«Не стоит молотить рукой по часам. Хорошо бы не жевать жвачку. Сверлить взглядом соперника — моветон». Учимся шахматам у Александры Костенюк

«Не стоит молотить рукой по часам. Хорошо бы не жевать жвачку. Сверлить взглядом соперника — моветон». Учимся шахматам у Александры Костенюк
Александра Костенюк / Фото: © Instagram Александры Костенюк
«Не обязательно быть шахматистом, чтобы разговаривать о шахматах. Вы хотите заглянуть за кулисы? Ну и отлично. Я расскажу побольше».
  • Где хранится диадема с бриллиантами и сапфирами?
  • Кто придумал никнейм chessqueen?
  • Почему нельзя смотреть в глаза сопернице?
  • Откуда взялась мужская дискриминация?
  • Сколько в шахматах политики?
  • Что скрывается за числом «12»?

— 2019-й сложился для вас очень удачно: сразу два высших титула…

— Высших?

— Чемпионат Европы — разве не вершина?

— Ну не знаю. Правда в том, что год был непростой. Очень неоднозначный. Если начала я его с седьмым рейтингом в мире, то закончила, благодаря двойному успеху в Монако (победные для Александры чемпионаты Европы по блицу и рапиду. — matchtv.ru), на 12-й позиции. А по ходу съезжала даже в район 20-й, где не отмечалась года, наверное, с 2011-го.

— И тем не менее: неужели не числите титулы чемпионки Европы по разряду высших?

— Они, конечно, весят немало, но высший в моем понимании — один: мировая корона. Других пока не придумали.

— Диадема с бриллиантами и сапфирами, которую вы примерили 12 лет назад, — переходящий приз или отдается королеве на вечное хранение?

— Моя корона — у меня.

— Как и у всех предыдущих и последующих чемпионок?

— Нет, такую только в Нальчике в 2008-м сделали. Жест организаторов. Обычно ФИДЕ награждает чемпиона лавровым венком. Переходящие кубки, на которых выгравированы имена победителей, вручаются на шахматных олимпиадах, а личных переходящих призов я у женщин что-то и не припомню.

— Конфуз, недоработка?

— Так и у мужчин ничего похожего не практикуется. Просто традиции такой нет.

— Титул королевы, книга «Дневники шахматной королевы», внешность королевы, в конце концов, инстаграм королевы (@chessqueen. — matchtv.ru) — полный набор привилегий… Инстаграм у вас, кстати, шикарный. Сами ведете?

Александра Костенюк / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов
— Сама, конечно. Chessqueen — этот никнейм мой первый муж придумал, когда только начали развиваться социальные сети. Сначала я погрузилась в фейсбук, потом начала больше внимания уделять твиттеру, а в последнее время переключилась на инстаграм. Это же, в сущности, отдельная история — работа над постами, общение с подписчиками…

— То есть приветствуете фидбек, общаетесь с аудиторией напрямую?

— Конечно, я его приветствую. Мне нравятся интересные вопросы, нередко помогают содержательные комментарии. Но отвечать всем чисто физически не хватает ни времени, ни сил. Иначе придется остановить профессиональную карьеру и стать журналистом или блогером. Хотя некоторые просьбы и комменты приводят, скажем так, в легкое недоумение: люди, мне кажется, не очень хорошо понимают, из чего состоит жизнь профессионального спортсмена.

— У вас получается монетизировать свои соцсети?

— Это не является целью. Скорее, возможностью поделиться мыслями, рассказать, как и чем живет профессиональный спортсмен в мире шахмат. Конечно, приятно, когда ведение блога приносит материальную отдачу. Бывает, что компании предлагают сделать пост на финансовой основе. Вполне обыденная для XXI века история. На сегодня у меня в инстаграме 15,5 тысячи подписчиков, на канале в YouTube — 12,5 тысячи, а в твиттере было в какой-то момент и за 200000…

— Права на аккаунт chessqueen — в любом случае шикарная инвестиция. С точки зрения бизнеса — попадание в яблочко.

— Это мы еще посмотрим. Пока я больше инвестирую, а об отдаче, надеюсь, будет возможность поговорить позже… В последнее время я увлеклась еще и стримами. В шахматах в этом смысле случилась тихая революция: на топовые турниры пришли комментаторы и люди с камерами.

Мир стриминга я открыла для себя в прошлом году и теперь, когда не играю сама, стараюсь регулярно стримить. У нас ведь очень много онлайн-любителей — это и плюс, и минус вида спорта, что можно абсолютно полноценно болеть шахматами, не выходя из дома. Поэтому когда зрители вдруг массово приходят в зал, организаторы часто теряются. Они просто не знают, что с ними делать.

https://www.instagram.com/p/B4Mt6Akhcb-/?utm_source=ig_web_copy_link

— Подозреваю, что одна из просьб, о которых вы упомянули, — сыграть партию-другую исключительно для удовольствия просящего.

— Вот да! Для меня это немножко странная история, честно говоря: «Александра, жизнь отдам за партию с вами»…

— О’кей, есть простые смертные любители, а есть те, кому отказать сложно.

— Кто такие?

— Например, бывший и нынешний президенты ФИДЕ — Кирсан Илюмжинов и Аркадий Дворкович, экс-глава ОКР Александр Жуков

— Я бы не назвала их любителями.

— На вашем фоне — всяко. Так что вы им отвечаете?

— Они как раз ведут себя более чем корректно. Для таких вариантов, кстати говоря, существует идеальная и очень популярная разновидность шахмат — парные. Меценаты, спонсоры, высокого уровня функционеры объединяются за одной доской с профессионалами. Ходы делаются по очереди, обсуждать течение партии нельзя. С Аркадием Дворковичем, например, мы в паре играли не раз.
Аркадий Дворкович / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— А против Илюмжинова один на один?

— Что-то не припомню. С Жуковым — да, случалось. Он сильный любитель. Уровня кандидата в мастера как минимум.

— Вопрос имеет продолжение. Вы к футболу как относитесь?

— Положительно. У меня муж (гроссмейстер Павел Трегубов. — matchtv.ru) и болельщик, и сам поиграть не прочь, как и многие другие шахматисты. По ходу чемпионата мира по рапиду и блицу, который проходил недавно в Лужниках, был, например, организован футбольный матч. Даже Магнус Карлсен принял в нем участие.

— Значит, вы наверняка знаете, кто такой Хосеп Гвардиола.

— Впервые слышу.

— Топ-тренер. Возможно, номер один на сегодня. Так вот, с его точки зрения, если футболист, разбуженный темной ночью, откажется погонять мячик, делать ему в профессии нечего. Можно спроецировать такой подход на шахматы?

— Ой, как мне не нравятся такие крайности! Ситуации же разные бывают. Я очень люблю играть в шахматы, я готова играть в них днем и ночью, но уж точно не по заказу или чьей-то просьбе. Я слишком серьезно отношусь к своей профессии, чтобы подпадать под такое влияние.

— Самый трудный матч в вашей карьере, самая тяжелая партия? Если есть, конечно, такой внутренний рейтинг…

— Читаю мемуары великих шахматистов прошлого и искренне им завидую. Как же здорово изложено, думаю! Какие краски, какая детализация! Дело в том, что про себя я не помню почти ничего. Не знаю, хорошо это или плохо, но моя память устроена именно так. Она абсолютно избирательна, поэтому самый тяжелый матч — всегда тот, который я сыграла только что, пока живы эмоции, которыми можно поделиться. Но проходит совсем немного времени — и переживания, которые, казалось, оставят на сердце вечный рубец, оборачиваются не воспоминаниями даже, а всего лишь попыткой что-то вспомнить. Наверное, мемуары — не мой жанр.

Проще всего сказать, конечно, что тяжелее финального матча за мировую корону в Нальчике в 2008 году не случилось ничего, но это, скорее всего, будет неправдой. Возможно, так оно и есть на самом деле. И даже наверняка. Но ведь все эмоции в далеком прошлом, их просто нечем подтвердить. Такая избирательность по жизни помогает, мне кажется. Где-то недоработала, недодумала, поторопилась, проиграла — да, больно, тяжко, но через неделю об этом уже и не помнится. Новые планы, турниры, задачи. Новые эмоции.

— Идеальное устройство психики.

— Для спортсмена — возможно. В том числе и потому, что сохраняется свежесть восприятия.

— Вопрос связан вот с чем. Берем любой вид спорта — командный или личный, неважно. Как справляется с избытком адреналина хоккеист, боец ММА или легкоатлет — более или менее понятно, у них всегда есть возможность почесать кулаки, разгрузиться в трэш-токе и так далее. Что делают в пиковых ситуациях по определению интеллигентные шахматисты?

— Вопрос действительно не праздный. Шахматы так устроены, что приходится все время себя сдерживать, гасить эмоции, хотя выброс порой просто необходим. Каждый игровой день — по сути дела, марафон: пять-шесть часов тяжелой работы в условиях максимальной концентрации. Секундная ее потеря может привести к необратимым последствиям. Партия за партией, турнир за турниром, год за годом — ты держишь над собой контроль. Внутри — пламя, снаружи — лед.
https://www.instagram.com/p/BtegCOgB2sK/?utm_source=ig_web_copy_link

— Конечно, это тяжело, поэтому каждый ищет свой путь. Я, например, бегаю. Кто-то слушает музыку или смотрит кино. Кто-то гуляет в полном одиночестве. Интересно и странно, на самом деле, что шахматы, такая древняя наука, во многих важных аспектах вообще не структурированы с профессиональной точки зрения. Вопросы диеты, например. Или психологической реабилитации…

Серьезно, не знаю, с чем это связано, но знания и опыт не систематизированы. Тайна, покрытая мраком. Каждый для себя ключики подыскивает. Очень интересная тема для обсуждения.

 — Хорошо, а какие рамки самоконтроля прописаны на уровне регламентов или хотя бы джентльменских договоренностей? Вот грохнет гроссмейстер ладьей по столу — что за этим последует? Укоризненный взгляд соперника или денежный штраф, как в теннисе за сломанную ракетку?

— У нас действительно джентльменский вид спорта, поэтому «хамства под столом» ожидать причин нет. Оно, как ни странно, характерно больше для детских и юношеских турниров, где часто кипят родительские страсти и разгораются закулисные склоки. А на уровне мастеров, на международном уровне с ярко выраженными поведенческими аномалиями встречаешься крайне редко.

Есть, разумеется, не прописанные в регламентах этические нормы. Не стоит, скажем, молотить по часам. Хорошо бы не жевать жвачку — у нас очень это порицается. Всегда считалось, что сверлить взглядом соперника — моветон. Но время вносит в эти неписанные своды коррективы, и молодое поколение, скажем, живет уже по несколько другим правилам. Александра Горячкина (гроссмейстер, претендент на звание чемпионки мира. — matchtv.ru) постоянно смотрит сопернику в глаза. И не только она. Могу назвать пять-шесть молодых спортсменок, которые, с точки зрения шахматисток моего поколения, ведут себя не очень этично, не делая при этом ничего запрещенного.
Александра Горячкина / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— Вообще же любое действие соперника, которое тебе мешает, позволяет обратиться к арбитру, а он уже волен решать: пустая претензия, замечание, предупреждение. Разные бывают случаи. Одна девочка, например, носила часы, которые слишком громко тикали, и это тиканье раздражало и отвлекало соперницу.

— Хитрый ход? Психологическая атака?

— Как оказалось, нет. Чисто житейское недоразумение. Вообще же эмоций в шахматах становится ощутимо больше. Привычный образ — «ни один мускул на лице не дрогнет» — как-то уходит в прошлое, победы и поражения воспринимаются очень нервно. Даже чемпион мира Магнус Карлсен иногда выскакивает из-за стола, не сдерживая эмоций. Раньше обладатели высшего титула себе такого не позволяли, ведь чемпион — пример для подражания.

— Такое поведение допускается? Обходится без санкций?

— А какие тут могут быть санкции? Вопрос воспитания, самообладания, уважения к сопернику, только и всего.

— Например, в таком камерном виде спорта, как снукер, похожие нарушения караются финансово.

— Может, и мы до таких времен доживем. Хотя, с другой стороны, неконтролируемые эмоции добавляют игре красок. В этом смысле шахматы несут на себе крест недосказанности. Мы же понимаем, что на пульсе 190 опрокинутый стул и летящие в разные стороны фигуры органичнее чинного рукопожатия, правда? Такой вот естественной живости шахматам, пожалуй, не хватает.

— Что такое настоящий профессиональный шахматист, я узнал в далекой юности. Минск, Спартакиада народов СССР. По окончании турнира один казахстанский спортсмен и два эстонских — будущие гроссмейстеры, между нами говоря — приняв в компанию молодого журналиста, поставили столицу Белоруссии на уши. Минск вздрогнул, но устоял. Никогда бы не подумал, что тихие очкарики, двигающие фигуры по доске, способны на такие подвиги…

— Я вас поздравляю с этим открытием, но могу успокоить: шахматный мир становится все более и более профессиональным. В том числе и во внесоревновательном периоде.

— История шахмат хранит массу радикальных примеров аномального поведения — вроде знаменитого «туалетного скандала» (в 2006 году во время матча между Владимиром Крамником и Веселином Топаловым  Крамник был обвинен командой Топалова в использовании электронных подсказок при посещении туалета. — matchtv.ru). Вам приходилось сталкиваться с откровенными подставами?

— Мне — нет. Все-таки в большинстве своем шахматисты привыкли решать вопросы за шахматной доской. Из любой избы можно при желании вымести тонну мусора. Триггером, как правило, служит либо конфликт интересов, либо политические игры.

Веселин Топалов и Владимир Крамник / Фото: © РИА Новости / Мерген Бембинов

— В шахматах — перебор политики?

— Сложно сказать. Жить в вакууме невозможно, и даже в таком объективном виде спорта, как шахматы, часто присутствует некая политическая подоплека. Замечательно, когда можно просто расставить фигуры и доказать все, что ты хочешь, спортивным результатом. Остальное — слова.

— Однажды, насколько известно, вы вступили в конфликт с национальной федерацией и отказавшись принимать участие в командном чемпионате мира…

— 2009-й. Это сейчас мы стоим на ставках в Минспорте, а тогда нам за выступления вообще не платили. Только за победы. Две недели — сбор, еще две недели — сам турнир, вообще не гарантирующий заработка. Я как действующая чемпионка мира посчитала такие условия неприемлемыми. Конфликта никакого не было. Был обмен точками зрения. Федерация со мной не согласилась. «Незаменимых у нас нет», — сказали мне. Я осталась при своем мнении, федерация — при своем. На этом история исчерпала себя.

— Давным-давно схожий по сценарию эпизод случился в российском футболе: так называемое «Письмо 14». Он повлиял на судьбу целого поколения и даже на развитие вида спорта в целом.

— Очень жаль. Но мы, к счастью, не потеряли шахматистку. Ставки нам со временем нашли, условия улучшились, и все последние годы, как и в самом начале карьеры,  я с большим удовольствием играю за Россию. В 2009 году с точки зрения чисто профессиональной я посчитала, что не могу поступить иначе. Благотворительность — это замечательно, но хотя бы минимальные параметры оплаты труда соблюдаться, безусловно, должны. В конце концов, есть такая штука, как Трудовой кодекс, правильно?

https://www.instagram.com/p/B5FttNBHInc/?utm_source=ig_web_copy_link

— На эмпирическом уровне, конечно, в целом понятно, в чем разница между мужскими шахматами и женскими: «физика», физиология, структура логики… Что еще?

— Очень много факторов. Целые комбинации, очень сложные сочетания! Я на этот вопрос часто отвечаю. Даже статью писала.

— Искренние извинения от дилетанта — не читал, не слышал…

— Принимается. Тем более что эта грань потихоньку стирается. Ведь исторически так сложилось, что мужчины сражаются за корону с незапамятных времен (первый официальный чемпион мира — Вильгельм Стейниц, 1886. — matchtv.ru), тогда как женщины вышли на арену в эпоху Веры Менчик (1927-1944. — matchtv.ru), а играть против мужчин на профессиональном уровне начали сестры Полгар. То есть значительно позже.

Гонорары в женских шахматах — и, соответственно, уровень спортивной мотивации — ощутимо повысились с приходом к руководству ФИДЕ Кирсана Илюмжинова. Относиться к его персоне можно по-разному, но именно для женских шахмат он сделал очень много. Если сравнивать призовые, например, 20-летней давности и наших дней — разница обнаружится очень приличная. Руководство ФИДЕ наших дней продолжает начинание Илюмжинова и значительно поддерживает женские шахматы. Девочки, делая выбор, теперь ясно понимают, что, посвятив жизнь шахматам, можно реализовать себя не только творчески, но и обеспечить материально. Призовой фонд матча между Цзюй Вэньцзюнь и Горячкиной равен 500 тысячам евро, по-моему. Если динамика будет поддерживаться, уровень конкуренции продолжит расти.

Цзюй Вэньцзю́нь / Фото: © Tamuna Kulumbegashvili / Xinhua / Global Look Press

— Шахматы в этом смысле дискриминируют мужчин, как бы смешно это ни звучало: есть женские турниры и турниры, открытые для всех. Соответственно, любая спортсменка имеет выбор: играть исключительно в женских турнирах или расти дальше, выступая в мужских соревнованиях. Мужчинам, напротив, в женские турниры хода нет.

— И правда ведь — чистой воды дискриминация.

— Почему мужчины не поднимают бунт — я прям удивляюсь. Полагаю, со временем разница между мужскими и женскими шахматами сведется если не на нет, то к минимальным значениям. Спокойной жизни мы мужчин по итогу лишим.

— Играя на вашем уровне, можно достойно обеспечить себе достойный уровень жизни?

— Вопрос в том, что иметь в виду под термином «достойный», потому что у каждого свои представления об этом уровне. Кто-то не может жить без последней модели телефона или автомобиля, а кто-то ищет личное счастье в других сферах.

— Призовой фонд того или иного турнира — главный маркер лично для вас?

— Очень важный, но все-таки не главный. Если призовой фонд матча за мировую корону будет равен круглому нулю, я все равно сыграю.

— Вы, помнится, озвучили однажды сокровенное желание: принять участие в шоу «Ледниковый период». Далеко продвинулись в его реализации?

— Ох, вряд ли. Было время, когда я об этом действительно мечтала. Но это, видимо, отвлеченные мысли, едва ли привязанные к реальной жизни. Даже если поступит такое предложение, очень непросто будет найти в графике окно. Скажем, график выступлении на 2020-й расписан уже до конца октября чуть ли не поминутно.

— А вы хорошо стоите на коньках?

— Немножко получается. Буквально вчера замечательно покатались с дочкой на Красной площади. Она три года занималась фигурным катанием и выглядит прилично лучше, но и я вроде не опозорилась.

— Франческа, в имени которой вы неожиданно для себя обнаружили шахматный корень (chess — шахматы. — matchtv.ru)?

— Действительно случайно. Честное слово. Даже не думали об этом, когда давали имя.

Александра Костенюк / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— ФИДЕ испытывает прессинг со стороны ВАДА?

— Не уверена, что это можно назвать прессингом, но допинг-тесты мы сдаем регулярно.

— То есть к вам, как к биатлонистам или конькобежцам, в любой момент могут заявиться допинг-офицеры…

— Допинг-контроль в шахматах осуществляется в основном во время турниров, но по логике — видимо, да. По крайней мере, мы отчитываемся о своем местоположении и обязаны реагировать на официальные запросы ВАДА.

— Пристальное внимание со стороны этой не везде и не всеми уважаемой организации мешает жить?

— Мы играем по общим правилам. Не мы их придумали.

— Бывали случаи, чтобы кого-то из шахматистов ловили на стимуляторах?

— Ничего похожего. Я, по крайней мере, не слышала.

— Слава богу. Хоть один чистый вид спорта обнаружился в этом жестоком мире.

— Да ладно! Давайте не будем никого обижать. Не все так плохо. Чистых — много. Например, синхронное плавание и художественная гимнастика.

— Вот она, женская солидарность… Последний вопрос: вы верите в магию чисел?

— Есть немножко. Если магия пророчит что-то хорошее — верю с радостью.

https://www.instagram.com/p/B5AjE-bnQpm/?utm_source=ig_web_copy_link

— Я нагадаю как раз хорошее. С помощью числа «12», которое, как известно, символизирует жизненные циклы. Вы 12-я чемпионка мира, а в 2020-м, который вы начинаете с 12-м рейтингом, исполнится ровно 12 лет, как вы этот титул завоевали. Вот вам три железобетонных параметра, по которым, никаких сомнений, наступивший год должен что-то очень-очень хорошее вам принести.

— Подождем. Увидим. Через годик встретимся — подведем итоги.

Читайте также: