«Владимир еще лет десять может боксировать». Интервью спарринг-партнера Кличко

«Владимир еще лет десять может боксировать». Интервью спарринг-партнера Кличко

Боксер Исмаил Силлах в четвертый раз помогает Владимиру Кличко готовиться к бою. Специально для «Матч ТВ» Силлах рассказал, как Кличко тренируется после поражения от Тайсона Фьюри и полутора лет без бокса.

− Мы правильно понимаем, что вы сейчас в Австрии, и подготовка Владимира в завершающей стадии?

– Австрия, Альпы, город Гоинг. Здесь, наверное, самые лучшие условия для подготовки из всех, что я видел на сборах. Мы живем в пятизвездочном отеле, курортная зона, высота 3 000 метров над уровнем моря.

– Высота ощущается?

– Сильно ощущается. Приезжаешь, и первые четыре-пять дней дыхания не хватает. Влад сюда приезжает заранее и видно, что он уже готов, акклиматизировался. А мы, поскольку все равно работаем по три-четыре раунда, постепенно набираем форму.

– Как выглядит работа спарринг-партнером Владимира Кличко?

– У нас договоренность: мы приходим на каждую тренировку с Владимиром, независимо от того, тренируемся сами или нет. Насколько я понимаю, у Владимира здесь есть дом, а тренировки проходят в гостинице: они арендуют там помещение, ставят ринг, вешают мешки и работают. Он приходит на первую тренировку в семь утра, мы тоже приходим. Вся команда его спарринг-партнеров должна быть в зале. Можешь тоже тренироваться, если кто-то не тренируется, просто в интернете сидит. Утром он работает так: 30-40 минут разминка и растяжка, потом его тейпируют, и он 12 раундов работает на лапах. Потом делает еще какие-то упражнения: пресс, ноги.

Вечером спарринги. У Владимира четыре спарринг-сессии в неделю: с понедельника по пятницу, кроме среды, в среду – выходной. Каждому из его спарринг-партнеров говорят, сколько он будет работать на спаррингах. Обычно объявляет Джонатон Бэнкс (тренер Кличко, – «Матч ТВ»), они сначала тейпируют руки, смотрят видео прошедших спаррингов, потом Бэнкс подходит и говорит, кто и сколько работает с Владом.

Когда приезжаешь на спарринги, обычно оплачивают все: дорогу, еду, проживание. Тут команда очень серьезно работает. Если ты что-то забыл тебе все предоставят. Вот у меня не пришла сумка с экипировкой, мне дали капу, нашли шлем, перчатки.

С перчатками строго – ты боксируешь в тех, которые тебе дают, чтобы они были не разбитые. Просят использовать шлем без бампера.

– Почему?

– Не знаю, просто такое требование. Влад сам боксирует в шлеме такой модели, поэтому просит спарринг-партнеров боксировать в таких же. За спарринги платят понедельно, если ты хорошо проявляешь себя, могут предложить бонус.

– Вы недавно провели в России бой с Максимом Власовым – что приносит больше денег, такой бой или спарринги с Кличко?

– За бой больше зарабатываешь. Но не хотел бы озвучивать цифры.

– Вы ниже Джошуа примерно на 15 см и легче и Джошуа, и Владимира примерно на 20 кг. В чем суть ваших спаррингов?

– Я приехал на заключительные десять дней. Сейчас у Владимира идет работа на скорость, на движение, чтобы он мог ловить соперника, обрезать углы. Тяжи все равно не смогут так двигаться, а тут получается, если он сможет поймать меня на ногах, значит тяжа он поймает сто процентов. Плюс скорость, рефлексы, если он увидит удары более легкого и быстрого боксера, значит удары Джошуа он точно будет замечать.

– Насколько для вас сложно боксировать, когда вы весите на 20 кг меньше?

– Ну тут лучше не подставляться, да. Потому что приехал еще один парень отрабатывать скорость, и он упал. Получил левый боковой и шлепнулся, был нокаут. Но такой спарринг полезен – обостряются все чувства, будто бой проходит.

– Сколько максимум раундов вы можете работать?

– Максимум пять или шесть подряд, а в основном три или четыре.

– Джеб Кличко действительно так хорош, как про него говорят?

– О, да. У него очень тяжелый джеб, очень быстрый и такое ощущение, что по тебе кувалдой попадают. У него такая своеобразная техника, какая не у каждого есть: вроде делает все одинаково, но настолько четко, настолько вовремя, что под его джеб очень неприятно попадать. Лучше долго не стоять перед Владимиром.

– Он изменился после поражения?

– Да. Я был у него на подготовке четыре раза, и сейчас он в лучшей форме из тех, что я когда-либо видел. Мне кажется, Владимир в таком состоянии как в детстве, когда ты горишь чем-то. Видно, что он очень заряжен на этот бой, он такой весь… острый. Очень жестко и сконцентрировано проводит спарринги. Я был у него на сборах перед другими боями и правда вижу разницу. В предыдущие подготовки у него были моменты, будто не готов или не в настроении, но в этот раз он настроен очень жестко. Понятное дело, что Джошуа тоже готовится, но мне кажется, Владимир сейчас в лучшей форме.

– Не чувствуется, что ему 40 лет?

– Нет, по ощущениям он еще лет десять может боксировать. Не знаю, что у него внутри, устал ли он от бокса, но мы обсуждали это с его тренером, и тот тоже отмечал, что Влад только вверх идет. Забавно, но когда Али боксировал в 32 года с Форманом говорили, что это уже ветеран. А сейчас Хопкинс в 50 выходит на ринг, и, я думаю, если Влад не устал, то физически он еще может долго боксировать. Он сбросил вес, по-моему он сейчас около 108 кг (в последнем бою на взвешивании Кличко показал 111.3 кг, – «Матч ТВ»), стал сухой такой, быстрый. Смотришь и понимаешь, что возраст никакой роли не играет для него.

– Он качается?

– Я кстати тоже этим вопросом задавался, потому что меня это удивляло. Здесь я не видел, чтобы он работал с железом, он делает пресс, какие-то упражнения на ноги, качает шею, но мы же видим, какая у него мышечная масса. Не знаю, как это получается. Наверное, в межсезонье он работает со штангой, потому что именно тут в Австрии я ни разу не видел.

– Вы застали момент, когда Джошуа сам был его спарринг-партнером?

– Это была первая подготовка Владимира к бою с Пулевым, но тот бой перенесли из-за травмы, и я уже приехал на второй сбор, Джошуа не застал. Те, кто видел их спарринги, говорили, что Джошуа хорошо смотрелся. Давал бой Владимиру.

– Каким вы представляете себе их поединок?

– Понятно, что я буду предвзят и мне будет казаться, что Владимир выиграет. Но так, если по-боксерски, думаю, Джошуа будет сложно. Ему будет сложно выдержать такой прессинг, ему уже сейчас тяжело, потому что такое внимание к бою. Когда он выйдет на ринг и поймет, что это все реально, ему станет еще сложнее. А в бою – если он не сможет Владимира потрясти в первых раундах, не сможет сразу же несколько раз хорошо попасть и втянуть в драку, скорее всего, Влад будет давить, пробивать джеб и нокаутирует его в поздних раундах. Если Кличко поймает свой ритм, он его съест. Влад лучше на ногах, Энтони в основном стоит.

– В углу у Владимира будет Джонатон Бэнкс, который младше на шесть лет и заменяет умершего в 2012-м Эмануэля Стюарда. Насколько ему хватает опыта и авторитета?

– Это удивительно, но Влад очень внимательно слушает его. В этом смысле он из таких необычных людей: вроде уже состоявшийся боксер, чемпион, который может все сам делать, но у него принцип, как в шахматной партии, когда ты разворачиваешь доску и видишь ситуацию с другой стороны. Он даже ко мне подходит и спрашивает: «Как я выглядел? Ты меня давно знаешь, что на твой взгляд изменилось?» Поэтому он и Бэнкса очень внимательно слушает и постоянно его спрашивает о том, что происходит.

Он говорит, что Бэнкс хорошо его знает, хорошо чувствует его работу. Они постоянно советуются, Влад может спрашивать так, будто он начинающий боксер, это очень интересно – у многих боксеров наоборот появляется гордость, становятся все такие великие, а для Кличко не проблема что-то узнавать. Они просматривают каждый спарринг, оценивают, спорят.

– Они смотрят бои Джошуа?

– Бои Энтони постоянно идут в зале: возле ринга стоит три больших экрана. Наверное, они еще отдельно их смотрят, но я запомнил, что перед боем с Фьюри такого не было. Я тогда приезжал на последнюю неделю и у Владимира шли старые бои: Марвин Хаглер, Рэй Леонард.

– Виталий Кличко в Австрии?

– Видимо, он уже на бой приедет. Потому что опять же перед боем с Фьюри он приезжал и, возможно, это немного сбило фокус. Владимир сейчас все отключил, отстранился от внешнего мира и видно, что он очень настроен.

– Вы общаетесь вне тренировок, можете пообедать вместе?

– Ест он отдельно, поскольку живет в своем доме. Перед тренировкой можем поговорить, что-то обсудить: кто что видел, кто какие новости слышал, что на Украине происходит.

– На каком языке вы говорите?

– На русском. Как-то уже легче, привычнее на нем.

Подпишитесь на новые тексты про ММА и бокс на «Матч ТВ»

«С Федором было так: вырубил — значит, вырубил». Денис Лебедев о спаррингах с Емельяненко

Боксеры, которые пытались заработать больше МакГрегора в 2016 году

Качалка, выносливость и сила удара. 9 главных вопросов о тренировках боксеров

Как тренируется человек, который хочет нокаутировать Кличко

10 фотографий, которые расскажут все о бое Владимир Кличко - Энтони Джошуа

Текст: Вадим Тихомиров

Фото: globallookpress.com 

Поделиться в соцсетях: