live
Бокс/MMA

«Купила винтовку Мосина 1935 года». Чемпионка UFC – про спарринги с мужчинами и звонок президента

«Купила винтовку Мосина 1935 года». Чемпионка UFC – про спарринги с мужчинами и звонок президента
Валентина Шевченко / Фото: © Codie McLachlan / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
8 декабря Валентина Шевченко победила Йоанну Эджейчик и стала чемпионкой UFC в категории до 56,7 кг. И это был первый случай в истории UFC, когда девушка с чемпионским поясом произносила в октагоне слова на русском языке. Корреспондент «Матч ТВ» Вадим Тихомиров спросил Шевченко про увлечение оружием и что будет, если она проведет спарринг с мужчиной без спортивной подготовки.

— У вас впервые оказался пояс UFC. В данный момент, когда мы с вами говорим, где он находится?

— Я сейчас в Лас-Вегасе в квартире и пояс рядом со мной.

— В нем действительно есть настоящее золото?

— У него есть позолота в 18 карат, и еще он достаточно тяжелый.

— Расскажите, кто вас поздравлял?

— Сразу же после боя мама поздравила, она смотрела бой вместе с моим дедушкой и с ее учениками из федерации Муай-Тай Кыргызстана. Приятно было, что сразу после боя по телефону поздравил президент Кыргызстана Жээнбеков Сооронбай Шарипович. Друзья и знакомые поздравляли лично или в фейсбуке.

— Чтобы получить пояс, вам пришлось драться пять раундов против Йоанны Эджейчик, которая трижды была вашей соперницей на чемпионатах мира по тайскому боксу, но она же, как вы говорили, поздравляла вас с победой над Холли Холм (23 июля 2016 года), и вы тоже хорошо о ней отзывались.

— Профессиональные бойцы как гладиаторы. Они могут неплохо друг к другу относиться, но когда дело дойдет до боя, то все остается за пределами восьмиугольника. После поединка с Холли Холм я с Йоанной не общалась. Но не потому, что она или я избегали присутствия друг друга, мы не встречались на боях. А потом я узнала от своего менеджера Роджера, что UFC предлагает нам бой за титул.

Йоанна упрямая, сконцентрированная на успехе девушка, вежливая, но не дружелюбная. Не думаю, что ко мне она испытывает плохие чувства, просто хотела попробовать победить на той территории, которая ей не принадлежит.

— Для вас понятно, почему судьи отдали ей один раунд в вашем бою?

— Кстати, до сих пор не могу понять, какой раунд я проиграла. Я их все выиграла. Если вы посмотрите бой, то, уверена, увидите то же самое. Знаете, есть не только официальные судьи, но и множество других лиц, которые выставляют счет, и ни у одного не было, чтобы хоть один раунд забрала Йоанна.

— Вы тренировались с Роуз Намаюнас, которая дважды побеждала Эджейчик, но не приглашали ее в этот раз, когда готовились к Эджейчик сами. Почему?

— Я знаю Йоанну лучше, чем ее знает Роуз. Поэтому смысла не было. Роуз хороший спарринг-партнер. Но сейчас она отдыхает, у нее пауза в тренировках, и в ближайшее время она сама начнет свой тренировочный лагерь. Когда я готовлюсь, то тренируюсь каждый день. И делаю спарринги по пять или восемь раундов два раза в неделю. Если бы я ее попросила, то уверена, что она бы согласилась тренироваться со мной. Кроме того, у меня были хорошие спарринг-партнеры из Bushi-Ban академии в Техасе, в зале Bone Island на острове Кей Вест, также я тренировалась в Лас-Вегасе и в зале Team Lawton Gym в штате Мэн.

— Почему вы заканчивали подготовку в Мэне? Штате, о котором многие впервые могли услышать только в фильме о вашей подготовке.

— Мэн находится на самой границе с Канадой. Климат там очень похож на климат в Торонто (место проведения турнира. — «Матч ТВ»). Даже немного прохладнее. Это северная Атлантика, леса, бесчисленные озера и реки. Страна охотников и рыболовов. Два года назад я уже проводила свой лагерь в Мэне, когда готовилась к бою с Джулианой Пеньей. В городке Агоста есть зал джиу-джитсу и ММА, хорошие спарринг-партнеры. Поэтому месяц перед UFC 231 мы провели, тренируясь там.

— Вы несколько раз очень красиво перевели Йоанну бросками из стойки: это ваш тайский клинч или ваш опыт в дзюдо?

— По большей части я переводила из клинча тайского бокса, хотя мой стиль борьбы — это микс тайского клинча и дзюдо. Йоанна - неоднократная чемпионка мира по тайскому боксу. Есть такое название стиля — тайский бокс для ММА (когда мы проводим семинары по тайскому боксу для бойцов ММА, именно так называем семинар). Вот как раз стиль Йоанны именно так можно назвать. Поэтому я знала точно, что от нее ожидать. К этому и готовил меня мой тренер.

— Часто можно услышать, что Павел дает вам самые очевидные подсказки между раундами: «внимательнее», «повыше руки» и так далее. Достаточно ли вам такой работы в вашем углу?

— Под руководством Павла я тренируюсь больше 20 лет, поэтому понимаю его с полуслова. Все сложные и детальные разборы соперника, тактических планов, которых обычно несколько, мы делаем задолго до боя. Во время боя он дает мне такие советы, которые понятны мне и которые говорят мне о многом. Павел хорошо видит и понимает картину боя, он точно указывает мне, какой план нужно выстроить на ближайший раунд. И также указывает на то, что мне следует ожидать от моей соперницы и чего опасаться.

— Еще одна теория: у вас будут проблемы с соперницей, которая имеет хорошую базу вольной борьбы.

— Пока что получается как раз обратное, особенно после боя с Джулианой Пеньей. В любом случае меня никогда не пугали соперницы, делающие упор на борьбу. Я боец ММА и всегда работала много и в партере, и в стойке со спортсменами из любых возможных стилей и направлений.

Фото: © globallookpress.com

— Перед этим боем вы тренировались с одной из самых опасных девушек в ММА Крис Жустино. Это потому что Жустино готовится к вашей бывшей сопернице Аманде Нуньес?

— Это была ее просьба и просьба ее менеджера, потому что я работала с Амандой и знаю ее сильные и слабые стороны. Мы проводили спарринги и делали разные специальные упражнения.

Сейчас могу сказать, что после работы с Крис я почувствовала, что по технике обе соперницы хорошо оснащены, обе бьющие и разносторонние, но выносливее, конечно, Крис. Когда я тренировалась с ней в Калифорнии, был такой случай, что она утром бегала марафон, а потом пришла на тренировку и работала как пулемет.

— Есть ощущение, что вы и в более тяжелом весе выглядели очень убедительно, а сейчас UFC в принципе не сможет найти вам соперницу. (Шевченко перешла из весовой категории 61,2 кг в созданный UFC дивизион 56,7 кг. — «Матч ТВ».)

— Сейчас много сильных девушек, которые спускаются в 56,7 из 61,2 кг, и к ним добавятся те, кто устал гонять вес в категории до 52,1 кг, поэтому, мне кажется, что наша категория, наоборот, станет самой интересной и конкурентной.

— Вы могли бы быть чемпионкой в 61,2 кг, стали чемпионкой в 56,7 кг, и отсюда два вопроса: сможете ли вы сделать вес 52,1 кг, чтобы удерживать два пояса, или (при условии, что в UFC сейчас популярны чемпионы с несколькими поясами) вообще собрать у себя три чемпионских пояса?

— Планов на три пояса пока нет, а что касается весовых категорий, то здесь ситуация следующая. Мой нормальный вес в межсезонье — 60 кг, чтобы попасть в весовую категорию до 56,7 кг, я два дня сдержанно питалась, без протеинов и без ужина, и тренировалась час в аэробном режиме с прицелом на весогонку. При этом не использовала никаких ванн с солью, саун и так далее.

На взвешивании я была на 100 грамм легче Йоанны, поэтому теоретически я смогу зайти в категорию 52 кг, но желания гонять вес у меня нет никакого. В 56,7 кг я себя великолепно чувствую и могу оставаться сосредоточенной только на тренировочном процессе.

В более тяжелой весовой у меня осталось одно незаконченное дело с Амандой Нуньес.

Я не проиграла ей предыдущий бой, и это любой может увидеть, если откроет YouTube. В пятом раунде был эпизод, когда я начала проводить бросок подхватом, но Аманда была мокрая и скользкая и смогла забежать мне за спину, не сделав ровно ничего. Это был повод для двух судей отдать ей победу. Считаю, что рано или поздно мне надо будет восстановить справедливость.

— Сейчас модно вызывать профессиональных боксеров на боксерские поединки — было бы для вас это интересно?

— Я выступала по правилам любительского и профессионального бокса, но несколько моих профессиональных боев по боксу проходили в клетке, а не в ринге, поэтому, понятно, что они в рейтинг попасть не могли. В Перу я боксировала против бразильской и колумбийской боксерш.

Первый поединок выиграла, пройдя дистанцию в 10 раундов, а во втором я победила уже в третьем. Если бы мне предложили выступать в боксе лет пять назад, я бы с радостью согласилась, так как была готова драться по любым правилам и в любом промоушене, который устраивает турниры и выплачивает гонорары. Но сейчас, когда я в лучшей организации мира по ММА, нет смысла размениваться на что-то еще.

— Многие идут в бокс просто за большими деньгами. У вас, например, был период, когда вы не выступали 10 месяцев, получив за последний бой по официальным документам 91 тысячу долларов.

— В США жизнь очень дорогая, и деньги тают невероятно быстро. Сейчас меня поддерживают спонсоры из США: оружейная компания, производитель одежды, компания по производству БАДов, клуб из Таиланда, который я представляю, компания спортивной амуниции и стрелковые клубы в Хьюстоне и Лас-Вегасе. Плюс мой менеджер ведет переговоры об улучшении моего контракта.

— Насколько для вас важно стать долларовым миллионером на каком-то этапе вашей карьеры?

— Любому человеку приятно заработать как можно больше денег. Но, несмотря на это, деньги для меня не самоцель. Моя цель, чтобы жизнь была интересная, ведь у нас у каждого совсем мало времени, я имею в виду не только спортсменов, а любого человека.

Поэтому заниматься надо только любимым делом. Изучать то, что имеет практическую ценность, или то, что близко вашей душе.

https://www.instagram.com/p/BrnnW74gD9Q/

— Вы же еще сотрудничали с FOX как аналитик, будет ли вас привлекать канал ESPN?

— Если меня пригласят, обязательно. Я несколько раз комментировала турниры UFC на испанском языке в Лос-Анджелесе вместе с Фабрисио Вердумом и Троем Сантьяго. Мне говорили, что планируют пригласить меня аналитиком и на канал, вещающий на английском.

— Вас анонсировали как гостя на первом турнире UFC в Москве, но в итоге вы не смогли приехать. Что случилось?

— Если бы не ситуация с побегом с боя моей предыдущей соперницы, которая намеренно провалила взвешивание, я бы вместе с тренером побывала в Москве на историческом турнире. Мы очень готовились к этой поездке и очень радовались, что представилась такая возможность. Мне хотелось приехать в Москву в статусе чемпионки. Но Монтаньо в очередной раз сбежала с боя, мне дали новую соперницу, и все наши планы были нарушены.

— Если UFС проведет весной турнир в Санкт-Петербурге, есть ли хоть какие-то шансы, что вам могут предложить защищать на нем титул?

— Да, безусловно, шансы есть. Если даже не совпадет с боем, то постараюсь приехать как болельщик.

— На сайте Sherdog.com у вас стоит флаг Перу, есть интервью, где вы говорите, что выступали за Россию на любительских турнирах, но при этом вы родились во Фрунзе (сейчас — Бишкек), а на вашей экипировке символика Киргизии. В итоге вы чемпионка UFC из…

— Кыргызстан — моя Родина, где я родилась и сделала первые шаги в спорте, поэтому я в первую очередь кыргызская спортсменка. Но Россия и Перу, где я жила, тренировалась и выступала, с которыми меня многое связывает, тоже родные для меня страны.

Йоанна Енджейчик / Фото: © globallookpress.com

— Несколько моих коллег, которые пишут про другие виды спорта, после того как посмотрели ваше противостояние с Эджейчик, спросили, как бы прошел ваш бой против мужчины со средним уровнем подготовки. Я им что-то ответил, но расскажите вы.

— Девушки могут проиграть мужчинам только, если тренировались меньше и их подготовка слабее. А так, 50 на 50. Если вы тренируетесь 20 лет, то такого вопроса стоять не может. На тренировках после первых трех ударов уже нет «парень — девушка», а есть соперник и спарринг-партнер, никто не будет делать тебе поблажек. Для меня нет никаких проблем выйти на спарринг с подготовленным парнем уровня мастера спорта моего веса. И я уверена, что в 95 случаях из 100 я одержу победу в тайском боксе и в 90 из 100 — в ММА. И не за счет физической силы, которой, как известно, у мужчин больше, а за счет техники и скорости, они у всех людей одинаковые. Возможно, я проиграю мужчинам в армреслинге, но не в бою.

— При этом вы же еще и стреляете?

— Совсем недавно я купила винтовку Мосина 1935 года выпуска. Замечательная, легкая, красивая, точная. Прежде чем попасть в США, эта винтовка воевала в Испании. Удивительное чувство испытываешь, когда стреляешь из старого оружия. Это как связь времен. Тех людей, кто делал ее, давно уже нет в живых, а прекрасное оружие, которое они создали, живо. То же самое я могу сказать о своем ижевском нагане 1944 года выпуска. У него практически нет отдачи, стреляет мягко, даже мягче, чем пневматический пистолет. Из него невозможно промахнуться.

Еще есть ТТ и два пистолетах Макарова, один из них из Болгарии, а второй, 1962 года, попал сюда из ГДР. Макаров — замечательный, точный, компактный, красивый, доведенный до совершенства советскими инженерами. По надежности и точности сопоставим с современным «Глоком».

А так, у меня много разных пистолетов для соревнований и тренировок. В IDPA (Международная ассоциация практической стрельбы, Шевченко регулярно участвует в соревнованиях. — «Матч ТВ») я использую Glok 17 или Smith & Wesson M& P 9, все-таки в магазине 17 патронов.

— В США дорого увлекаться стрельбой?

— К счастью, не очень. В Хьюстоне и Лас-Вегасе есть несколько стрелковых тиров, которые поддерживают меня, и я могу приехать туда стрелять в любое время. Патроны в Америке недорогие. Специальных лицензий для покупки не требуется.

50 патронов 9-го калибра можно купить за 9 долларов, 50 патронов 22-го калибра — за 4.

Здесь вообще оружейная культура хорошо развита. Родители обучают детей охоте и стрельбе так же серьезно, как на занятиях в школе. 

Фото: globallookpress.com