Бокс/MMA

«Заплатили Емельяненко 10 миллионов». Промоушен, где дерутся Милонов и Джигурда и должен был подраться Пьер Нарцисс

«Заплатили Емельяненко 10 миллионов». Промоушен, где дерутся Милонов и Джигурда и должен был подраться Пьер Нарцисс
Фото: © Промоушен «Наше Дело»

Говорим с основателем промоушена «Наше дело» Артуром Арутюняном. Встречаемся на турнире, где должен был драться Пьер Нарцисс, но именно в день боя стало известно о смерти исполнителя. В разное время на «Нашем деле» выступали крепкие бойцы ММА, рэперы из России и очень необычные звезды шоу-бизнеса.

— У вас сегодня подрался Мурад, герой знаменитого видео «Дагестанцы кинули таксиста». Мы не можем спойлерить результат, но Мурад емко подытожил в клетке: «Двое суток не спал». Как вы думаете почему?

— Не стал бы наговаривать на Мурада, наверное, переживал перед боем. У него был достаточно сильный соперник. Думаю, это бессонница, многие бойцы с этим сталкиваются.

— А как вы с ним договорились вообще — со стороны кажется, это непросто?

— У Мурада есть менеджер. У нас есть спортивный директор. Есть продюсеры. Мурад у нас уже принял участие в трех пресс-конференциях, но я сам с ним ни разу не разговаривал. Только сегодня после боя в клетке.

— Какой у него порядок гонораров?

— Не могу говорить, даже примерно не могу, иначе некоторые бойцы обидятся. Могу сказать, что у Мурада очень хороший гонорар, больше, чем у некоторых профессиональных спортсменов.

— То есть человек, имеющий официальный рекорд в ММА, может заработать за бой меньше, чем Мурад?

— Да. Я много раз говорил, что гонорар у нас напрямую зависит от медийности бойца.

Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ

— У вас в сентябре подрался Александр Емельяненко и одержал единственную победу с 2019 года. А вы довольны тем, как это было?

— На тот момент, когда Саша пришел после долгого простоя, после своего загула… Да, я доволен, мы ему тогда заплатили 10 миллионов, но он их полностью отработал, привел к нам на канал большую аудиторию. Его бой с Артемом Тарасовым сделал свое дело.

— Была попытка организовать ему еще один бой с того момента?

— Нет, я считаю, что мы в нужный момент позвали Александра к себе. Дальнейшее его участие в «Нашем деле» уже не вызвало бы у зрителей того интереса, как тогда. Еще раз платить большие деньги за его выступление я бы не стал.

— Я несколько раз слышал, что его настоящий гонорар не 10 миллионов, а меньше.

— Тогда дрался за 10, сейчас может быть меньше, я тоже много что слышал.

Артур Арутюнян / Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ

— У вас подрался Виталий Милонов с Никитой Джигурдой. Для чего был нужен этот бой?

— Мы хотели очень хайповый бой, хотели, чтобы о нашем промоушене узнали абсолютно все люди. Даже те, кто не интересуется ММА. Была поставлена задача привести в клетку человека, которого бы знала вся Россия.

— Бой Милонова был самым ажиотажным в истории шоу?

— По просмотрам, конечно, нет, потому что это история, которая нацелена не на просмотры, а на пиар промоушена.

— А что, на ваш взгляд, было самым ярким событием?

— Даже не по просмотрам, а по хайпу — бой Ромы Жигана и Шокка (рэперы, устроившие громкий конфликт в 2011 году. — «Матч ТВ») вызвал огромный ажиотаж у всего населения нашей страны. Бой Джигурды и Милонова. Но со спортивной точки зрения ажиотаж был у боя Марифа Пираева и Перса (Мохаммед Хейбатти. — «Матч ТВ»). Его хотели сделать все промоушены, наши конкуренты, но смогли сделать мы.

В принципе, мы планируем разрешить еще один конфликт рэперов, который давно тянется, — Obe 1 Kanobe и Давида Птахи.

Фото: © Промоушен «Наше Дело» 

— Я слышал, что Шокк в Москве и тоже начал тренироваться.

— Мы с ним общались по поводу боя с D Masta, тоже известным рэпером, но мне кажется, там не будет такого шума, как в первом бою Шокка.

— А для чего вы включаете в сетки боев со знаменитостями бои хороших спортсменов: у вас дрались Артем Рофаль из зала Шлеменко, Шарабутдин Магомедов, который, вероятно, будущая звезда ММА в России, тот же Мариф Пираев?

— Мы как раз отличаемся тем, что умеем составлять карды таким образом, чтобы угодить всем. У нас можно увидеть Джигурду и Милонова, а можно увидеть Артема Рофаля или Марифа Пираева. И мы нацелены и молодым ребятам давать шанс, чтобы они могли проявить себя, получить какую-то медийку.

— У вас дерется Шарабутдин Магомедов (8-0 в ММА), который сказал, что какая-то из лиг должна предложить ему «жирный контракт». Вы участвуете в этом аукционе?

— Мы ведем с ним переговоры. Уверен, что чемпион «Нашего дела» подпишет с нами долгосрочный контракт. Единственное: Шара — амбициозный боец и хочет двигаться в профессиональном векторе. И когда мы с ним разговаривали, одним из его желаний было, чтобы мы ему не запрещали драться в профессиональных лигах. Мы готовы пойти ему навстречу, почему нет.

Фото: © AMC FIGHT NIGHTS

— Сложно найти ему соперника?

— До этого сложностей не было, потому что он дрался в Гран-при. Сейчас тоже думаю, что не будет никакой сложности. Есть Давид Бархударян, который хочет подраться с Шарой, почему бы не устроить ему бой на нашей площадке.

— Так получилось, что мне 20-го числа пришел файт-кард ваших сегодняшних съемок и там была пара Пьер Нарцисс — Николай Лукинский. А уже сегодня мы узнаем, что Пьер Нарцисс умер в больнице…

— Это ужасная новость, я был поражен. Неделю назад мы сидели с ним на одном диване, на одной конференции, и сегодня он должен был выйти в клетку «Нашего дела». Но утром я узнал о том, что случилось. По-русски сказать, я охренел от этой новости.

— Сейчас пишут, что Пьер несколько дней лежал в больнице. Когда вы поняли, что он не подерется у вас на турнире?

— Что он не подерется, я знал заранее, конечно. Но был такой момент, что он звонил мне из больницы и говорил: «Все нормально, я день-два отлежусь и выйду в клетку». И мы тоже думали, что так и будет. Потом, за несколько дней до даты, мы поняли, что уже куда там драться. Но сегодня было очень горько узнать, что так случилось.

— А зачем вам все эти бои?

— Есть несколько причин. Это классная работа, мне нравится создавать что-то такое, о чем потом говорят люди. Я работал журналистом, работал на телевидении, все делал для зрителя, всегда за какими-то рейтингами мы гнались. Плюс это хороший заработок.

— Чем вы занимались пять лет назад?

— Карьеру я начал на автомойке, когда поступил на первый курс. Потом работал много-много где, учился на журфаке, работал на многих телеканалах, был редактором, продюсером… Если конкретно, то пять лет назад, в 2017-м, по-моему, меня как раз уволили с «Первого канала».