live
Бокс/MMA

UFC подтвердила бой Волков — Оверим. Интервью Александра — уже на «Матч ТВ»

UFC подтвердила бой Волков — Оверим. Интервью Александра — уже на «Матч ТВ»
Александр Волков / Фото: © FightTime
Александр Волков будет драться 20 апреля в Санкт-Петербурге. За два месяца до этого он рассказывает «Матч ТВ» о подготовке на фоне первого поражения в UFC, спаррингах с соперником Оверима и переговорах со специалистом по тайскому боксу.
  • Знал ли Волков, что сегодня его бой объявят официально.
  • Рост Волкова 201 см. Сколько он весит сейчас.
  • Через сколько после поражения от Льюиса Александр вернулся в зал.
  • Чего ждать от Оверима, и кто тренирует Волкова.
  • UFC в Санкт-Петербурге: что нужно знать.

— UFC подтвердили бой и турнир только сегодня вечером, но в последние две недели почти все говорили, что 20 апреля вы будете драться с Алистером Оверимом. Когда про бой и турнир узнали вы, и предупреждали ли вас, что объявят сегодня?

— Я подписал контракт почти сразу, когда мне предложили этот бой. Можно сказать, что уже месяц я тренируюсь, зная, что бой будет 20 апреля и соперником будет Алистер Оверим. Насчет объявления — я не знал, что будет именно сегодня, но был в курсе, что объявят на этой неделе. Сегодня где-то часа за два до анонса мне сообщил мой менеджер, что около семи UFC сделает официальное объявление о турнире.

— Во время подготовки вы можете сказать спарринг-партнерам, что бой будет с Оверимом, при условии, что информация о бое формально держится в секрете?

— Понятно, что доверенный круг людей знает: семья, команда, близкие друзья. Большинство из тех, с кем я спаррингую, тоже знают, поскольку, как правило, это проверенные ребята, плюс они сами выступают и знают, что важно никому не говорить об этом.

— После боя с Льюисом (6 октября 2018 года) вы начали набирать мышечную массу. Для чего, и сколько вы весите сейчас?

— Я вешу около 120 кг (лимит тяжелого веса 120,2 кг; перед боем с Вердумом вес Волкова был 111,6 кг, перед Льюисом — 113,9 кг. — «Матч ТВ»), в принципе вес может меняться на 1-2 кг, но у нас не было задачи набрать вес, была задача набрать силу: сильнее бить, быть сильнее в борьбе. Масса прибавилась уже как производное.

https://www.instagram.com/p/BrfMR5xHwm5/

— Может быть такое, что вам придется гонять вес, будучи тяжеловесом?

— К этому бою точно нет, сейчас у меня уже встал вес, и работа будет наоборот энергозатратная, набирать вес будет сложно и не нужно. Но в будущем при таких тренировках я не исключаю, что могу быть 125 кг, и придется немного подгонять вес к бою, потому что набирается в основном мышечная масса и набирается естественным образом.

— Все боятся при этом потерять легкость или подвижность.

— Мне поэтому и нужен был такой длительный перерыв, чтобы набрать силу, но не стать медленным и закрепощенным. Добавить скорость и выносливость, и чтобы нам хватило на это времени. Надеюсь, что к бою я буду таким же выносливым как раньше, но стану сильнее.

Алистар Оверим / Фото: © globallookpress.com

— Очевидный вопрос — что можете сказать про Алистера Оверима?

— Он переживает очередной подъем в своей карьере: победа после двух поражений подряд. Сейчас он сменил тренировочный лагерь, сделал работу над ошибками, набрал форму. Многое зависит от того, как он готовится к этому поединку. 

У многих опытных бойцов есть проблема, когда они опираются на старый багаж и меньше времени уделяют тренировкам и своему прогрессу. Надо смотреть, насколько он усиленно тренировался и как он будет мотивирован. Мне кажется, в топ-10 каждый может выиграть у каждого при определенных условиях, поэтому все будет зависеть от его подготовки. Я не жду легкого поединка, жду каких-то сюрпризов и готовлюсь к серьезному бою.

— Было видно, что с Вердумом вы, возможно, специально затягиваете бой, чтобы использовать преимущество в выносливости и забрать поздние раунды. В бою с Льюисом вроде бы было то же самое, но вы проиграли, пропустив удар на последней минуте боя. Повлияет ли это на тактику?

— На самом деле это были разные бои по тому, как мы их планировали. С Вердумом я хотел сделать так, чтобы он перестал верить в свою борьбу. У меня не было задачи противодействовать его проходам. Мне нужно было ему показать, что он ничего не сможет сделать в партере. И исходя из наших последних тренировок, которые были за несколько лет до этого и где все его преимущество со мной было в партере, я хотел показать, что сейчас он и в партере ничего не может сделать. После этого мы ждали, что он решит со мной зарубиться в стойке. Как только это случилось, я этим воспользовался и нокаутировал его. То есть мне нужно было выглядеть чуть затянутым, увереннее работать внизу, чтобы он думал, что в стойке я ничего не готовил.

С Льюисом было по-другому. Мне нужно было доминировать в стойке, и все три раунда это получалось, я имел преимущество почти в каждой позиции. Я не старался где-то растянуть бой, но, возможно, я его отпускал в каких-то моментах, потому что думал, что могу создавать их снова и снова. Мне было не сложно ставить его в какие-то неудобные положения… Само поражение было неприятным, но у меня совесть была чиста, я отработал на тренировках очень хорошо и бой вел хорошо. Поражение было в результате стечения обстоятельств и потери концентрации.

— Но это немного пугает. То есть у любого бойца могут быть мысли: «Я отработал лагерь на 100%, вел бой и все равно проиграл». Это не демотивирует?

— Меня наоборот только мотивирует. Серьезно, я пошел тренироваться почти сразу — вернулся домой в воскресенье или в понедельник, в первый рабочий день сходил, сделал МРТ и уже на следующий день начал заниматься в зале, приступил к силовой работе. Все поражения в моей карьере меня только мотивировали и делали лучше. Я это воспринимаю как пинок, который тебе дает ускорение и позволяет двигаться вперед.

https://www.instagram.com/p/Btxuu39l4rW/

— Перед боем со Штруве к вам приезжал Сэмми Шилт, перед боем с Вердумом — тренер по борьбе Кенни Джонсон. Будете кого-то приглашать для подготовки к Овериму?

— Он хорошо умеет работать в клинче и коленями — это то, что отличает его от других бойцов. И он таким образом выиграл много боев. Нужно прорабатывать эти моменты. Кроме тех людей, кто уже есть в лагере, — а у меня и так сейчас около шести тренеров, — большая проблема взять всех с собой в угол, когда разрешено только двоих секундантов. 

Будем искать кого-то из тайского бокса. В данный момент мой тренер, Тарас Кияшко, ведет переговоры с Артемом Левиным. Если он нас проконсультирует, покажет какие-то движения, будет очень неплохо.

— Из шести тренеров я могу назвать двоих: Тарас Кияшко и Василий Волков, тренер по физподготовке. Кто еще?

— Тренер по борьбе Дмитрий Селивахин, и он же возглавляет в нашей команде направление по джиу-джитсу, тренер по боксу Владимир Турченко, Максим Дедик — я с ним работаю над какими-то каратистскими техниками. Может быть, чего-то из этого нет в классическом арсенале бойца смешанных единоборств, но мы нарабатываем какие-то вещи. И еще один тренер по борьбе — Илья Богословский, коричневый пояс по джиу-джитсу, но у него очень серьезный опыт и он также помогает мне.

— С вами спаррингует Сергей Павлович — это совпадение, или он важен как последний соперник Оверима?

— Я бы назвал это удачным стечением обстоятельств, что мы как раз тренируемся с Сергеем. В Москве не так много мест, где можно поспарринговать с тяжеловесами, и Сергей стал ходить к нам на спарринги и на другие тренировки. Его опыт с Алистером — большой плюс, но я думаю, в бою Сергей скорее получил опыт борьбы с самим собой, чем с Оверимом. Мне кажется, как боец Сергей, может, более талантливый и более интересный, чем Алистер, но в их бою сказались другие вещи.

Фото: globallookpress.com