Шейн Перкинс: «Я даже удивлен, насколько близки мне оказались русские»

Шейн Перкинс: «Я даже удивлен, насколько близки мне оказались русские»

Русский австралиец в интервью «Матч ТВ» – о микстфайте на велосипедах и своих силовых показателях.

Новость о том, что австралийский велогонщик Шейн Перкинс получил российское гражданство, проскочила пару ней назад и осталась малозамеченной. Однако, поверьте, именно Перкинс - это тот случай когда нужно радоваться «переезду» и обратить на него пристальное внимание. Простой, открытый, очень общительный и запредельно опытный спортсмен – он может научить наших молодых спринтеров многому. Если, конечно, наши захотят учиться.

Мы побеседовали с Шейном сразу после его победы на чемпионате России в кейрине, где он разобрал соперников очень легко, почти играючи. Парни, конечно, не сдались без боя, но противопоставить «новому русскому» толком ничего не смогли.

Открыть видео

– Шейн, для большей части спортивных болельщиков в России трековый велоспорт - это что-то малопонятное, а австралийский велотрек – еще и очень далекое. Не могли бы вы рассказать им про то, как развивался этот вид в Австралии и насколько он там популярен?

– На самом деле, несмотря на то, что трековый велоспорт в Австралии имеет очень богатую историю, у нас там дела обстоят точно так же – большая часть людей про него почти ничего не знают.

В Австралии всегда были сильные гонщики и отличная школа велотрека. Гонщики были заметны на международной арене, причем первыми стали известны именно австралийские трековики, а затем уже специалисты шоссе. Одним из таких был мой отец, который представлял Австралию на Олимпиаде 1964 года в Токио. Там он выступал в гонке на тандемах, их пару вышибли в четвертьфинале советские гонщики, и австралийцы стали только пятыми. После этого он всегда с уважением отзывался о советской школе велоспорта, даже когда возникали какие-то споры.

В последние годы популярность трекового велоспорта в Австралии немного снизилась, по сравнению с пятидесятыми и шестидесятыми годами, когда треки забивались под завязку, зрители были повсюду, а гонщиков знали все. Но это общая проблема, не только австралийцев. Международный союз велосипедистов пытается что-то делать, проводит Кубки мира, вводит новые дисциплины, хочется верить, что это даст результат и трек снова будет популярен.

– В велоспорт вас привел отец?

– Да, я с самого детства был в велоспорте. Даже уже и не вспомню, когда впервые сел на велосипед. Я вырос в этой среде, на историях про гонки, падения, победы, поражения, впитал это через кожу.

– Пришли сразу на трек или пробовали себя на шоссе?

– Пробовал и на шоссе, но душа всегда была на треке, в результате я окончательно перешел на трек. Там тоже пробовал разные дисциплины, но когда стало ясно, что я пошел в папу и тяготею к спринту, то продолжил карьеру уже только как спринтер и специалист гита (1000 метров с места - "Матч ТВ"). В гите у меня личный рекорд 1.01 (на 1 сек лучше норматива МСМК - "Матч ТВ"), правда, было это десять лет назад. Но как гитовик я все-таки не топ, а вот как спринтер намного сильнее. В результате, наибольших успехов я добился именно в спринте.

– Можно ли сказать, что ваше поколение выросло на плодах домашней Олимпиады 2000 года в Сиднее, которая стала толчком к развитию олимпийского спорта в Австралии?

– Я бы так не сказал. Когда Олимпиада закончилась, произошло следующее – многие тренеры старой школы ушли на пенсию, получив всё от предолимпийского ажиотажа. На их место пришли молодые специалисты. Именно после Сиднея, уже новыми молодыми составами мы добились больших успехов на чемпионатах мира 2001 и 2002 годов. Одним из тех гонщиковбыл мой шурин Райан Бэйли, он выиграл кейрин на чемпионате мира в 2001. Затем был очень удачный для Австралии чемпионат мира 2002 года, где мои старшие товарищи взяли 13 медалей, из которых четыре были золотыми. Ну, а когда в 2004-м, на Олимпиаде в Афинах, Бэйли взял два золота - в спринте и кейрине - это был триумф. Я тогда был юниором, смотрел на все это и учился у парней выигрывать. Сейчас, став опытным гонщиком, я хочу научить выигрывать русских ребят.

– Говоря про русских ребят, если сравнивать австралийскую школу спринта и русскую, вы видите разницу?

– Вообще, большой разницы нет. То есть, конечно, существуют различные подходы к тренировкам, к общефизической подготовке, к построению календаря и так далее. Но в конечном итоге все сводится к тому что два человека на полотне трека выясняют кто из них сильнее и, что более важно, умнее, находчивее. На уровне элиты нет разницы между школами, есть разница между гонщиками. Каждый из них по сути – отдельная школа, отдельное явление.

– Даже японская школа профессионального кейрина?

– О, нет, это вообще другое. Это в Японии как скачки или бега борзых. Там на эти гонки делают ставки, куча букмейкеров, абсолютно сумасшедшая вещь. Когда я туда попал впервые, просто обалдел. Огромные треки по 400 метров, мы на таких уже давно не гоняемся, совершенно другие велосипеды, форма, все другое. Но даже те гонки в Японии дали мне опыт, который я использовал уже в обычных соревнованиях. Тех, которые проходят по правилам UCI.

https://www.instagram.com/p/BWpHIyDlatx/

– Кейрин вы полюбили именно там, в Японии?

– Не то чтобы там полюбил, но там я пересмотрел свои взгляды на эту дисциплину. Кейрин - это, наверное, лучшее, что случилось с трековым велоспортом вообще. Он невероятно зрелищен, это как шахматы и миксфайт одновременно, только еще и на велосипедах. Даже я, человек, который видел в велоспорте почти всё, каждый раз увлеченно смотрю заезды кейрина, потому что они абсолютно непредсказуемы. Ты можешь быть готов как бог, но если ты недостаточно быстро думаешь головой – ты проиграешь. В прочих спринтерских дисциплинах физическая подготовка является крайне важным фактором успеха. В кейрине от твоих ног зависит намного меньше, чем от головы, решимости и полного отсутствия страха.

– То есть гит правильно убрали из программы Олимпиад из-за того, что он не зрелищен?

– И да, и нет. Убрали из-за этого, но для многих он очень зрелищен. В гите ты сражаешься не с противником, который может дрогнуть или просто встать не с той ноги. Нет, ты выходишь против секундомера и своих слабостей. Ты ломаешь себя, сражаясь с временем. Если ты знаешь, на что смотреть в заездах гита – это невероятно захватывающее зрелище, триумф духа над телом. Надеюсь, его все-таки вернут. Это классическая дисциплина, она должна быть на Играх.

– Люди, видящие фото Шейна Перкинса, обязательно зададут вопрос: «Сколько этот парень приседает и тянет в зале?» Откроете секреты?

– Значит, так. Рост у меня 178, вешу сейчас около 90 кг. В приседе на три повторения мой личный рекорд 225 килограмм. В становой тяге, тоже на три повторения – 220 килограмм. Толчок лежа одной ногой – 390, а двумя ногами около 700 килограмм, но это уже на одно повторение. Максимальная мощность, которую я выкручивал на тестированиях – 2480 ватт.

https://www.instagram.com/p/BWEO-9fFTPL/

– Вернемся от цифр к людям. Вы уже достаточно хорошо изучили русских, после того как начали готовиться с нашей командой. Много различий с австралийцами?

– Вы знаете, австралийцы очень прямые и открытые люди, в основном. В этом плане русские мало чем отличаются, во всяком случае те русские, с которыми я знаком. Единственный барьер, который есть, - это языковой, а вот по ментальности – все очень близко. Я даже удивлен, насколько близко.

Читайте также:

Путин предоставил российское гражданство двукратному чемпиону мира Перкинсу

Шейн Перкинс: «Не думал менять имя для выступлений за сборную России» 

Австралийский велогонщик Перкинс дебютирует за сборную России на чемпионате Европы-2017

Получивший гражданство РФ велогонщик Перкинс посетил тренировку «Зенита»

Принявший гражданство РФ Перкинс стал чемпионом страны в кейрине

Поделиться в соцсетях: