Бокс/MMA

Лучшим нокаутером UFC стал самый неспортивный тяжеловес. Тренеры Федора и Волкова — про причины нокаутирующего удара

Лучшим нокаутером UFC стал самый неспортивный тяжеловес. Тренеры Федора и Волкова — про причины нокаутирующего удара
Деррик Льюис Кёртис Блэйдс / Фото: © REUTERS / Chris Unger / Handout Photo via USA TODAY Sports
У Деррика Льюиса 12 побед нокаутами в UFC за 7 лет карьеры. При этом он пошло шутит про Ронду Роузи, плюет в еду соперников перед боями и называет позором для дивизиона свое возможное чемпионство.

В ноябре 2018 года Льюис мог стать чемпионом UFC, если бы победил Дэниела Кормье, но честно признавался: «Это будет позором для UFC, если такой парень, как я, будет чемпионом в тяжелом весе». Деррик рекламировал себя как бойца, который не тренируется в полном объеме, занимается боями, только потому что за это платят, и не изучает многие компоненты смешанных единоборств.

Деррик Льюис и Кёртис Блэйдс / Фото: © REUTERS / Chris Unger / Handout Photo via USA TODAY Sports

При этом в последнем бою Льюис поймал на апперкот базового борца Кертиса Блэйдса и послал того в тяжелый нокаут. Исполнив его, Деррик стал человеком с самым большим количеством побед нокаутами в UFC. По пути к такому званию Льюис досрочно побеждал россиян Александра Волкова, Алексея Олейника и Шамиля Абдурахимова. В скучнейших трех раундах не проиграл Фрэнсису Нганну. Скопил четыре поражения, много сложных травм и всегда подчеркивал, что не относится к своей карьере серьезно. Единственное, за что можно зацепиться в тренировках Льюиса, — давние уроки с боксером Джорджем Форменом и изначальный расчет на бокс.

Мы спросили у тренера по физподготовке Василия Волкова, врача Валентина Беляевского и тренера по боксу Александра Мичкова, как это стало возможным.

Василий Волков. Изучает физиологию человека, тренирует боксеров и бойцов ММА, сделал Александра Волкова тяжеловесом в полном смысле этого слова

— Деррик Льюис всем своим видом показывает образ антиатлета. Тем не менее именно у него больше всего нокаутов в UFC. Есть гипотеза, что способность нокаутировать дается от природы.

— Если говорить о мышечной композиции, о скорости передвижения конечностями, то это дается от мамы с папой. 

Но для нокаута нужно выполнить много условий: вложить массу, попасть в правильное место (лучше всего навстречу, и чтобы оппонент не видел удара). Да, Льюис от рождения может обладать быстрыми мышцами, которые, допустим, процентов на 40 будут влиять на нокаутирующий удар, но это все равно совокупность факторов.

https://www.instagram.com/p/CKHQZbCrIgH/

— Что такое быстрые мышцы и способность взрываться?

— Во-первых, у человека мышечных волокон может быть в принципе больше от рождения. Во-вторых, быстрые мышцы лучше реагируют на механическую нагрузку, быстрее развивают силу, не теряя скоростно-силовые характеристики. Они быстрее бросят массу в цель. Если масса одинаковая, но у одного она быстрее летит в цель, а у другого медленнее, то энергия будет больше у высокой скорости. При прочих равных условиях быстрые движения конечностей в единоборствах дают преимущество. Если ты родился с быстрыми мышцами и тебе поставили нокаутирующий удар, ты будешь бить сильнее.

— Как проверить, быстрые у человека мышцы или нет?

— В лабораторных условиях. К концу мышцы подключается тензодатчик, который измеряет силу, и секундомер, который измеряет время сокращения. У одного человека пик силы будет на 50 миллисекундах, у второго — на ста. В организме десятки тысяч мышечных волокон, но все равно среднее значение по мышце определяет скорость ее сокращения. Также важно помнить, с каким уровнем сопротивления ты имеешь дело. Зависимость между силой и скоростью определяется внешним сопротивлением. В единоборствах это видно, в хоккее и футболе — нет.

Деррик Льюис / Фото: © Jason Silva / ZUMA Press / Global Look Press

— Есть теория, что спринтеры с рождения созданы для бега на короткие дистанции. Можно ли говорить так же про нокаутирующий удар?

— Да, это примерно то же самое. Нокаутирующий удар можно сравнить с первыми двумя шагами в спринте: при ударе важен посыл в цель кулака, в спринте ты летишь в цель сам. И там, и там важна мощность, выполнение этой работы быстрее, чем у соперников.

— Тренер Жоржа Сен-Пьера Фираз Захаби говорил, что есть еще один аспект: как мышцы и сухожилия крепятся к костям. Два-три миллиметра разницы дают другой разгон. Так ли это?

— В биологии это называется анатомическими и отчасти биомеханическими факторами, влияющими на силу. Например, сухожилия бицепса от локтевого сустава крепятся в одном сантиметре, но у какого-то парня на двух или на полутора. Это как взять длинный ломик и поднимать его перпендикулярно полу из горизонтального положения за один сантиметр от начала или за пять сантиметров. То есть чем длиннее плечо силы тяжести, которое формирует момент силы падения ломика вниз, тем больше усилий нужно прикладывать. Чистой воды анатомия, правило рычага. Вполне возможно, это фантазии Захаби, потому что на живом человеке очень сложно посчитать все эти моменты. Но доля истины в этом есть.

— Можно ли собрать нокаутера в тренажерном зале?

— Сам по себе удар — сложное техническое действие. Я бы назвал три фактора по значимости влияния на силу удара. Первое — техника, способность создать жесткость всей конструкции попасть куда надо. Второе — генетика. Если повезло с быстрыми мышцами, будешь иметь преимущество. Третье — масса. Желательно, чтобы она была активной. Стартовую скорость и фиксацию суставов задают сильные мышцы.

Франсис Нганну / Фото: © Gregory Shamus / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Нганну и Льюис выглядят по-разному. Есть ли у них что-то общее в плане физиологии?

— Скорее всего, они с быстрыми мышцами, где большая масса летит в цель. У одного — вместе с жирком, у второго — с большими мышцами. По скорости они очень похожи. Также, как правило, такие люди не очень выносливы. За большую силу удара ты платишь не самым лучшим кардио. Ко второму раунду от твоей колотухи останется процентов 70, к третьему — 50.

Александр Мичков, тренер Федора Емельяненко и команды Fedor Team по боксу

— Я считаю, что нокаутирующий удар — это на 90 процентов врожденное. Можно привести массу примеров: есть классные боксеры-технари, но у них не хватало жесткости удара. Как бы ни пытались им этот удар поставить, ничего не получалось.

https://www.instagram.com/p/B3Y7Be_grV5/

— В вашей практике были случаи, когда люди без техники били и нокаутировали?

— Я сам мастер спорта СССР, видел многое, но считаю, что нокаутирующий удар дан природой. Могу привести пример — Федор Емельяненко и Валентин Молдавский. Когда Федор пришел в зал, я понял, что этот парень будет бить. Молдавского мы пытаемся научить, но он не панчер. Да, он будет попадать, и люди будут падать, но не так, как от Феди (у Федора 15 побед КО/ТКО из 39; у Молдавского — 1 из 10).

Конечно, если спортсмену чуть подправить технику и поставить удар, люди будут кувыркаться. Но есть и технари, с которыми корячиться бесполезно. Есть скорость, техника, реакция, но бить он не будет.

— Что можно улучшать в технике, чтобы спортсмен начал ронять людей?

— Понимаете, десять человек пробьют один и тот же удар по-разному. Один может где-то довернуть кулак или локоть, другой — добавит толчок с ноги, разворот плеча. Главное, понять, как бойцу удобнее.

— Согласны, что нокаутер — это не только техника, но и стиль боя. Федор любит рисковать и выбрасывает тяжелые удары, Молдавский не стремится к нокауту.

— И техника, и психология: чем рисковее бой и сам спортсмен, тем чаще падают. Кто-то тихонечко выводит соперника и потом бьет. Кто-то сразу идет ва-банк и срубает за минуту.

Валентин Беляевский, врач, работающий с бойцами ММА и на ММА-турнирах

— Еще раз цитата тренера Захаби: «У Майка Тайсона был мощный левый хук не потому, что его учил тренер. Он мог бы пробивать такой левый хук даже с посредственным тренером. Дело в рычаге. Представь тяжелую жердь, которую мне нужно поднять. В зависимости от того, где я за нее схвачусь, мне будет проще или сложнее это сделать. Если я возьмусь за нее ближе к верхушке, то рычаг будет больше. От того, где твои мышцы крепятся к кости, зависит, каким будет рычаг» (перевел паблик «Ночь в клетке»). Это похоже на правду?

https://www.instagram.com/p/CJohEenFuBV/

— Это сто процентов антинаучно, но на практике все возможно. Мы же тут говорим про систему рычагов, но вопрос еще и в том, как ты ими пользуешься.

— Мышцы реально могут крепиться к костям в разных местах?

— Да, это правда. Они могут крепиться в разных местах, но это не означает, что кто-то бьет сильнее, а кто-то нет. Они могут крепиться в разных местах — ближе к суставу или дальше, но, на мой взгляд, это не такое значительное расстояние, которые сыграет решающую роль. Это один из факторов, но далеко не самый важный.

— А количество тестостерона?

— Если у тебя много тестостерона и агрессии, это не значит, что ты уронишь оппонента. Уровень гормонов точно не влияет на силу удара. Скорее, образ мышления, тренировки, психологический портрет, нейропластичность. Кто-то больше рискует и ставит все на лакипанч, кто-то работает аккуратно.

Я считаю, большую роль играет точка приложения, а не сила удара. Один человек может уронить второго, не обладая большой массой. Потеря сознания зависит от того, куда ты попадаешь, а не как. Можно пробить навстречу в лоб и сломать кисть себе и шею сопернику, но так ты не вырубишь человека. А при попадании боковым ударом в край челюсти происходит резкое отклонение головы от оси. Мозг бьется о стенки черепной коробки, происходит угнетение состояния. Факторов много — готов ли ты к удару, успел ли среагировать, сделать движение, напрячь мышцы. Если ты не видел боковой удар, шансов упасть очень много.

— Можно предположить, что нокауты Льюиса как раз исходят из того, что он выдает за слабость? То есть он постоянно говорит, что ему вообще без разницы, как он подерется и что будет с его спортивной карьерой.

— Да, и, допустим, он больше рискует и меньше думает о последствиях.

Деррик Льюис / Фото: © Jason Silva / ZUMA Press / Global Look Press

— Можно ли говорить, что какой-то генетический набор будет принципиально лучше у атлетов из одного макрорегиона, чем у атлетов из другого. Например, у Нганну, Блэйдса и Льюиса заметно быстрее растут мышцы, чем у Волкова, Олейника и Миочича?

— Генетический момент есть, но он больше во внешнем виде. Может быть разным количество миостатина, который тормозит гипертрофию мышцы, но это не влияет на силу. В тяжелой атлетике африканские спортсмены не доминируют, правильно?

— Нганну приходит на бокс в 19 лет, Льюис тренируется с перерывами на тюремные сроки и калорийную еду — при этом оба нокаутеры. Можно смело привести примеры атлетов, которые тренируются и дольше, и больше, но не роняют людей так хорошо, как они. Разве это не доказывает, что у Льюиса и Нганну от природы что-то есть?

 — Талант. Футболом тоже все занимаются, но лучших футболистов в последние несколько лет было два. Можно быть не талантливым, но добиться результата своим трудом. А тот, кто предрасположен к виду спорта, добьется того же, но с меньшими усилиями.