Бокс/MMA

«Мама спросила: «Что значит — будет жестко?» Валерий Мясников ушел из ММА в голые кулаки, берет маму на бои и бегает по 60 км

«Мама спросила: «Что значит — будет жестко?» Валерий Мясников ушел из ММА в голые кулаки, берет маму на бои и бегает по 60 км
Валерий Мясников с матерью / Фото: © RCC Hard
Боец ММА Валерий Мясников дрался за титулы в двух лучших российских лигах, но стал гораздо известнее после трех боев на голых кулаках.

Мясникову 32 года, он вырос и сейчас живет в Лобне, ближайшем пригороде Москвы. К концу студенчества он выиграл несколько мастерских турниров по боксу и транзитом через рукопашный бой и боевое самбо попал в ММА. Дважды его победные серии обрывались в титульных боях крупных российских организаций: в 2014-м — в М-1, в 2019-м — в АСА. В перерывах между боями у Мясникова получались очень недооцененные походы в медиа. В 2015-м он рисовал карикатуру, посвященную кощунственным рисункам журнала Charlie Hebdo, в 2016-м для «Матч ТВ» фотографировал свою еду до и после взвешивания. В 2018-м сделал предложение своей девушке прямо после боя. В 2019-м после встречи с Игорем Свиридом на АСА согласился фотографировать каждый день, как с лица уходит большая гематома.

Валерий Мясников и Игорь Свирид / Фото: © Absolute Championship Akhmat

В 2023-м Мясников еще раз подрался в ММА и провел три боя на голых кулаках, выиграв в каждом. В последнем напротив Мясникова стоял один из самых опасных кулачников России Дауд «Стхански» Кельбиханов.

Уже на 30-й секунде в этом бою полилась кровь. Но на 40-й Мясников попал в печень правым прямым, и Кельбиханов не смог встать на счет «10». И теперь мы говорим:

  • смотрел или нет Валера нокауты Дауда;
  • как мама реагирует на бои на голых кулаках;
  • было ли в планах нокаутировать по печени;
  • история про уличную драку;
  • сколько будут заживать рассечения;
  • как сосед советовал Мясникову записаться к Валере Мясникову;
  • про бои с Кратосом и Тимуром Никулиным;
  • про тяжелый момент в семье;
  • про бег с собакой.

— Вы дрались с Даудом Кельбихановым, и у него в боях на голых кулаках есть много нокаутов, где он буквально сносит людей. Слышал, что если смотреть такие эпизоды со своим соперником, можно сильно зажаться в бою, боясь пропустить что-то подобное. Как было у вас?

— Может, кого-то это и напрягает, но я просматриваю детально обычно. Даже по нескольку раз. И мой тренер делает так же. Потом мы совещаемся. Просматривая, я визуализирую, как можно было бы поступить в той или иной ситуации. Думаю, что это даже как ментальная тренировка для меня. Смотришь и понимаешь, что там будет дальше.

— Вы берете с собой маму на бои. А она видела бои Дауда?

— Мама на одном из турниров подошла и спросила: «А что значит — «будет жестко»? Там на афише написано». И потом ведущий добавил: «Будут сломанные кости и много крови». Она тоже так испуганно посмотрела на меня. Я говорю: «Мама, все нормально».

Валерий Мясников с матерью / Фото: © RCC Hard

Любых моих соперников когда она видит, так реагирует: «Такой здоровый! Такой большой! Такой сильный!» Думаю, что это нормально, что все бои она анализирует с точки зрения безопасности для своего сына и сразу представляет большой ущерб.

— Вы летите драться с одним из самых жестких нокаутеров этого вида спорта. Предупреждаете ее, как могут заканчиваться такие бои?

— Думаю, что она и так подготовлена, и я, наоборот, стараюсь беречь ее нервы, обычно говорю: «Мне не больно. Все в порядке». Даже на подготовке, когда у меня какие-то проблемы со здоровьем, травмы, я не говорю родителям, что у меня что-то не так.

— Билеты на самолет в Екатеринбург вы покупаете или RCC?

— RCC предоставила два билета на арену, а расходы на самолет — это уже все на нашей семье. Родители летают за мной как группа поддержки.

— В итоге вы закончили бой за 40 секунд ударом по печени, а что вы представляли, как все пройдет?

— Я представлял, что это будет пять раундов, настраивался на темповую работу, понимал, что дистанция долгая, и все равно хотел от раунда к раунду поднимать темп. Хотя визуализируешь разные исходы боя — как негативные, так и положительные. Думаешь, как из них можно выйти: если пропустишь удар, если поплывешь, если окажешься в плохой позиции.

Валерий Мясников с матерью (слева) / Фото: © RCC Hard

— Удар по печени был заготовкой?

— Заготовкой был удар по корпусу. Это классика против левши, мы планировали бить в корпус и переводить на голову. То есть попробовать несколько раз попасть, а потом менять этажи. И мы хотели постоянно наращивать темп, чтобы не давать расслабляться. По выносливости меня хватает, поэтому мы думали наращивать темп.

— Вы попали в голову при первом сближении. У Дауда был эпизод, когда он пропускал, сближаясь с Сосланом Асбаровым. Вы хотели попробовать повторить то же самое?

— Я знал, что у него сильные атакующие действия, когда он выцеливает постоянно, а потом бросает удар сильнейшей рукой. Поэтому я ждал этого удара. А он ударил чуть снизу, и получилось, что я уклонился, но прямо под этот удар. Вроде он меня не потряс, и как раз я почувствовал, что встретил его с дальней руки. Попробовал закрыть боковым, но он сблизился, и я вскользь попал. Там было самое плохое, что я пропустил и у меня рассечение открылось, я сразу понял, потому что начала капать кровь. Сразу подумал: «Блин, кровь, неприятно». Ожидал, что он теперь будет метить туда, чтобы сильнее ее раскрыть.

— А нос когда вам разбили?

— А этого я не понял. На повторе кажется, что мы головами столкнулись, но не уверен, надо в хорошем качестве посмотреть.

Валерий Мясников и Дауд Кельбиханов / Фото: © RCC Hard

— Дауд не остался на объявлении результата и ушел, но вы встретились в аэропорту. О чем поговорили?

— Насчет того, что он ушел, у меня вопросов нет. Здоровье — самое главное. Если он не был готов оставаться — это его выбор. А в аэропорту я подошел извиниться, потому что я неправильно называл его псевдоним, я говорил: «Стаханский». Мне вроде несколько раз говорили, а я так и не смог перестроиться. И как я понимал, ему это не нравится. И мы, в общем, друг друга поблагодарили за бой, и я объяснил, что ничего плохого в это не вкладывал, но и до боя не хотел этот момент обговаривать. Мы хорошо пообщались, он спросил про реванш, я сказал, что будем смотреть, как все дальше будет складываться.

— Я лично уточнял у Дауда, что значит «стхански» у лезгинов. Вы в курсе?

— Братишка же?!

— С кем вы спарринговали к этому бою?

— Ездил в зал «Груша», там был хороший состав, я спарринговал с Германом Скобенко даже (бывший соперник. — «Матч ТВ»), к нам в зал специально приезжал левша, чтобы мы могли поработать. Виталий Слипенко помогал, Михаил Долгов. Я не спаррингую очень много.

— У вас был опыт до 2023 года, чтобы ударить человека голым кулаком?

— Ну в дворовых драках в детстве и в юношестве за школой, да, наверное.

— После 21 года?

 — Ладошкой. Я вам рассказывал — на парковке это было. (Из интервью «Матч ТВ» 29 апреля: «Мужик проехал во дворе, обрызгал меня. Я возмутился, сказал что-то, типа: «Куда несешься?», а он в ответ сразу очень грубо выругался, типа: «Какого … ты здесь стоишь, пошел …». И начал мне что-то за блатное рассказывать. И пошел на меня. Я даже ошалел сначала. Не знаю, что он хотел, может, потому что я был в очках и в такой растянутой кофте. Короче, наверное, он подумал, что я хипстер какой-то. Он пошел на меня уверенно, и пришлось просто на сайд-степе дать ему ладошкой, потому что понятно было, если я сожму кулак, человека можно потерять. Он упал, встал и сразу начал по-другому общаться, стал говорить: «Отпусти меня». Я говорю: «Так я тебя и не держу». Странная ситуация началась. Он хотел вызвать полицию, говорит: «Ты меня ударил». Какого-то друга позвал, начал жертву строить из себя. Причем, все было в соседнем квартале от моего дома»).

И еще был случай в заведении. Подошел типсон выпивший, узнал меня и начал что-то показывать, что я неправильно делаю. И стал меня как-то хватать, чтобы показать. Там помогло классическое самбо. Я его повалил и сказал, чтобы он успокоился.

Валерий Мясников, Игорь Смольянов и Петр Романов / Фото: © Личный архив Валерия Мясникова

— Никита Крылов рассказывал, что после нескольких лет занятий киокушином и некоторого количества уличных драк у него был барьер — бить человека кулаком в голову. У вас не было такой проблемы?

— Нет, конечно. Только на первом турнире в раздевалке было: мне тейпируют руки, а потом оставляют голые костяшки. И я такой: «Так, а это все, что ли? Перчатки не будем примерять, разминать их?!» Ощущение, что у тебя просто в руках две заточки и все. Сразу понимаешь, что, например, точно не будешь перекрываться, как в боксе. Потому что я не могу себе представить, как можно [тыльной стороной ладони] блокировать чей-то удар, если ты его даже чувствуешь через боксерскую перчатку.

— Сколько рассечения будут заживать?

— Думаю, что недели две. Схожу к врачу, он скажет, когда снять швы, одна сечка глубокая получилась. На самом деле я могу качаться, могу бегать. Я сейчас не тренируюсь скорее, чтобы ЦНС восстановилась. Нужно отдохнуть.

— Вы рассказывали отличную историю, как с огромным синяком, который вы снимали для «Матч ТВ», встретили соседа по дому…

— Это было после боя на АСА в 2019 году, у меня был большой синяк. Он проходил несколько дней. И я иду на электричку, встречаю мужика из соседнего подъезда, он смотрит и начинает: «А где ты? А как? Кто тебе так нахлопал, дружище?» А мне не хотелось объяснять… И он мне рассказывает что-то про мир единоборств и на полном серьезе говорит: «У нас же в городе есть Валера Мясников, недавно бой провел. Просто машина!» Я стою, слушаю. В общем, он мне чуть ли не стал советовать к «Валере Мясникову» записаться. В общем, нам уже расходиться, я послушал, говорю: «Ладно, счастливо, Валера Мясников — это я».

Валерий Мясников и Герман Скобенко / Фото: © RCC Hard

— Какая реакция?

— Он сразу такой: «О! Валера! Просто не узнал».

— Вы провели три боя на голых кулаках, в сумме дрались 13 минут чистого времени. У вас были травмы рук?

— После первого боя была выбита костяшка, но вообще катмены работают хорошо, тейпируют руки, и плюс я по умолчанию понимал, что нужно укреплять кулаки, работать без перчаток, укреплять кисти, работать над связками. Если хочешь спортивного кулачного долголетия.

— Некоторые наши общие знакомые говорили, что вам не повезло собрать чуть ли не все тяжелые травмы, которые бывают у бойцов. Я слышал про кресты и по рукам вижу, что у вас разные бицепсы. Какая была самая тяжелая?

— Наверное, все про меня так говорят, потому что я не скрываю. Но у любого профессионального спортсмена травм достаточно наберется. Бицепс был оторван, да, ко мне теперь много спортсменов обращаются, которые его тоже отрывают. Все нормально, сила не теряется, спортивное долголетие сохраняется, спасибо врачу Валентину Беляевскому. Он меня вообще много выручал из разных моментов. В обычной поликлинике мне бы уже несколько раз сказали: лежи на диване и пиво пей.

Валерий Мясников / Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ

Самым тяжелым было, наверное, когда у меня вытек межпозвонковый диск и защемило нерв. В итоге у меня стала отниматься нога, онемела, я не спал нормально, потому что у тебя постоянные боли. В итоге Валентин поставил блокаду, и без операции мы с ним убрали всю эту «движуху» месяца за четыре. Но я тогда запаниковал конкретно.

— Ваш первый бой в ММА с известным в околофутбольных кругах Максимом Булахтиным подписан так: Максим Пулемет (Ярославка) vs Валерий Мясников (Union). Как вы думаете, почему?

— Не знаю, думаю, что меня просто хотели как-то отнести вот к этой всей движухе, к болельщикам. Я ходил на матчи «Спартака», у меня были друзья, болели за «Спартак». Думаю, что чисто из-за этого решили сделать с каким-то хайпом наш бой, типа столкновение «Спартака» и ЦСКА.

«Били. Закрывали в сейфе». Друг Волкова и соперник Исмаилова пережил пытки в тюрьме и доказал невиновность

— Вы виделись с Максом хоть раз — у него же просто очень насыщенная жизнь?

— Да, мы были на концерте «25/17», он как раз только освободился, мы случайно встретились, они были с Сашей Волковым, с Тарасом Кияшко, мы побратались, пожелали удачи, он как раз сказал, что планирует возвращаться. Он молодчина.

— Боец UFC Денис Тюлюлин говорит, что его тоже иногда пытаются приписать к субкультуре футбольных фанатов. Вы обсуждали с ним, как с этим можно бороться?

— Мы общались, но на уровне — «Я тебя так понимаю!» Мы не знаем, как с этим бороться.

— Могло быть такое, что вы с Денисом где-то в лесу за городом пересекались, чтобы это обсудить?

— Нет, мы с ним только в зале пересекались.

— Три первых боя в кулачке принесли вам больше, чем три последних боя в ММА?

— Если не брать бонус, то да (в декабре 2021 года Мясников получил бонус — 50 тысяч долларов в лиге АСА. — «Матч ТВ»), в кулачке я заработал больше, чем в ММА.

— У вас вышло больше миллиона рублей, но меньше двух за этот бой, верно?

— Да. Меня устраивает. Хотя всегда хочется больше. Многие говорят: «Я дерусь для зрителей». Но на самом деле я же знаю, что все потом задают вопрос: «Сколько?» Я не мальчик 15 лет, чтобы драться за медали, у меня этого опыта хватает. Мне нужно кормить семью, я хочу улучшать качество жизни, я много вкладываю в свое здоровье, в свою подготовку.

Валерий Мясников / Фото: © RCC Hard

— Сколько стоит хорошая подготовка?

— Сейчас я был вообще на нуле, я залез в долги лютые, потому что развиваю свой бизнес: открывал зал именной в Лобне. И все деньги уходили туда, было даже определенное давление, я понимал, что если бой по каким-то причинам сорвется, будет очень нехорошо. Так, я бы оценил подготовку в 200-300 тысяч рублей. Но это я где-то стараюсь перекрываться как могу. Мои менеджеры, Владимир Мышев и Виталий Тарасов, закрывают какие-то вопросы с тем же спортивным питанием. Могут помочь с оплатой сборов.

— Вы сейчас вызвали на бой известного кулачника Кратоса. Он почти все бои заканчивает с разбитым лицом. Видели ли вы его фото и представляете, что можете разбить кому-то лицо до такого состояния?

— Я желаю этого. Это был бы прекрасный исход. Просто Кратос даже с разбитым лицом и с огромным принятым уроном, закатывает яркие бои и остается опасным, потому что он не дает заднюю вообще. Если посмотреть его бои, то видно, что это человек, который не ломается в процессе. Есть люди, которые ломаются, если что-то идет не по плану, но это не про него.

— Есть еще имя в кулачных боях, которое было бы вам интересно?

— Мне говорили, что вроде Белаз (Влад Ковалев. — «Матч ТВ») готов залететь в RCC, я могу его встретить.

— Вы видели хоть один бой Тимура Никулина?

— Да.

— И как?

— Я с ним спарринговал даже. Как бы сказать… много шума, но на деле, мне кажется, я классом гораздо выше.

Валерий Мясников / Фото: © RCC Hard

— Бой с Никулиным — это легкие деньги?

— Я не хочу себя так настраивать. Он начал с очень низкого класса, сейчас он точно вырос, но не дотягивает до топов. Думаю, что он балансирует между топ-уровнем и средним. Но он много говорит. Я мало говорю, но классом точно выше как боксер.

— Каким был ваш спарринг?

— Мы спарринговали в одном зале в Москве, я был после силовой тренировки на ноги. И ноги прямо стоячие были в тот день… Вообще двигаться не мог. Ну и мне не составило труда с ним боксировать. Ладно, расскажу подробнее: я привык к спаррингам в клубах типа «Груша», где Игорь Васильевич Смольянов говорит так: «Ну-ка… разбираемся по парам — красивые с красивыми, уроды с уродами». Там андеграунд. И я рос в таких залах — ты приезжаешь, и даже если нет твоего веса пары, тебе конкуренцию составит любой легковес. Эта тренировка точно не пропадет, там точно ты хорошо подерешься. А тут я приехал в другой зал, меня товарищ позвал. И мы там, прежде чем начать разминаться и спарринговать, чуть ли контракт не подписали и подписку о неразглашении: «С этим не будешь стоять, ты тяжелый… Ой, нет, не с этим». В итоге меня там кто-то спросил: «А у тебя какой уровень?» Я говорю: «Да нормальный уровень, давайте боксировать, я из области приехал, дайте подраться». Ну и, в общем, мы встали с Тимуром — и, честно, мне было легко. Могу только сказать — он терпеливый парень, может принимать ущерб и все равно продолжать.

— В интервью сразу после боя затронули очень тяжелую тему. Вы сказали, что набили себе новую татуировку после того, как случилось горе в вашей семье: вы с супругой ждали девочку, и потом случилось несчастье. Чувствуете, что сейчас пережили этот момент?

— Это был сильный удар. Если можно, я бы не хотел про это говорить, потому что это касается и меня, и моей супруги. Могу сказать, что я провел бой в ММА через пять месяцев после этого.

— Один известный боец после потери близкого человека на вопрос о тренировках сказал: «Да какой сейчас спорт, пацаны?» У вас было, что вы приходили в зал и не могли тренироваться?

— Какое-то время я не тренировался. Правда, давайте оставим эту тему, я бы для всех здесь объяснил, что и тогда, наверное, не сказал ничего, если бы не такие эмоции после боя, которые накрыли. Могу сказать, что я не забываю, мы с семьей не забываем, и это часть нашей жизни.

Валерий Мясников / Фото: © Личный архив Валерия Мясникова

— Однажды вы мне сказали в личной переписке, что бег — это не ваше, а потом написали, что пробежали больше 50 км. Что изменилось?

— Сначала я с товарищем пробежал полумарафон, мне просто для прикола предложили на бойцовском забеге на ВДНХ выступить. И меня после первого полумарафона так залюфтило, я еще темп держал 5 мин/км, прямо тяжело было. А дальше как-то так пошло, я завел собаку, стал ее тренировать. И втянулся. В этом году я пробежал трейл — 61 км по пересеченке за семь часов, а в прошлом пробежал 57 км в Карелии с набором высоты 1500 метров. Часов за восемь. Но в основном я бегаю с псом, и в Карелии я его неправильно подпитывал — он просто отказался бежать. А там ни связи, ничего не было, я даже не знал, как с этого забега сняться. И в общем, я взял свою собаку на плечо и понес последние пять километров.

Прямые трансляции турниров по смешанным единоборствам можно увидеть на телеканалах «Матч ТВ» и «Матч! Боец», а также на сайтах matchtv.ru и sportbox.ru.