«Я не жалею, что пытался вернуться в спорт». Захаров о десятилетии после олимпийского золота и работе в эфире

«Я не жалею, что пытался вернуться в спорт». Захаров о десятилетии после олимпийского золота и работе в эфире
Илья Захаров / Фото: © Fan Jun / Xinhua / Global Look Press
Прошло десять лет с тех пор, как Илья Захаров убрал китайских прыгунов в воду в борьбе за золото Олимпиады в Лондоне.

— Люди помнят, как будто это было вчера. Но все-таки десять лет — это долго, сам именно так и ощущаю, — говорит «Матч ТВ» Захаров. — К тому же за этот срок столько всего успело случиться. В принципе, я не любитель жить прошлым, поэтому, да — это было в прошлом, десять лет назад.

— На детской автограф-сессии ты сказал, что хотел закончить карьеру сразу после Рио и это был главный критический момент.

— Я был тогда в ужасном состоянии и с ужасом вспоминаю открытый бассейн. Тот ветер, который дул в Рио в открытом бассейне, у меня долго стоял в ушах, а я ведь стрессоустойчивый человек! Но этот бассейн в Рио! Стараюсь даже не думать о том времени.

— Много пропустил после Рио в плане тренировок?

— Может, месяц. Немного, в принципе.

— В тот момент не было ощущения, что Женя (Кузнецов, серебряный призер Олимпиады-2012 в синхроне с Захаровым — «Матч ТВ») может закончить и ваш синхрон распадется?

— Нет. Но нам обоим было очень обидно. Все шло не так, хотя и я, и он были в великолепной форме. Я шел за еще одной медалью. За день до моих соревнований была нормальная погода. Просыпаюсь в день своих соревнований, и дует ветер, солнце палит. Вот говорят, что все в одинаковых условиях, хотя на самом деле нет, не в одинаковых. У одного дует ветер на прыжке, у другого — нет. Бесило все это ужасно.

— Золото чемпионата мира в Будапеште — особенный момент?

— Крутой! Это золото доказало, что важно уметь выходить из таких стрессовых состояний, добиваться своей цели. Это очень важная победа, которая закрыла личную историю моей карьеры.

Евгений Кузнецов и Илья Захаров / Фото: © Adam Pretty / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Без этого золота коллекция была бы полной?

— Нет. Важно было стать чемпионами мира.

— Ты не жалеешь, что пытался вернуться?

— Нисколько. Во время своей дисквалификации никому и ничего доказывать не собирался, по сроку она выглядела так, что без шансов на Игры в Токио. И тут судьба дала мне такой шанс — Олимпиаду перенесли. Надо быть кретином, чтобы не воспользоваться возможностью отобраться на Олимпиаду.

— С каким сердцем ее смотрел?

— Смотрел с удовольствием.

— Как воспринял ту ошибку, которая стоила Кузнецову и Никите Шлейхеру медали в синхроне?

— Многие этот вопрос задавали: «Ты видел, да? Лучше бы ты поехал!» Я объяснял: «Ребят, Никита заслуженно отобрался». Может быть, где-то мы допустили тактическую ошибку с моим выступлением, может быть, перед отбором стоило взять меня на сбор, но Никита-то тут при чем? Ребят, это Олимпийские игры. С любым могло случиться. Я после Лондона и до Рио выступал очень стабильно, и вот в Рио подкашиваются ноги, делаю прыжок на ноль баллов. Это спорт!

В тот момент думал только о том, что ребята не взяли стопроцентную медаль. Она была доступна в теории. Плохих мыслей у меня в тот момент не было. Можно было за медаль бороться, можно было за золото.

Я расстроился, что они лишились этого шанса. Топовый спортсмен выбился из колеи, Женя так хотел эту медаль. Они так долго к ней шли, столько всего перетерпели, пандемия, все эти допуски… Было просто за них обидно.

— На этой неделе ты дебютировал как комментатор на «Матч ТВ». Дмитрий Губерниев посоветовали убить в себе спортсмена. Как вообще все это дается?

— Я пока не совсем понял, как это в себе выключить и в чем это должно конкретно проявляться, но точно могу сказать: работа в эфире — это намного тяжелее, чем выглядит со стороны. По ту сторону экрана люди сидят и критикуют: «Что он там говорит, сказать, что ли, нечего». А ведь бывает, что и нечего! Готовлюсь к эфиру со Светланой Борисовной (Моисеевой) по поводу каждого спортсмена, собираю информацию. Это большой рабочий процесс. Работа не из легких и очень интересный опыт, буду стараться развиваться.

Илья Захаров и Дмитрий Губерниев / Фото: © Дмитрий Губерниев / Матч ТВ

— Твое золото было совершенно особенным событием в водных видах. Не жалеешь, что эффекта в медиа оно не возымело, что аудиторию под это событие не удалось расширить?

— Да, но тогда и время было немного другое — еще не было такого эффекта от соцсетей. Все это с 2013-го в основном началось. Были корреспонденты, которые всегда отрабатывают водные виды. Мы давали интервью пишущей прессе, телевидению, и на этом все. А потом начался бум соцсетей, которые помогают удерживать внимание зрителей. Если бы кто-то мне в тот момент рассказал, как использовать эту ситуацию для увеличения медийности, я был бы благодарен.

Сейчас у нас есть пресс-атташе Сергей Саркисян, который работает над этим. Нам важно научить людей понимать вид спорта, набрать свою аудиторию. Если из сорока миллионов мы наберем один — уже будет круто.

— Ваш вид спорта не слишком сложен для восприятия? Пока для многих это «с брызгами или без брызг».

— Именно. Нужно научить понимать прыжки. Нужно научить понимать, как прыжки оцениваются, вот тогда будет интересно.

— Так и систему судейства в синхронном плавании никто не понимает.

— И я не понимаю. Надо объяснять, рассказывать, чтобы было интересно смотреть.

— Еще важно рассказывать о людях и команде. Женя Кузнецов вот стал ближе к Nirvana.

— Конечно это важно! Думаю, мы сейчас находимся в таком моменте, когда можем переломить эту ситуацию. Мы уже провели весьма достойно Кубок Евразийских стран, чемпионат России прошел на очень высоком уровне. Если хорошо поработаем, добьемся очень хорошего результата. Верю в это и с большим удовольствием этим занимаюсь.

Любите водные виды спорта? Подписывайтесь и следите за новостями в нашем тематическом телеграм-канале!

Читайте также: