Сергей Ковалев: «Большое разочарование — тренеры в Америке. Ничего нового дать не могут»

Сергей Ковалев: «Большое разочарование — тренеры в Америке. Ничего нового дать не могут»

Российский боксер Сергей Ковалев пообщался с болельщиками о смене весовой категории, увольнении тренера и поражениях в уличных драках. 

— Вы писали в книге, что на бой с Чилембой надели перчатки своего бренда Krusher — чтобы поберечь руки. И что из-за этого не удалось завершить бой досрочно. Против Уорда вы тоже вышли в перчатках Krusher, а не более жестких Reyes. Снова были проблемы?

— Уточню: против Уорда я боксировал в перчатках Everlast, но на них был поставлен логотип Krusher. Поступило предложение — поэтому я боксировал в этих перчатках. И по своим характеристикам они близки к Reyes. Перед Чилембой действительно болели руки, к Уорду я подвылечился, проблем с руками нет. Что касается боев с Чилембой и Уордом — я могу сказать, почему они такие тяжелые получились. Я в горах пересидел больше чем нужно: пять недель. А обычно было три — и этого хватало, чтобы всех побеждать. Мне нужно вернуться к тому, с чего я начинал и что раньше приносило мне успех. После поражения мы все проанализировали с научной точки зрения. Я просто переоценил Уорда — и старался сделать больше, чтобы ни в чем ему не уступать. В общем, перестарался.

— Что было не так в бою?

— Первые четыре раунда я чувствовал себя очень свежим, скорость была, комфортно себя чувствовал, а потом пришла откуда-то непонятная усталость. Это как «Ламборгини» прострелили шины — и вроде газуешь, а она не едет. А там даже буксануть нечем было: вроде хотелось подраться, а не получалось. Это из-за того, что я 15 сентября поднялся в горы, а 23 октября спустился: я форму набрал именно в горах, то есть раньше чем надо было. Меня самого очень расстраивает этот момент: эти два боя подрубили меня морально. Я знаю, что могу больше. Первые четыре раунда в бою с Уордом это был я, а дальше уже нет. Сейчас очень много людей хлопают в ладоши, радуясь тому, что я проиграл. И появилось мнение, что я уже кончился. Нет, я не кончился. Это только начало и это только опыт. 33 года — в профессиональном боксе это расцвет, начало денежных боев.

— Если бы вы дописывали автобиографию сейчас — какими словами закончили бы ее с учетом поражения от Уорда?

— «Лучше такое поражение, как у меня, чем такая победа, как у Уорда». Наверное, так.

— Вы не были довольны предыдущими тренерами — например, Санчесом. И когда начали сотрудничать со своим нынешним тренером Джексоном — вы тоже писали, что он сидел и в телефоне играл. Что он дал вам как боксеру?

— Это большое разочарование — тренеры в Америке. У меня путь пересекался с людьми, которые только назывались тренерами. Видимо, я прошел в любительской карьере столько, что они ничего нового не могут мне дать. И я такой человек, что для меня тренер должен авторитет иметь, чтобы я к нему прислушивался. И я такого в Америке не встретил. Тренировался я у Джексона… То есть был рядом со мной Джексон. Это он учился от меня. Я принял решение: нужно мне менять в команде многое и многих. Я говорил своему промоутеру раньше: «Катя, ну не дает он мне ничего». Она говорила: «Не вздумай его убирать — тебя заклюют просто». Если бы я убрал его, находясь в статусе чемпиона, то все сказали бы: «Ковалев зазнался».

Так что поражение в этом бою для меня, наверное, даже лучше, чем победа. По контракту Уорд должен дать реванш — и мы в реванше заберем свое. Конечно, большие сомнения, что этот реванш состоится. Он вчера вот дал интервью и сказал, что вообще думает завязать с боксом, что всего добился. Так если ты чемпион — возьми и докажи это, ведь у большого количества людей в этом сомнения. Если он уйдет — пояса останутся вакантными, надо будет их по одному собирать. В этом случае, может быть, будет иметь смысл поменять весовую категорию. В полутяжах я уже многое сделал — и каждый раз не совсем комфортно сгонять вес. Тем более сейчас крузеры пустые. Ну да, пришли ребята молодые — тот же Гассиев. Есть Денис Лебедев, Александр Усик. Ребята-то, в принципе, все по силам. Большие только (Сергей Ковалев выступает в весовой категории до 79.3 кг, лимит первого тяжелого веса — 90.7 кг. — «Матч ТВ»). Не знаю, не могу решиться, потому что у меня еще остались дела незавершенные в полутяжелом: сначала нужен был четвертый пояс, а теперь нужно еще и первые три вернуть. Так что задержусь здесь, наверное.

— Вы в книге много внимания уделили боям на улице. Какая у вас там статистика?

— Боев вне ринга было не сказать что много, просто все они были очень ответственные. Были и поражения во всех этих уличных делах. Я все эти стычки стараюсь обходить стороной, потому что, не скрываю, я тоже боюсь. И боюсь лишний раз пострадать. Бывали даже моменты, что я обходил стороной дворы, где живут какие-то пацаны. На тренировке потому что руки разобьешь, синяк получишь — и тебе вне ринга не хочется ни новых синяков, ни руки снова разбивать.

Подпишитесь на новые тексты про ММА и бокс на «Матч ТВ»

10 непобежденных боксеров, которых нужно знать в России

История Мурата Гассиева, который победил Дениса Лебедева и стал чемпионом IBF

Сергей Ковалев проиграл и лишился трех чемпионских поясов. Почему это очень плохо

Текст: Вадим Тихомиров, Александр Лютиков

Фото: globallookpress.com 

Поделиться в соцсетях: