Бокс/MMA

«Четыре раунда Дима был скованным». Большой монолог отца Бивола — молодой Головкин, работа в полях и запасной план

«Четыре раунда Дима был скованным». Большой монолог отца Бивола — молодой Головкин, работа в полях и запасной план
Дмитрий Бивол с отцом / Фото: © Dylan Buell / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Через день после великой победы российского бокса мы поговорили с ее отцом, Юрием Биволом.

«Собрать 40 тонн лука»

Юрию Биволу 57 лет. По 44 фотографиям на его странице во «ВКонтакте» можно безошибочно определить характер. В конце 80-х Юрий Иванович служил в спецназе ВДВ в Германии. 16 прыжков с парашютом. Потом обосновался в Петербурге, работал водителем, построил дом, вырастил сына, с чемпионским поясом которого у Бивола-старшего примерно треть снимков. Один из самых смешных кадров — с дуэли взглядов Бивола и Жана Паскаля. Паскаль попытается толкаться, отец российского боксера успеет выставить между соперниками руку и первого июня подпишет этот кадр в социальных сетях «День защиты детей».

Фото: © Личный архив Юрия Бивола

— Я родился и вырос в Молдавии. После восьми классов поступил учиться в Бологое, Калининская область (сейчас — Тверская). Там же в одной группе познакомился с моей будущей супругой и мамой Димы. У нас сначала родилась дочь, потом в 1990-м Дима. Но я после техникума ушел в армию, а Елена уехала домой, в Токмак (Киргизская ССР. — «Матч ТВ»), и дети у нас родились там. В 1988-м мы сыграли свадьбу в Молдавии, а потом уехали в Киргизию. 

Токмак — отличный город, солнечный, круглый год тепло. Чуйская долина, Тян-Шанские горы с одной стороны, Казахстан — с другой. Там же Дима пошел на бокс. Я сам в молодости занимался немного, не сказать что на высшем уровне, но в армии спарринговал с парой ребят из Прибалтики. Кандидаты в мастера оба, и меня удивляло, как по ним попадать сложно было. Тогда понял, что в боксе главное не пропускать.

Как Дима в первый класс пошел, я его отдал в секцию. Сначала было ушу-саньда, потому что в бокс в семь лет еще не брали. Мы туда походили пару месяцев, я даже сам Диме лапы дома держал — у нас были свои. А потом договорился, чтобы на бокс взяли. Сказали: «Вроде рановато, но пусть хотя бы просто перед зеркалом что-то делает и смотрит». Еще плюс был в том, что там на разминках и в футбол-баскетбол играли, и много чего еще было. И Диме стали с самого начала именно школу бокса ставить.

Летом мы в поле работали. У нас же семья — корейцы, молдаване (у мамы Бивола корейские корни. — «Матч ТВ»), а корейский народ много работал в полях. В Токмаке брали землю в аренду, весной сажали лук, выращивали, продавали его и жили на эти деньги. Поле делится на несколько гектаров, 10 семей берет себе в аренду участок, строят временное жилище: балаган или шалаш, не знаю, как вам объяснить. И работают.

И это были люди с высшим образованием, с квартирами в городах, просто выращивали лук, а потом продавали. Осенью сдаешь урожай, и можно было жить на эти деньги до весны, в ту же Молдавию съездить. Чтобы вы понимали, с одного гектара получаешь около 40 тонн, это большое количество продукта. Два гектара — огромная площадь. На уборку нанимали студентов, чтобы успеть до дождей и снега.

Фото: © Личный архив Юрия Бивола

Наше поле было в 10-15 км от Токмака, поэтому мы могли после работы домой возвращаться. Только когда сбор начинался, мы на поле на ночь оставались. Но все равно я каждый день вечером в 17:00 отвозил Диму на тренировку. Забирал и возвращался опять на поле.

Перчатки брали у старших ребят, уже пробитые. Они были с конским волосом — их расшивали и набивали заново. Шлем кубинский был. Главное — в то время уже начинали машины гонять из Германии, стали заказывать перчатки оттуда. Мы тоже Диме так заказывали. Помню, купили перчатки «топтеновские» и шлем такой же. Тогда это был дефицит страшный.

Дима для своих лет был крупным парнем. Как-то у него были соревнования. Все стоят, смотрят пары. Подходит мальчик, спрашивает: «Кто Бивол?»

— Я, — сказал Дима.

— Ты в каком классе?

— Во втором

— А я в четвертом.

Дима приходит ко мне. Говорит: «Ты знаешь, с кем я боксирую?! Он в четвертом классе!» Идем к тренеру, Вячеславу Сергеевичу Шарапову, тот говорит: «Я просто не могу найти других в этом возрасте на такой вес». Говорю, что все равно же надо Диму как-то подготовить, что там парень постарше.

Тренер подходит к Диме и говорит: «Давай так, ты в ринг с ним выйдешь, будешь делать то, что тебе говорю, а если удар пропустишь, мы выкинем полотенце и тебя вытащим оттуда».

Идет первый раунд, Дима его вроде нормально щелкает, проваливает, как будто на тренировке. Перерыв наступает, тренер у Димы спрашивает: «Заканчиваем или будешь еще боксировать». Дима говорит: «Да не, он чайник!»

В школе он не дрался особо. Тем более из этой школы многие в ту же секцию бокса ходили. И парни из 8-9 класса где-то на перемене могли сами ему говорить: «О, Димон, привет». Понятно, что для его сверстников это уже удивительно было. Или другой случай: он когда первую медаль выиграл, мне тренер посоветовал торт купить и в классе чаепитие сделать. Чтобы учитель его поздравил. Вроде как это и самого Диму подстегнет. Подумал, что хорошая мысль. И действительно сделали так, и Дима потом стал рассказывать дома, что его зауважали в школе, спрашивали, медаль золотая или нет.

На тот момент он почти без поражений шел, помню проиграл, когда ему только-только аппендикс вырезали, а мы поехали на соревнования в Кант, в зал Орзубека Назарова. Там бой отдали местному парню, но вообще в конце 90-х мы уже и сами думали переезжать, и тренер стал говорить, что надо талант развивать, в Казахстан или в Россию перебраться. А мне еще по студенчеству нравилось в Петербурге, я туда приезжал несколько раз.

«Жили вдевятером в двухкомнатной квартире»

— Сначала я в Петербург один уехал, без семьи, и летом 2000 года искал, какие секции бокса есть. В 2002-м переехали уже семьями: со мной в Питер приехал брат с женой и двумя детьми, пару недель жили вместе в двухкомнатной квартире вдевятером (у нас трое детей с супругой). Работал водителем маршрутки: 135-й маршрут, это от метро Елизаровская до Электросилы. Работа на маршрутке — это тяжело. Как зомби работаешь, первый рейс должен приехать к шести утра, к открытию метро, значит, в пять утра ты должен машину получить в парке. В половину пятого встаешь. Ездишь, пока метро не закроется, потом моешь и сдаешь машину. В два — половину третьего приезжаешь домой. Пару часов поспал — и во вторую смену идешь. Работал два через два. Помню, что один из двух дней отдыха мог просто полностью спать. Правда, платили хорошо: для того времени выходило где-то от трех тысяч рублей до четырех в праздники. На те деньги это больше 100 долларов в день. Потом перешел в 7-й автобусный парк на 31-й маршрут.

Были водители, которые на бокс ходили, они сказали, что один из главных залов в Питере — это Дворец пионеров. А это Аничков дворец, очень красивое здание. Говорили, что там чуть ли не император Александр занимался. Там же тренировались и Попенченко, и Шатков. Я туда пришел осенью, увидел, что там целых три этажа и на каждом по группе занимается боксом. Посмотрел — вроде бы ничего. Мои переехали, взял Диму и повел на тренировку. Мы в один зал зашли, там говорят: «Ну пусть перчатки надевает, встает в ринг». Меня это как-то насторожило, подумал, ну как так без разминки, без ничего. Даже не спросили, кто мы, откуда, сколько ходили на бокс.

Дмитрий Бивол / Фото: © Личный архив Дмитрия Бивола

Вышел в коридор и стал думать, что надо что-то другое искать. Спускается какой-то человек по лестнице, говорит: «Вы из Киргизии приехали, мальчика привезли? Меня зовут Алексей Федорович Куренков, я старший тренер в ДТЮ (Дворец творчества юных — «Матч ТВ»). Вы если на результат хотите заниматься, советую  на третий этаж подняться, там есть заслуженный тренер России Исаев Николай Петрович, попробуйте к нему». И он почти сразу же перевел его в основную группу, начали выступать на соревнованиях.

В 2011 году Исаев переехал в Кингисепп. Дима из-за этого немного расстроился. Стало понятно, что надо искать, к кому можно перейти. Мы пришли к Геннадию Юрьевичу Машьянову. Он был старшим тренером сборной Санкт-Петербурга, сказал, что возьмет Диму, но ему придется немного переделать его под свой стиль.

Когда стали работать с Геннадием Юрьевичем, он начал не то чтобы даже приземлять Диму с его челноком, но, например, говорил: «Необязательно скакать постоянно, ты можешь и просто подойти на ногах, сэкономить силы, тем более у тебя же хорошая реакция, чтобы от ударов уходить». Начал ему комбинации ставить, удары. И еще, за что я ему благодарен, он летом 2014-го свозил ребят на сборы в США и дал им поспарринговать с профессионалами. И Юрьевич мне после этого сказал: «Он неплохо с ними работает. Надо попробовать». Он уже тогда говорил, что можно попробовать в профессионалах, если постепенно начать, сперва просто за какие-то небольшие гонорары побоксировать, потом, через год-два, взять титул и дальше смотреть, как пойдет. Так ведь и случилось, как будто весь план во сне видел.

Дмитрий Бивол / Фото: © Личный архив Дмитрия Бивола

А насчет денег Диме честно сказал, чтобы он за нас не переживал. К этому моменту смогли купить небольшой участок недалеко от аэропорта и стали дом строить. Понимал, что мне это дешевле будет, тем более руки растут правильно, многие вещи могу сам делать. А Дима после свадьбы в 2013 году взял ипотеку для себя и жены, и я ему сказал, чтобы он только об этом беспокоился. Говорю, мне будет спокойнее, если у тебя все будет нормально, а мы выживем, не переживай.

«Альварес не согласится на реванш»

Когда спрашиваешь Юрия Ивановича о том, почему Бивол не боксировал на чемпионатах мира или Олимпийских играх, в ответ слышишь классическую историю про внутренности любительского бокса. Если пересказать ее в двух предложениях, то Бивол выиграл два чемпионата России (2012 и 2014), но на основные международные турниры брали не его. Просто говорили, что едут другие люди. История заканчивается тем, что отец Дмитрия вспоминает недавнее большое интервью Александра Лебзяка, на тот момент тренера сборной, и уточняет: «…наверное, я должен ему «спасибо» сказать. Если бы он нас взял на чемпионат мира или Европы, может быть, этой победы над Канело и не имели бы».

Сауль Альварес / Фото: © Al Bello / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Про Сауля Альвареса я сам услышал где-то между его боями с Мейвезером и Головкиным (2013–2017 годы. — «Матч ТВ»). Еще удивился, что он так рано, в 15 лет, начал выступать в профессионалах и так много боев провел. Но потом посмотрел, с кем там первые бои были, и все понял.

Если честно, немного удивился, что Головкин с ним в такой манере решил бои проводить. Я же его еще помню по соревнованиям в Токмаке. Есть даже фотография, где они с Димой на одном ринге стоят. Он боксировал по старшим юношам, а Дима проводил первые бои, 1998 год, кажется. Там еще случай был смешной: Геннадий отбоксировал не очень хорошо, победу дали нашему парню. Он расстроился, и наш тренер, чтобы Головкин не обижался, взял еще одну медаль и ему отдал. Но Гена отказался брать.

А про бой Димы с Альваресом я услышал уже в 2019 году, когда Альварес побоксировал с Ковалевым. Тогда мы думали, что он останется в этом весе и будет выбирать между нами и Бетербиевым. И, наверное, решит, что Дима для него удобнее, чем Артур. Потом эти разговоры возобновились перед боем с Калебом Плантом (6 ноября 2021 года. — «Матч ТВ»). Думаю, что они это делали больше для того, чтобы на команду Планта надавить. И мы решили потихоньку уже начать готовиться. Но они все-таки выбрали Планта.

Эдди Хирну (промоутер Альвареса. — «Матч ТВ»), конечно, спасибо, что сейчас они нас выбрали. Может быть, на фоне тех боев, которые были у Димы в Екатеринбурге и Манчестере, они подумали, что мы легкая добыча для них. Но, как сказал наш тренер, они просчитались.

Боем доволен. План сработал. Слабые стороны Альвареса мы просекли, еще когда он с Плантом и Смитом боксировал. Не знаю почему, но все они давали ему отдыхать. Вот он идет на соперника, ставит его на пятки или к канатам прижимает и начинает бросать силовые удары, которые у него здорово вылетают. Или, наоборот, тянет на себя, те бросают кучу ударов мимо, и в этот момент он перехватывает атаку и сам наносит удары. Но что это значит на самом деле — что спортсмен надавил на газ, и ему потом нужно время, чтобы отдышаться. И никто это с ним не использовал. Альварес отходил назад, получал передышку и снова начинал это повторять. А у нас Дима делал перехват, наносил удары после его атак, и, если вы заметили, в поздних раундах Канело уже было тяжело дышать. Посмотрите, поздние раунды у него получалось атаковать только в первую минуту, а потом уже не хватало кислорода.

Конечно, первые четыре раунда Дима был чуть-чуть скованным, но это и тренер ему сказал, чтобы сначала дал ему [Альваресу] помахать, чтобы посмотрел на происходящее, что не идет.

У нас было несколько планов на бой: думали, если бы не получилось, как изначально хотели, можно было бы пойти в ближний бой, мучать там, вязать, не давать боксировать. Но проходило то, что проходило, в итоге Сауль мазал, не попадал, нервничал из-за этого.

Я вам от себя скажу — Альварес никогда не пойдет на матч-реванш. Не верю, что будет второй бой, Альварес — неглупый парень. 

Они Биволу в первом бою создали кучу неудобств, и любой бы спортсмен на нашем месте выходил очень подавленным. Было прописано в контракте, что у нас забирают гимн, забирают флаг.  Начинается бой — Дима выходит и ждет, пока споют гимн Мексики, потом гимн штата, потом пока Альварес выйдет под своим флагом. Все это тянется бесконечно. Дима на ринг вышел так, что его чуть ли не вытолкнули. Альвареса на каком-то подиуме подняли. Все это психологически неприятно, но в реванше-то этого всего не будет.

Тем более Дима его и по бою очень хорошо просчитал. Теперь он уже понимает, что Сауль Альварес это очень хороший боксер, но в своей весовой категории, на два веса ниже. С нами боксировать ему очень тяжело. 

Читайте также: