Бокс/MMA

«Дацик, ты где?» Кудряшов хочет ясности по Гран-при и объясняет, почему не заинтересован в бое с Магой

«Дацик, ты где?» Кудряшов хочет ясности по Гран-при и объясняет, почему не заинтересован в бое с Магой
Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ
Российский боксер не отказывается от слов про окончание карьеры.

Бывший обладатель пояса WBC Silver в первом тяжелом весе Дмитрий Кудряшов 11 июня за 45 секунд победил чемпиона AMC Fight Nights в полутяжелом весе Вагаба Вагабова и вышел в финал боксерского Гран-при тяжеловесов лиги Pravda. 

В том поединке Русская Кувалда не был фаворитом, но меньше чем за минуту Кудряшову удалось сначала отправить соперника в нокдаун, а потом рефери и вовсе остановил поединок. Тогда сразу же на ринге появились Магомед Исмаилов и Сослан Асбаров, оба известных представителя ММА вызвали Кудряшова на бой (репортаж с турнира можно прочитать здесь).

На арене тогда не оказалось Вячеслава Дацика, который еще в апреле стал первым финалистом Гран-при. И даже спустя месяц нет ясности, состоится ли встреча Рыжего Тарзана и Кудряшова. Даже глава промоутерской компании Pravda Хетаг Цопанов сильно сомневается в этом. 

Напомним, что никаких контрактов боксеры не подписывали и все строилось на устных договоренностях. А вот на бой по правилам бокса, который запланирован на 10 сентября в Москве между Дациком и Александром Емельяненко, контракт был заключен.

— Нам нужен ответ от Дацика — готов он проводить финальный поединок или нет, — сказал Цопанов «Матч ТВ» 17 июня. — Мне бы хотелось, чтобы финал Кудряшов — Дацик все-таки состоялся. Но если даже Дацик откажется и выйдет из этого Гран-при, я хочу поставить против Кудряшова оппонента, который технически даже лучше Дацика и (соперника Вячеслава по полуфиналу Гран-при) Кавалари.

Сейчас «Матч ТВ» пообщался с Дмитрием Кудряшовым, который хочет услышать хоть какую-то позицию от Дацика. Также из этого интервью вы можете узнать:

  • считает ли Кудряшов себя главным медийным боксером России;
  • боится ли его Дацик;
  • почему ему неинтересен бой с Магомедом Исмаиловым;
  • видит ли он смысл в реванше с Вагабовым;
  • о причинах завершения профессиональной карьеры.

В активе 36-летнего Кудряшова 25 побед (24 — досрочно) и пять поражений. До встречи с Вагабовым боксер в сентябре 2021 года уступил Евгению Тищенко, а в мае того же года — Евгению Романову. К слову, в этом интервью Кудряшов заявил о готовности провести реванш. И, по его словам, в таком поединке должны быть больше заинтересованы именно стороны двух Евгениев.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

«САМ НА СЕБЯ НЕ СТАВИЛ МИЛЛИОН В БОЮ С ВАГАБОВЫМ. У МЕНЯ ЕГО ПОПРОСТУ НЕ БЫЛО»

— В самом начале разговора с главным медийным российским боксером банальный вопрос: как у вас дела?

— (Смеется.) Мне неудобно, когда вы меня так называете. А так у меня все слава богу, жаловаться не на что.

— Почему вам не нравится озвученная выше формулировка? Ведь ваше имя многие называют, обсуждают, вас вызывают на поединки.

— С одной стороны, это хорошо. С другой… От слова «главный» меня немного корежит. Есть у нас более высококлассные боксеры.

— Самокритично.

— Для себя я всегда лучший, просто не хочу придавать этому огласку и выглядеть каким-то зазнайкой.

— Вы сейчас отдыхаете или уже в лагере?

— Провожу какую-то физическую работу. И боксирую, и веса поднимаю. Кроссики бегаю. Тренируюсь потихоньку.

— Давайте вернемся к вашему бою с Вагабовым. По вашим активностям — перетягиваниям поездов, работе с железом — казалось, что вы вообще не готовитесь к бою. А на деле у вас был полноценный сбор. Кому пришла идея ввести аудиторию в заблуждение?

— Никого мы не вводили в заблуждение. Просто я особо не транслировал, что упираюсь в подготовке. А так для меня действительно было важным двинуть паровоз, все было нацелено на это. Но у меня на носу был поединок, поэтому бокс в моей подготовке был каждый день.

— Но при этом многим казалось, что вы вообще не готовитесь к бою.

— Ведь основная масса людей не находится со мной рядом и получает информацию из соцсетей. Я нигде не транслировал, что я в горах. Просто мне неинтересно этим делиться, я уже сто раз это делал. Думал, это будет неинтересным и для тех, кто следит за моей карьерой.

— У букмекеров вы были андердогом. Есть ли в вашем окружении люди, которые удвоили состояние на победе?

— Я бы не хотел говорить про ставки. Но в моем окружении были люди, которые поставили на меня. Мне это приятно. Но сам я не ставил на себя миллион (смеется).

— Почему?

— У меня его просто не было.

— Но сейчас же после этого поединка, как понимаю, у вас должен быть даже не один миллион рублей.

— Честно признаюсь, пока не было поступлений.

«НЕ МОГУ ПРЕДСТАВИТЬ, ЧТО ДАЦИК ЧЕГО-ТО ИСПУГАЛСЯ. НО НУЖНА ЯСНОСТЬ»

— Задам еще один «оригинальный» вопрос. Какие ваши дальнейшие планы?

— У меня была договоренность по участию в Гран-при, эта тема всячески раскачивалась. Сначала бой Дацика с Кавалари и наша встреча с Вагабовым. Победителями вышли я и Дацик. У меня нет никаких контрактов, но я обещал, что буду полноценно участвовать в Гран-при. 

Сейчас никаких новостей от Дацика нет. Вижу, что Вячеслав что-то планирует с Александром Емельяненко. А где я — непонятно. Нужно спрашивать у человека, который это все организовывал. Хотелось бы, чтобы Хетаг добился ответа от Дацика. Просто я не понимаю, что дальше и куда мы идем.

Вячеслав Дацик / Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ

— Общался с Цопановым, и он тоже до конца не уверен, что Дацик выйдет на финал.

— Пусть тогда Дацик разрешит ситуацию и всем расскажет, в чем у него сомнения и проблемы. Я не нарушал никаких договоренностей, готов до конца следовать своему слову. Пусть тогда Дацик выйдет и объяснится. Я, например, не в курсе всей этой ситуации. Пусть Дацик выйдет и скажет: «Я не хочу драться с Кудряшовым». Где Дацик? Я не вижу от него никаких месседжей.

— Предлагаю обратиться к нему.

— Вячеслав, ты где? Скажи, пожалуйста, когда состоится наш бой?

— Вряд ли к этой ситуации можно подобрать фразу «Дацик боится боя с Кудряшовым». Не исключаете, что он попросту в этом не заинтересован в свете встречи с Емельяненко-младшим?

— У меня не поворачивается язык назвать трусом любого бойца, который выходит в ринг и клетку. Я не могу представить, что Дацик чего-то испугался. Думаю, у них была какая-то договоренность. Он дрался с Кавалари, был на все готов. А что сейчас случилось… Мне непонятно. И тут вопросы не ко мне, а к лиге.

— Если будет какая-то замена по финальному поединку, кого бы вы хотели видеть своим оппонентом?

— Да никого. Был один разговор, я на него согласился. А теперь все молчат. Предлагать еще что-то — другой разговор. Если эта история закрыта, то мы забыли. 

Мое имя в контексте поединка вообще не употребляется. Понимаю, что есть Емельяненко, Магомед Исмаилов. А где я? Тут нужно руководству лиги Pravdа обратиться к Дацику. Меня не было при этих договоренностях, со мной говорить бесполезно.

«БОЙ С МАГОМЕДОМ ИСМАИЛОВЫМ? Я НЕ ФЛОЙД МЕЙВЕЗЕР, ЧТОБЫ БИТЬ БЛОГЕРОВ»

— Как вы смотрите на факт проведения боксерского поединка 10 сентября между Дациком и Емельяненко?

— Я не спортивный врач. Но если они хотят драться по правилам профессионального бокса, то им нужно будет пройти комиссию. И я не уверен, что Александр благополучно ее пройдет. Нельзя с уверенностью заявлять, что состоится поединок по правилам профессионального бокса. Тем более говорить об этом из реабилитационного центра (Емельяненко-младший находится в подобном заведении в Екатеринбурге. — «Матч ТВ») не совсем правильно.

— Как вам идея проведения боксерского поединка между Дациком и Исмаиловым в декабре? Обращу внимание, что это только идея, а не согласованный факт.

— А мне-то что? Пусть дерутся. Если кто-то где-то подерется, мне совершенно не жалко. Будут боксировать — здорово.

— А идея боксерского поединка между Дмитрием Кудряшовым и Магомедом Исмаиловым?

— Он же говорил, что готов. А потом начались условия. И мне на самом деле это тоже не особо интересно. Здесь нет никакой спортивной составляющей, у меня нет никаких личных историй с Магомедом. Ну, снимает он свои видео, пусть снимает. Мне-то что от этого?

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— То есть вы не готовы спускаться, например, в первый тяжелый вес (до 90,7 кг)?

— Ради чего? Я бы их сделал. Я делал это много раз, причем с нынешнего веса. Но я не вижу в этом никакого смысла.

— Ну как… Громкий бой, чек.

— Чек я пока не видел. Мне его еще никто не предложил. Насчет громкого боя… Я совсем не Мейвезер, чтобы бить блогеров. Меня это особо не задевает.

— У вас интересное сравнение с Флойдом Мейвезером и блогерами. Исмаилов — известный боец ММА, не только блогер.

— Мне он известен как блогер. Я не сильно слежу за ММА. Поэтому давайте называть вещи своими именами. Я нисколько не стремлюсь к этому поединку. Мне начали навязывать этот бой после выступления с Оланреваджу Дуродолой (в феврале Исмаилов единогласным решением судей победил нигерийца в своем дебюте на профринге. — «Матч ТВ»). Это только их проблема.

«РЕВАНШ С ВАГАБОВЫМ? А ЗАЧЕМ?»

— Помнится, вы говорили, что хотите спрыгнуть с парашютом.

— Я ранее в нашем интервью говорил, что надо прыгнуть. Но у нас небо закрыто с конца февраля, поэтому моя попытка откладывается.

— Ну, можно же в другую точку поехать.

— (Смеется.) Ради этого точно никуда не поеду. Меня сложно вытащить из Волгодонска (Ростовская область).

— Возросла ли ваша популярность после противостояния с Вагабовым? Согласитесь, бой получился громким.

— Не могу этого отрицать. Наверное, это благодаря Вагабу. Он в принципе медийный парень. Интерес к этому бою был большим, я даже не ожидал. 

А насколько это сделало меня популярным… Не могу это оценивать. Вообще, современный тренд в таких боях. Все друг с другом дерутся. Чисто боксерские противостояния по масштабностям уступают вот таким смешанным боям.

— Но для вида спорта это печально.

— К этому можно двояко относиться. Проводятся эти бои в рамках бокса — значит, правила бокса живут. Если хочешь побеждать по боксу, надо заниматься боксом. 

И если в этих смешанных боях выигрывают боксеры…. Человек, который хочет заниматься спортом, скажет: «Ага, боксер выиграл, пойду-ка и я на бокс». У меня, например, зал полный. Это популяризация.

— Дали бы вы реванш Вагабову?

— Зачем?

— Вы отвечаете вопросом на вопрос.

— Кому и что доказывать? И у меня и здесь не было каких-то притязаний. До боя говорили: «Все отказываются, а тебе не слабо ли?» Конечно, нет!

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— После победы над Вагабовым вы заявили, что больше не являетесь профессиональным боксером.

— А куда двигаться? У меня никакой карты по развитию. Никто не понимает, что дальше. Мне уже 37 лет. Если бы было 17 или 18 лет, то я бы чего-то ждал. А так не вижу смысла делать какие-то поединки ради поединков. Это мне уже неинтересно. Будет какое-то громкое событие, тогда я приду в зал и стану снова пахать. А так… Скорее всего, я уже закончил.

— Что для вас является главной мотивацией для боя, например, с Дациком?

— Нет у меня никакой мотивации. Это был договор моего участия в Гран-при. Пусть Дацик скажет, что не хочет драться с Димой Кудряшовым, и история закончится.

— Давайте возьмем любой поединок из нетрадиционного бокса. Наверное, все-таки финансы стоят во главе угла?

— Если мне заплатят миллионы… Я всегда любил подраться и много раз делал это бесплатно. А тут если за это еще и хорошо заплатят... почему нет? 

Нужно понимать, что я закончил карьеру не из-за того, что у меня что-то болит или что-то беспокоит. Просто я не вижу дальнейших шагов. Нет никакого смысла акцентировать свое внимание именно на боксе. Ведь в этой жизни есть много других занятий. У меня семья! Мне нужно развиваться.

— Хорошо. Будет ли вам интересен бой с полноценным боксером? Возьмем ваши два последних поединка, в которых вы уступили Евгению Романову и Евгению Тищенко.

— Это интересно. Надо задать такой вопрос промоутерам. Если они готовы организовать реванш с Романовым, то мы прям завтра садимся и обсуждаем. Если готовы сделать реванш с Тищенко, то мы сразу садимся и обсуждаем. Тем более в нынешнее время, когда им непросто найти бои на международной арене. И для местной истории это было бы здорово. Вы же сами говорите, что я самый медийный боксер в России (смеется).

— Получается, у вас есть желание реваншироваться в боях с теми же Романовым и Тищенко, но при этом вы говорите о завершении профессиональной карьеры?

— Профессиональную карьеру я закончил. Но если мне дают возможность подраться… У меня, тьфу-тьфу, нет никаких травм — то почему нет? И если еще это будет финансово подкреплено, так вообще здорово.

Читайте также: