Ричард Макларен: «У нас нет доказательств, что Мутко все знал»

Глава независимой комиссии ВАДА Ричард Макларен заявил, что ему стало известно, каким образом вскрывались банки для сбора допинг-проб в Сочи, а также заметил, что бывший министр спорта РФ Виталий Мутко должен был иметь представление о ситуации с допингом в стране.

— Найденная нами информация касается девяти международных федераций. Я уже передал все сведения в ВАДА, и дальнейшая работа с ними является зоной ответственности агентства, — сказал Макларен. — Напрямую с федерациями я общаться не собираюсь. Все свои вопросы, если они будут, федерации адресуют в ВАДА, и в случае необходимости, ВАДА может запросить помощи в выяснении обстоятельств каждого конкретного дела у меня и моей команды.

— Почему, несмотря на обещание затереть имена спортсменов, в документах Родченкова обнаружились фамилии лыжника Легкова и волейболиста Мусэрского? Это просто ошибка?

— Нет, это не ошибка. Мы оставили открытыми некоторые имена, которые так или иначе уже появлялись в публичном поле.

— Но Легков и Мусэрский никогда ранее не получали официальных обвинений в допинге.

— Где вы нашли их имена — в самом докладе или на сайте?

— На сайте, в переписке Родченкова.

— Пока я не могу ответить на ваш вопрос.

— На пресс-конференции в Лондоне вы не стали показывать метод, которыми, по вашему мнению, россияне вскрывали банки для сбора проб фирмы «Берлингер». В докладе написано, что ни один свидетель не видел этого процесса от и до. У вас есть точные сведения, как именно вскрывались пробирки — или только догадки?

— Нет, я знаю, как вскрывались банки. Наш эксперт полностью продемонстрировал способ, как это могло происходить. Он использовал инструмент, при помощи которого крышка была снята без видимых повреждений. Затем мы исследовали пробирку под микроскопом и нашли царапины внутри крышки и с внутренней стороны стекла, которые выглядели точно так же, как те, которые мы обнаружили на некоторых пробах.

Теоретически любой спортсмен может сказать, что сданную им пробу впоследствии вскрыли. Но есть метод, который позволяет под микроскопом исследовать каждую конкретную банку на предмет повреждений. Если следов вроде царапин нет, тогда слова спортсмена будут бездоказательны. Более того, все пробы, сданные после середины июля 2016 года, когда вышла первая часть моего доклада, уже были помещены в пробирки другого дизайна. Повторить на них метод вскрытия, о котором я говорил выше, уже невозможно.

— В своем докладе вы пишете, что тогдашний министр спорта Виталий Мутко «сознательно» вернул Григория Родченкова к руководству лабораторией. Как в свете этого утверждения вы относитесь к тому, что Мутко недавно получил повышение до вице-премьера?

— У меня нет четкого представления, что значит это повышение и каков будет круг его обязанностей. Знаю, что он продолжит в той или иной степени нести ответственность за спорт, но без каких-то деталей.

— Мутко, на ваш взгляд, был замешан в допинговых схемах?

— У нас нет доказательств, что он все знал. У нас есть сведения о некой корреспонденции, адресованной ему. Но это подтверждает только то, что он мог знать некую часть того, что происходило, но не знать деталей. Хотя как человек, несущий ответственность за все министерство, он должен был иметь как минимум некое понимание. Могу сказать, что мы встречались с мистером Мутко еще во времена, когда я работал в независимой комиссии Ричарда Паунда. На вопросы по этой теме он не ответил.

Источник: Спорт-экспресс

Поделиться в соцсетях: