Бокс/MMA

«С Чимаевым мне было бы интересно». В главном бою UFC подерутся очень вежливые люди с Кавказа

«С Чимаевым мне было бы интересно». В главном бою UFC подерутся очень вежливые люди с Кавказа
Роман Долидзе и Нассурдин Имавов / Фото: © Chris Unger / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Роман Долидзе и Нассурдин Имавов будут драться в главном бою UFC Fight Night 235 в Лас-Вегасе 3 февраля.

Роман Долидзе представляет в UFC Грузию, гордится своими корнями и уходит из кинотеатра, если в фильме появляется мат. Нассурдин Имавов из Дагестана, но живет во Франции и периодически выпивает в кафе кофе с круассаном.

Долидзе какое-то время назад совмещал бои и международный торговый бизнес, сейчас у него есть магазины продуктов в Батуми. Имавов жил в Марселе с родителями, потом переехал в квартиру площадью семь квадратных метров, но бои дали ему хорошую жизнь в Париже.

Долидзе тренировался с чемпионом UFC в двух весовых категориях Джоном Джонсом, а Имавов — с Франсисом Нганну и Сирилом Ганом. Теперь Имавов и Долидзе пересекутся в главном бою на UFC в Лас-Вегасе в эти выходные. У Нассурдина Имавова 12 побед, 4 поражения, ему 28 лет; У Романа Долидзе 12 побед, 2 поражения и ему 35 лет.

Роман Долидзе против Марвина Веттори / Фото: © Kieran Cleeves - PA Images / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

— Можете объяснить, почему вы проиграли в последнем поединке Марвину Веттори? (вопрос Роману Долидзе)

— В подготовке все было хорошо. Считаю, что выиграл этот бой. Я немного вспылил… как сказал мой товарищ, хотел сделать дырку в его голове правым оверхендом, но больше ни о чем не думал. Я не использовал никакие свои технические навыки, которыми обладаю. Я мог бы по-другому работать, можно было побороться. Моя ошибка. Я думал, что я выигрываю, что делаю достаточно, чтобы победить, и ничего не менял. С Веттори я бы хотел реванш. Нужно правильно подойти, убрать свои эмоции. Я эмоциональный боец, и, если вы посмотрите, у меня все бои такие, но на определенном уровне тебе нужно убирать эмоции.

 — В поединке с Хадисом Ибрагимовым вашим секундантом был Алексей Кудин. Он сейчас освободился из мест лишения свободы в Белоруссии. А вы с ним общались после того, как он вышел?

— Да, конечно. Мы с ним всегда поддерживали общение. Даже когда он был не на свободе, мы общались с его семьей. Кудин мне очень сильно помог. Тогда началась пандемия, я должен был лететь в Америку, но так получилось, что Европа была красной зоной, и меня вернули обратно. Не пустили из Германии в США. Единственная страна, где не было ограничений по Covid-19, была Беларусь. Естественно, я поехал туда и попытался найти, с кем бы потренироваться. Алексей Кудин откликнулся, очень сильно мне помог. Я хорошо выступил в том поединке, так что я до сих пор ему очень сильно благодарен, и мы с ним общаемся.

 — Вы тогда победили Хадиса Ибрагимова, и он, уйдя из UFC на четырех поражениях, стал зарабатывать даже больше. Вы следили за его выступлениями?

— Нет, я не слежу. В принципе, я мало смотрю остальные бои. Я рад, что у него все получается.

Имавов «про противостояние с кавказцем»

Нассурдин Имавов / Фото: © Josh Hedges / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— После боя с Хадисом Ибрагимовым Роман сказал в интервью: «Жаль, что противостояние с кавказцем вызвало такой негатив». Как думаете, болельщики негативно отнесутся к вашему противостоянию?

— Думаю, нет. Мне кажется, зрители уже начинают привыкать к тому, что нам всем приходится драться друг с другом в UFC. И я думаю, что здесь не будет большой проблемы.

— Бывает ли, что поклонники Романа пишут вам что-нибудь по-русски? Потому что грузины и дагестанцы, могут говорить на одном языке.

— Нет, ничего особенного не пишут. Могут писать по-русски, но чаще всего это слова поддержки.

— Знаете ли вы что-нибудь о Романе Долидзе как о человеке? Вы смотрели его интервью?

— Нет, скорее знаю его как бойца. Мы пересекались пару раз. Он добрый, хороший парень. Мы поздоровались, но не более того. Знаю, что он вроде бы поздно пришел в ММА.

Долидзе про Чимаева

Роман Долидзе / Фото: © Chris Unger / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Мераб Двалишвили, ваш товарищ и соотечественник, рассказал на подкасте, что вы поймали на прием на ногу Хамзата Чимаева и он был очень зол из-за этого. Вы же всегда были противником того, чтобы произошедшее на спаррингах становилось публичным. Недовольны, что это стало известным?

— Да, я не считаю, что это хорошо и правильно, я сам не сторонник таких разговоров. Но Мераб посчитал нужным сказать об этом, а Хамзат никак не отреагировал, значит, все нормально.

 — Вы же хотели бой с Хамзатом Чимаевым.

— Когда я этот бой просил, Хамзат уже не мог делать весовую 77 кг, он должен был переходить в 84 кг. Так что для него это было бы очень интересно, потому что сразу можно было подраться с бойцом из топ-10. Хороший старт, если он этого хотел. Но он никак не отреагировал. Я потом с ним встречался в Таиланде. Ничего необычного не произошло.

 — Вам сейчас интересно было бы подраться с Чимаевым? 

— С Чимаевым было бы интересно, потому что он на слуху, люди его знают и для меня это было бы плюсом. Я вот сейчас, например, не понимаю почему он в топ попал, когда победил бойца из категории 77 кг (Камару Усмана). Это с чего вдруг? Это в принципе говорит многое о важности рейтинга, насколько он реально отражает состояние дел. И мне немножко не понравились его слова в одном видео. Был эпизод, ему там показывали фотографии бойцов, и он говорил просто «смэш-смэш», а там была и моя фотография. И этот язык, и такие разговоры мне не понравились. Я не считаю их правильными. Тем более мы оба из одного региона. Надо следить за тем, что говоришь, думать прежде, чем выражаешь свое мнение. Теперь у меня совсем другое отношение к вопросу о том, чтобы выступить с Чимаевым.

Кого Нассурдин Имавов позвал в свой лагерь

Крис Кертис / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— У Романа Долидзе хорошие болевые на ноги, звали ли вы кого-то, чтобы приготовиться к ним?

— Да, к нам в зал приезжал человек, который хорош именно в этом. И я в принципе готовился специально под Романа. Также к нам в зал приезжали боксеры, и те, кто серьезно занимается боксом. Помогали братья Буафья (Сохеб Буафья входит в сборную Франции по боксу), и мы проводили спарринги.

— Вам часто советуют ехать тренироваться в Дагестан. Что удерживает от этого?

— На самом деле просто очень часто идут бои, и поэтому я стараюсь проводить подготовку там, где привык. А так, давно были мысли о том, чтобы сделать это. Если выбирать зал, я бы пошел в «Дагфайтер». Это то место, где бы я провел свои сборы.

— Не так давно в вашем весе прошел бой за пояс, причем действующий чемпион Шон Стрикланд когда-то был вашим соперником. Как вам этот поединок?

— Неплохой бой, но мне показалось, что Шон Стрикланд его выиграл, что он был лучше. Вообще, если бы мы с ним снова дрались, я бы просто поднял руки и шел на него с первого раунда. То, как я сделал в пятом раунде нашего боя, мне кажется, я просто поздно понял, как надо против него действовать.

Когда Долидзе заставляли сдаться на тренировке

Роман Долидзе против Фила Хоуса / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— У вас очень сильный атакующий грэпплинг. Вы сможете вспомнить, когда вас в последний раз ловили на прием?

— Это тяжело вспомнить. Не хочу, чтобы это звучало так, будто я себя нахваливаю, возможно, я сейчас не тренируюсь с ребятами такого уровня, чтобы они могли меня поймать. Но такие случаи были. Один раз меня поймали на очень странный прием, я его не ожидал. Человек лежал на спине, я сверху выходил на удержание сбоку и парень очень интересный удушающий сделал. Но после того, как я узнал, чего ожидать, я больше не допускал такие ошибки. Это было года два назад.

— А вы бы могли посчитать, сколько приемов вы знаете и хотя бы раз их делали на схватках, на тренировках?

— Нет, конечно, я не пробовал. Дело в том, что, например, даже прием, который у меня прошел с Херманссоном, «калф слайсер» (болевой на ногу, в самбо традиционно называется «канарейка»), но суть в том, что я сделал прием с такой позиции, в которой я никогда не оказывался, а вот с ним оказался. Можно делать на него разные выходы, и он будет совсем по-разному получаться. Поэтому посчитать невозможно.

 — Вы были футбольным вратарем. Когда в последний раз надевали вратарские перчатки?

— Буквально три недели назад надевал, меня попросили операторы из UFC это сделать, они снимали репортаж. Мне понравилось, потому что я лет десять до этого не надевал их, и было интересно вспомнить навыки.

 — Знали, что Шара Буллет из вашей категории становился лучшим вратарем на зоне Дагестана?

— Не слышал про это. Интересно!

Имавов — про французский язык и грузинскую кухню

Нассурдин Имавов против Шона Стрикленда / Фото: © Chris Unger / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— А вы сейчас думаете чаще на французском или на русском языке?

— Наверное, бывает и так, и так. На русском чаще, но могу о чем-то задуматься и на французском.

— Когда вы изучали язык, было ли какое-нибудь слово из французского, которое заставило вас смеяться?

— В арабском было одно такое слово, но я сейчас не могу вам его сказать, оно такое… специфическое.

— Роман Долидзе начинал, как футбольный вратарь. Знали ли вы об этом и играли ли вы когда-либо в футбол, надевали ли вы футбольные бутсы?

— Нет, футбольные бутсы я не надевал, хотя в футбол играть пробовал. О Романе не слышал такой подробности.

— Вам нравится грузинская кухня?

— Да-да, безусловно, очень. Причем я знаю, где во Франции есть грузинский ресторан. Я пока там не был, но обязательно планирую туда сходить и поесть хинкали.

Прямые трансляции турниров по смешанным единоборствам можно увидеть на телеканалах «Матч ТВ» и «Матч! Боец», а также на сайтах matchtv.ru и sportbox.ru.

Читайте также: