу оставить Суиндон, своих детей и их устоявшийся образ жизни. Партнер согласился поселиться в моем городе. Моя мечта сбылась, и с тех пор мы вместе с Бояджи идем к общим целям.

«Не спешите провожать нас с Крисом на пенсию»

— Кто тренирует ваш пару?

— В основном все делаем сами. Это очень трудно, ведь мы катаемся на одном льду с массой взрослых фигуристов-любителей. Каждый день тренируем детей и успеваем заниматься сами, пока мои дети в школе. Сложно держать мотивацию, но мы стараемся. Иногда приезжает Катерина Пападакис (мама чемпионки мира и серебряного призера ОИ-2018 в танцах на льду. — «Матч ТВ»), помогает работать над программами.

Мы тренируемся с 6 до 8 утра, потом спешим отвести детей в школу. Возвращаемся на каток и трудимся с 9:30 до 11:30. Занимаемся вне льда, а потом снова на льду в течение 45 минут. Затем я возвращаюсь в школу за детьми, веду их на каток и сажаю делать уроки. Далее мы с Крисом тренируем учеников, а потом занимаемся легкой атлетикой с моими детьми. В итоге все возвращаются по домам около 8 вечера, чтобы быстро поужинать и лечь спать. Но я не жалуюсь, все хорошо.

Фото: © личный архив Зои Джонс

— На каких турнирах вы выступили в этом сезоне?

— Гран-при в США, чемпионат Великобритании, Bavarian Open в Оберстдорфе. Это мой счастливый город: каталась там в детстве, затем победила на первом турнире после многолетнего перерыва.

— В Оберстдорфе живет олимпийская чемпионка Алена Савченко. Вы общаетесь?

— Мы хорошо общаемся с Аленой, нас многое объединяет. Ее муж Лиам тоже британец, а партнер Бруно — лучший друг Кристофера. Очень переживали за их пару на Олимпиаде (Пхенчхан-2018. — «Матч ТВ»), ночь не спали, смотрели прямую трансляцию. Алена и Бруно заслуживали эту победу как никто другой! На время турнира мы останавливаемся у Алены и Лиама в гостях, в этом году были рады познакомиться с их дочкой.

— Как ваши родственники и друзья реагируют на все эти новости?

— Они плачут от счастья за мои успехи. И я эмоционально на все реагирую, радуюсь каждому выступлению. Получаю много добрых отзывов от соотечественников и поклонников фигурного катания со всего мира. Люди пишут, что я вдохновляю их своим примером. Взрослые женщины видят, что карьера не заканчивается с рождением детей. Никогда не поздно осуществить свои мечты и быть счастливой. Спорт можно совмещать с материнством, если ты веришь в себя.

— Мне кажется, вы так счастливы в спорте, что готовы кататься всю жизнь.

— Ох, не знаю. Лед не отпускает. В прошлом сезоне, когда были травмы, мы с Кристофером думали закончить. Условия тренировок тоже слишком тяжелы. Но я не хотела уходить на плохой ноте. Договорились поехать на чемпионат мира в Саитаму, и он по накалу эмоций оказался лучшим соревнованием в моей жизни. Теперь вот готовимся к Монреалю. Хоть мне уже и трудно прыгать из-за возраста, спина слабая, но я хочу продолжать кататься.

— Когда все-таки попрощаетесь со спортом, чем будете заниматься?

— Мы с Кристофером посвятим себя тренерству. Хотим развивать в Великобритании парное катание, вырастить чемпионов. Сейчас ищем партнера для моей дочки, хоть это и сложно, потому что британские фигуристы не особо интересуются парной дисциплиной. А сын вряд ли станет парником — у него недостаточный рост, зато он быстро и высоко прыгает. Пусть преуспеет в одиночном катании. Надеюсь, я служу достойным примером своим детям и сделаю их счастливыми. Но не спешите провожать нас с Крисом на пенсию, ждите на стартах!

Читайте также: