Переезд в Канаду, контракт с цирком и новый партнер. Русская парница Любовь Илюшечкина продолжает дорогу к Олимпиаде

Переезд в Канаду, контракт с цирком и новый партнер. Русская парница Любовь Илюшечкина продолжает дорогу к Олимпиаде
Любовь Илюшечкина и Дилан Москович / Фото: © Kalle Parkkinen / Global Look Press
Эксклюзивное интервью «Матч ТВ».

27-летняя Любовь Илюшечкина — пример того, что искреннее желание спортивного счастья не сломать никакими преградами — географическими, бюрократическими или случайно-трагическими. 

Она стала чемпионкой мира среди юниоров, победительницей Универсиады и выиграла несколько взрослых этапов гран-при в паре с Нодари Майсурадзе, выступая за Россию. Когда поняла, что этот союз не имеет перспектив — не побоялась поехать во Францию и начать тренировки с французом с Янником Коконом. Проблемы с документами помешали новой паре состояться, и Люба вернулась в Москву, но вскоре ее пригласил выступать за Канаду Дилан Москович.

Илюшечкина — Москович были близки к тому, чтобы поехать на Олимпийские игры в Пхенчхан. За несколько недель до чемпионата Канады Дилан получил нелепую жуткую травму — на него, спящего, упала дверь прямо на территории «Крикет Клуба». Сотрясение мозга и наложенные швы не позволили Любе и Дилану отобраться на Олимпиаду. Потом в жизни русской эмигрантки появился цирк «Дю Солей» и новый партнер — снова канадец, Чарли Билодо. Недавно они выиграли бронзовые медали на первом совместном турнире Финляндия Трофи, а уже на этой неделе выступят в Келоуне на этапе гран-при.

Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

Любовь Илюшечкина рассказала «Матч ТВ», каким был ее путь к пониманию, что счастье — не результат, а процесс.

Из интервью вы узнаете:

  • Как французская бюрократия помешала Любе остаться в Париже
  • Как фейсбук объединяет спортсменов, оставшихся без партнера
  • Каково ей было тренироваться рядом с Юдзуру Ханю и Хавьером Фернандесом
  • Почему дверь, упавшая на Дилана, закрыла им с Любой дверь в олимпийский Пхенчхан
  • Обижается ли Люба на Дилана за завершение карьеры
  • Чем она занимается в цирке «Дю Солей»
  • За что любит Канаду
  • Как переехала в Монреаль и начала страницу карьеры с Чарли Билодо
https://www.instagram.com/p/Bvcs9Y-nakK/

«Дверь просто упала на полусонного Дилана. Тяжеленная, 200 фунтов. В итоге — сотрясение мозга, все лицо в крови, девять швов на правой руке и две недели без тренировок»

— Прежде чем уехать за границу, вы пробовали найти нового партнера и тренера в России?

— Конечно, я рассматривала несколько вариантов. Но весной 2012 года, когда я перестала кататься с Нодари Майсурадзе, все сильные фигуристы были в парах, а у каждого тренера — свои ведущие ученики. Приходить в новую группу и заниматься одной, чтобы просто ждать абстрактной возможности появления нового партнера, было неинтересно. Так что я уволилась из ФФКР и отправилась в чужую страну.

— Как складывалась ваша спортивная жизнь во Франции?

— Я жила и тренировалась в Париже за свой счет и серьезно настроилась выступать за Францию. Даже подала заявление на получение гражданства и сдала экзамен по французскому языку, выучив его самостоятельно за три месяца. На льду у нас с Янником все шло довольно гладко: мы исполняли элементы и даже участвовали в местных соревнованиях. Были переговоры между представителями двух федераций о моем переходе под французский флаг. Но, увы, не сложилось: мне грозил спортивный карантин, возникли проблемы с визой и пребыванием в стране. Финансовый вопрос встал остро: не имея легального статуса во Франции, как-либо содержать себя не представлялось возможным. Сотрудничество с Янником пришлось прекратить. В октябре 2012 года я вернулась в Москву, восстановилась в институте и окунулась в учебу. Зарабатывать стала тренировками для детей. Но в душе надеялась на продолжение карьеры, и потому поддерживала спортивную форму.

Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

— Следите за судьбой вашего несостоявшегося партнера?

— Он ушел кататься в шоу, мы с ним даже успели выступить вместе несколько раз. Сейчас, насколько знаю от общих знакомых, Янник работает в армейской сфере.

— Расскажите, как вы после возвращения домой оказались в Канаде?

— Это все фейсбук. Через несколько дней после Олимпиады в Сочи мне написал Дилан Москович. Якобы он ищет партнершу для своего друга и хочет узнать, интересно ли мне попробовать. Я ответила, что мечтаю о возвращении в спорт, и тогда Дилан признался, что он и есть «друг». Сразу по окончании Игр его пара с Кирстен Мур-Тауэрс распалась, и Дилан начал искать свободную парницу.

— Вы раньше были знакомы?

— Виделись несколько раз на турнирах и даже стояли рядом на пьедестале. Впервые — в 2010 году на этапе Гран-при в Кингстоне. Тогда мы с Нодари победили, а Дилан и Кирстен выиграли серебро. В этом же сезоне мы соревновались и на Финале Гран-при в Китае. Но лично почти не общались, каждый думал о своих прокатах и целях. Кто бы мог тогда подумать, что через четыре года мы объединимся.

— Как оформилась ваша пара с Диланом? Долго ли улаживали формальные вопросы?

— В тот момент, когда мы начали общаться, у меня была американская виза, которую я оформила для проб. Правда, они не состоялись. Вернувшись в Москву, я ведь не теряла надежду, постоянно изучала информацию о свободных парниках, в том числе за границей. И вот зимой договорилась о пробах с одним фигуристом из США. Поскольку я училась на последнем курсе института, думала спокойно все сдать, получить летом диплом и сразу после этого уехать. Но в моей жизни появился Дилан, и все переигралось. Мы с ним решили начать как можно скорее, чтобы не терять времени. Сбор документов на новую визу занял бы еще месяц. Поэтому мы согласовали пробные тренировки на территории США. Я досрочно сдала все экзамены и уже в марте прилетела в Детройт — с одним чемоданчиком с расчетом на одну неделю. С Диланом мы сразу увидели перспективы совместной работы, через три дня катания отменили мой обратный билет и подали документы на канадскую визу. Примерно полтора месяца мы тренировались в Детройте. Параллельно я дописывала диплом и потом в июле летала домой на защиту. Когда получила визу, мы с Диланом сели в машину и отправились в Торонто — его родной город. Тот счастливый день и стал началом моей жизни в Канаде.

— Вы получили канадское гражданство два года назад. Как до этого выступали на международных турнирах с Московичем?

— По правилам ИСУ, если хоть один фигурист в дуэте является гражданином этой страны, пара может ее представлять на международном уровне. Исключение только для Олимпиады. Поэтому к олимпийскому сезону я как раз готовилась стать гражданской Канады и в сентябре 2017 получила заветный паспорт.

Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

— Расскажите о знаменитом «Крикет клубе», в котором вы тренировались.

— Дилан сразу предложил эту тренировочную базу — она была его вторым домом. Любимые тренеры и коллеги, добрая атмосфера… Он часто их вспоминал и хотел вернуться в «Крикет». Поэтому выбор для нашей новоиспеченной пары был очевидным. Для меня этот каток тоже стал одним из лучших мест в жизни, а команда — второй семьей. Каждый день мы смотрели фактически чемпионат мира: как соревновались в прыжках Юдзуру Ханю и Хавьер Фернандес. Каталась Габи Дейлман и многие другие фигуристы. Соня Лафуэнте часто приезжала на стажировки, а Джеффри Баттл ставил показательные программы. Мы с Диланом были единственными из парников. Главный тренер — Ли Баркель, Трейси Уилсон ставила шаги и связки, также давала уроки скольжения. Брайс Дэвисон занимался с нами раз в неделю. Он недавно завершил карьеру спортсмена, и его свежий взгляд очень помогал.

— Что можете сказать о Дилане Московиче, его человеческих качествах?

— Дилан был не просто партнером, а моим гидом в новом мире. Я ведь оказалась в чужой стране без родных и друзей. Дилан терпеливо все объяснял, помогал решать бытовые проблемы и собирать документы на продление визы, гражданство. Московичи — замечательная большая семья, они приглашали меня на все свои праздники и домашние вечеринки. Партнер помогал мне бороться с внутренними страхами перед прокатом — настроиться, спокойно визуализировать программу.

— Кто финансировал вашу пару?

— Первое время мы сами все оплачивали. Потом, как стали завоевывать медали, жили на призовые. Несколько раз получали гранты — нам оказывали финансовую помощь. Как-то даже собирали деньги методом краудфандинга. Увы, первые три года я не могла получать зарплату от канадской федерации фигурного катания, потому что не имела гражданства. Таков закон. Только после обретения статуса постоянного пребывания и затем гражданства у меня появился стабильный доход.

— Вы шли к Олимпийским Играм в Пхенчхане. Почему тот сезон оказался неудачным?

— Изначально все шло своим чередом: мы обкатывали программы на нескольких турнирах, готовились к чемпионату Канады — решающему в отборе на Игры. В декабре 2017 года после утренней тренировки Дилан как-то пошел отдохнуть в хореографический зал. Расположился вблизи от входа в подсобку, где хранится спортивный инвентарь. Задремал, и вскоре одному из работников «Крикета» понадобилось туда войти. Оказалось, что дверь не была надежно закреплена, и она просто упала на полусонного Дилана. Тяжеленная дверь весом в 200 фунтов… В итоге сотрясение мозга, все лицо в крови, девять швов на правой руке и две недели без тренировок — меньше чем за месяц до чемпионата Канады. Лишь за несколько дней до турнира Дилану разрешили возобновить короткие тренировки, и мы начали кататься по полчаса в день. Сотрясение мозга — дело серьезное, и любые нагрузки должны выполняться с предельной осторожностью. Поэтому тренироваться в полную силу мы, к сожалению, не могли. Конечно, в той ситуации было нереально конкурировать на должном уровне с остальными парами, и отбор на Олимпиаду мы не прошли. Было больно, обидно, досадно осознавать, что все наши олимпийские мечты и надежды рассыпались, как карточный домик. Вот такая невероятная трагичная история.

— После того сезона Москович завершил карьеру.

— Мы с ним еще в начале партнерства обговорили, что идем на один олимпийский цикл. Поэтому неожиданных сюрпризов и обид у меня не было. Я очень благодарна этому человеку за то, как круто он изменил мою жизнь! Мы остались в прекрасных отношениях, я люблю его семью. Конечно, видимся не так часто, у каждого теперь свои цели. Дилан давно хотел заняться актерским мастерством. Он участвует в кастингах и съемках, много путешествует с невестой-теннисисткой.

— Самая ценная для вас медаль за время выступлений с Диланом?

— Бронза на Чемпионате четырех континентов в 2017 году. Турнир проходил в Канныне — на будущей олимпийской арене. Мы показали достойное катание, в памяти осталось много приятных впечатлений.

https://www.instagram.com/p/BQVh6jZly06/?igshid=qgq2lrwad708

«В свободное от репетиций на льду время пробовала цирковые элементы на трапеции и веревках»

— Весной прошлого года в вашу жизнь ворвался «Цирк дю Солей». Как вы там оказались?

— Менеджеры цирка выходили на меня раньше — еще в течение олимпийского сезона. Я отвечала, что погружена в спорт и не готова идти в шоу. Они ждали, и как только я освободилась, сразу предложили контракт без проб.

— Вы участвовали в ледовых номерах или исполняли цирковые элементы?

— В «Цирке дю Солей» очень строгие правила: каждый выступает в своей ипостаси. Цирковой артист показывает свои умения, танцор танцует, певец поет, а фигурист может выступать только на льду. Поэтому я делала то, чему всю жизнь училась, — каталась. Хотя в свободное от репетиций время пробовала интересные элементы на трапеции и веревках. Очень хотела бы исполнить их перед зрителями, но нельзя.

— Кстати, в декабре труппа «Цирка дю Солей» приедет со спектаклем в Россию. Не жалеете, что лишили себя интересных гастролей на родине?

— Я сделала это ради спорта и хочу верить, что не зря.

Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

— Давайте поговорим о вашем возвращении. Как образовалась пара с Чарли Билодо? Он ведь был вашим соперником и тоже завершил карьеру накануне прошлого сезона.

— Честно говоря, сама не ожидала такого развития событий. Уехав в цирк, я не могла внутреннее смириться, что закончила со спортом. Хотелось продолжить, и я искала нового партнера, пыталась организовать пробы, которые не сложились. Тренировалась сама, чтобы держать форму, часто приходила в «Крикет». Но к началу прошлого сезона у меня не было партнера, поэтому «Цирк дю Солей» стал неплохой альтернативой. Что касается Чарли, то он мне казался недосягаемым. Пара Сегуин — Билодо прогрессировала, многие видели в них новых чемпионов Канады. Когда в августе прошлого года я узнала о распаде пары Чарли и Джулианны, у меня была тысяча вопросов. Обычно ведь пары распадаются после сезона. А тут программы поставлены, костюмы сшиты, график турниров расписан… В душе я очень хотела попробовать кататься с Чарли. Но сама не писала ему, так как не знала о его планах. Тем более я выступала в туре и не смогла бы начать совместные тренировки.

Месяц спустя я получила первое сообщение от Чарли, и мы начали общаться. В сентябре 2018 у меня был первый двухнедельный перерыв от выступлений в цирке — на это время мы договорились попробовать. Чарли приехал в Торонто, и мы провели две совместных тренировки. Речи о принятии каких-либо решений быть еще не могло, но это заставило нас задуматься. Мы спланировали целую неделю совместных тренировок на время моих вторых каникул в ноябре. После них откровенно поговорили о своих впечатлениях, что мы видим и хотим… Так мы стали партнерами. Когда я вернулась в тур, сказала руководству о своих планах и попросила искать замену. Я отработала контракт с «Цирком дю Солей» до середины февраля этого года, и мы с партнером начали готовиться к сезону.

— Чем занимался Чарли, пока вы выступали в цирке?

— Он взял тайм-аут от всего, просто отдыхал от спорта и суеты. Занимался ремонтом своей квартиры, сделал все двери и окна. Переключился с мыслительного процесса на физический. Лишь во время моих редких выходных мы тренировались, нигде не афишируя наши планы.

— Ради тренировок с новым партнером вы опять сменили город и тренера. Еще одна новая жизнь?

— Да, теперь я живу в Монреале. Здесь сильная канадская школа парного катания: наш главный тренер — Ришар Готье. Хореографы на этот сезон — Мари-Франс Дюбрей и Гийом Сизерон. Недавно к группе присоединился Эрик Редфорд. Также есть специалисты по прыжкам, актерскому мастерству.

— Расскажите о вашем дебюте в этом сезоне.

— Месяц назад мы участвовали в локальном турнире в Квебеке, катали только короткую программу. Для первого спортивного проката новой пары получилось достойно. Несколько дней назад вернулись с «Финляндия Трофи», где завоевали бронзу. Мы очень довольны нашим катанием и тем, что смогли преодолеть все волнения! Дальше поедем на два этапа Гран-при — в Канаду и Китай. А вообще наше с Чарли первое совместное выступление было в апреле: к нам сразу проявили интерес местные клубы и пригласили принять участие в показательных выступлениях.

— Эффектную поддержку в конце вашей произвольной программы вы наверняка придумали благодаря цирку?

— Мы взяли только подъем, остальное подогнали под правила и уровни.

https://www.instagram.com/p/B3XU1Qfp9hn/

«Умиляет традиция канадцев рассылать «Thank you cards» всем гостям, которые побывали на твоей вечеринке»

— Какие у вас планы и цели в спорте? Хотите все-таки выступить на Олимпиаде?

— Планы самые глобальные, но я немного суеверна, поэтому не хочу озвучивать. Работая в цирке, я понимала, что это интересное дело и стабильный заработок. Но чувствовала, что не реализовала себя в спорте. Мне нравится быть самой собой, а не играть роль. Просто делаю то, что люблю, и люблю то, что делаю. Так я живу каждый день, получая максимальную отдачу.

— Вы поселились в Канаде больше пяти лет назад. Как быстро освоились в новой стране?

— Я полюбила Канаду еще в 2010 году, когда приезжала на Гран-при. Сразу прониклась местной атмосферой. Обосновавшись в Торонто, хотела скорее влиться в культуру. В «Крикете» я обрела много друзей, была как своя. Жила в гостевой семье рядом с катком, они тоже помогли адаптироваться. Вообще Канада повлияла на мой менталитет и отношение к жизни. Здесь все размеренно и комфортно, многие вещи я стала воспринимать спокойнее. Умиляет традиция канадцев рассылать «Thank you cards» всем гостям, которые побывали на твоей вечеринке.

— Полтора года назад в «Крикет клуб» приехала Женя Медведева. Вы тогда написали в блоге, что рады ее видеть. Подружились с ней?

— Дома мы с Женей не были знакомы: я ушла из российской сборной до того, как настало ее время. Только здесь я узнала Женю как человека. Она очень душевная девочка, и мама ее тоже. У нас не получилось провести вместе много времени, так как вскоре после ее прихода я уехала. Но мне было очень приятно пообщаться. Уверена, еще увидимся на соревнованиях. Кстати, в «Крикете» и раньше тренировались русскоязычные ребята: Лиза Турсынбаева, Стивен Гоголев и другие.

Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

— На каком языке вы сейчас чаще говорите и мыслите?

— Использую тот язык, на котором мне дана информация. То есть, когда говорю с семьей или вспоминаю что-то — однозначно на русском. Хотя некоторые слова стала забывать. С фигуристами и тренерами общаюсь по-английски. С недавнего времени, как поселилась в Монреале, практикую и французский.

— Часто ли бываете в России?

— Не была дома уже четыре года. В 2014 году защитила диплом, следующим летом приезжала на каникулы, и все. Дома остались родители и брат, последний раз я их видела на чемпионате мира в Хельсинки. Они специально приезжали. Конечно, мы постоянно общаемся через мессенджеры, но вживую увидеться пока не удается.

— Вы общаетесь с кем-то из прошлой спортивной жизни?

— Поддерживаю отношения только с моим первым тренером Любовью Федорченко. У нее я каталась одиночницей. Очень ее люблю и, пользуясь случаем, передаю привет!

Фото: © личный архив Любови Илюшечкиной

— Как любите проводить свободное время?

— Первые годы жизни в Канаде я почти полностью его тратила на изучение миграционных процессов. Надо ведь было освоить и собрать кучу документов, сдать тесты. Потом стала свободнее. Сейчас я много времени провожу с любимым человеком, учу его русскому языку. Этим летом мы вместе делали ремонт в новом жилье рядом с катком, так что теперь умею и это. Иногда вышиваю, учу французский.

— Чем планируете заняться после окончательного ухода из спорта?

— Часто задаю себе этот вопрос и не знаю, что ответить. Много чего хочется, но что-то определенное представить пока не могу. Однозначно хочу осесть в Канаде. У меня есть тренерская квалификация — русская и канадская — работа найдется. Но жизнь так непредсказуема и полна сюрпризов, что лучше не загадывать.

Читайте также:

Нет связи