Бокс/MMA

«Вся семья переболела коронавирусом во время подготовки». Волков — про победу над Оверимом

Александр Волков отправляет в нокаут одного из самых техничных кикбоксеров в ММА.
  • В воскресенье на турнире UFC Vegas 18 российский тяжеловес Александр Волков одержал победу над легендарным голландцем Алистером Оверимом
  • Все закончилось во втором раунде, когда Драго нокаутировал соперника
  • Это вторая победа россиянина подряд. 24 октября прошлого года он также во втором раунде нокаутировал американца Уолта Харриса
  • Теперь Волков является одним из главных претендентов на титульный бой

— …я так устал отвечать на вопросы о том, с кем мне хотелось бы подраться, правда… Честно, хочу просто немного передохнуть, у меня подготовка была тяжелая, у меня вся семья переболела коронавирусом за время подготовки. Самому мне не принципиально с кем, мне принципиально подраться максимально близко к титулу. Если мне пообещают, что следующий бой будет предтитульный или еще лучше за титул, будет здорово, — Волков без проблем может говорить через несколько часов после боя, но не любит говорить про ММА после боя.

— Как выглядит неделя, когда вы отдыхаете от боев?

— Тренировки сохраняются: делаю какие-то небольшие пробежки и силовые тренировки. Могу на полчаса приехать в зал, потому что откат силы очень быстро начинается. Если с железом не заниматься одну-две недели, то та форма, которую я набрал… те крупицы, которые есть, они просто пропадают, поэтому я должен хотя бы раз-два в неделю что-то делать. И могу утром просто в кайф пробежаться, сердце разогнать, чтобы настроение было хорошее.

— В течение 12 часов после боя с вами может поговорить 4-5 журналистов, правильно понимаю, что вы с семьей перед этим все равно успеваете пообщаться?

— Ну, конечно, я в первую очередь позвонил жене, связался с родителями, с ними я стараюсь поговорить максимально быстро.

— Почему из-за ушиба, пусть и очень сильного, вы пропустили пресс-конференцию, хотя мы иногда видели, как бойцы после очень тяжелых боев приходят и дают интервью?

— Не знаю. Это не то чтобы я этого захотел. Меня отвели в комнату для осмотра, я сказал, что все в порядке, только ушиб на ноге, мне предложили или сразу съездить в больницу, или в Москве, нужно было сделать снимок, чтобы комиссия могла назвать срок отстранения. В Москве ехать потом не охота, а тут можно было сделать быстро.

Передвигаться я могу сам спокойно, сложностей никаких у меня не было. После боя с Харрисом у меня была такая же шишка в районе голени, это постоянно происходит. Раз UFC хочет убедиться, что со мной все в порядке, я решил скататься в американскую больницу.

— Оверим был в соседней палате, вы виделись там?

— Да пообщались, обменялись любезностями, я выразил ему свое уважение, он пожелал мне удачи в будущем.

— Не чувствуете, что завершили его карьеру?

— Это зависит от него, а не от меня.

— Как диагностируют травмы в Лас-Вегасе?

— Мне сначала сделали рентген, потом отвели на МРТ или даже на компьютерную томографию. Находился я там не очень долго, но ждал результатов около часа с чем-то, пока они все откроют, проявят.

Думаю, что травмировал ногу, когда бил лоукик, бил в голень, в то место, где есть кость, и, очевидно, своей стопой попал ему в кость.

— Вы ударили акцентированный лоукик через 8 секунд после начала боя, это было настолько четко запланировано?

— Ну да, мы планировали: он работал в «левше», хотел бить с задней руки, мы понимали, что если сломать ему опору, он этот удар сделать не сможет. Я пробил лоу, сбил его с толку, потом он переключился, сумел попасть, но я тоже подстроился и разобрался.

— Из того, что вы бьете руками, что проходит лучше всего?

— Мой самый сильный удар — это правый прямой, самый эффективный и точный — это джеб, а боковой — это один из тех ударов, который у меня неплохо получается, я часто его бью на тренировках. Просто в тот момент, при той защите Оверима его было комфортно попасть, и получилось, что я его так и залепил. За ухо.

— Я комментировал несколько боев и видел, что бойцы постоянно поправляют шорты, пытаются их поднять выше, чтобы они не мешали удару ногами, вы всегда бьетесь в широких — удобно?

— У меня короткие шорты, как тайские [фирма-экипировщик UFC предлагает на выбор три модели для выхода на бой], если были бы длинные, возможно, мешали бы. Можно было бы надеть обтягивающие, но в них я бы себя чисто визуально чувствовал некомфортно. Мне в этих максимально удобно.

— С каждым вашим новым взвешиванием все начинают сильнее и сильнее боятся за вашу скорость. Занимаясь с железом, как вы сами понимаете, что вы не теряет в скорости?

— Во-первых, это видно, а во-вторых, скорость — это производная от силы: невозможно быть быстрым и слабым. Просто у силы бывает несколько качеств; если поднимать тяжелый вес на один раз и медленно, это одно, но можно делать взрывы с меньшим весом, стараясь максимально быстро вытолкнуть снаряд, и это уже другое. У меня сейчас в тренировках гораздо больше таких упражнений, выпрыгивания, отжимания с хлопками, и вплоть до самого боя я делаю такие упражнения, и при этом тут та же самая сила.

Если грамотно подходить к процессу и тонко чувствовать настройки организма, силовая работа будет делать тебя более взрывным. А Василий Васильевич [Волков — тренер по физподготовке] действительно убедил меня заниматься с железом, и я занимаюсь вплоть до самой последней недели до боя. В субботу я дерусь, а в предыдущую субботу я еще качался в зале.

— Может быть такое, что вы начнете чуть-чуть пренебрегать техникой борьбы, прибавив в силе?

— Ощущение, что техники у меня как раз много, потому что я ее долгое время изучал и из каких-то ситуаций мог выходить только за счет нее. А сейчас к этой технике прибавилась еще и сила, которая позволяет ее применить. Так что это точно не будет минус.

— Осенью прошлого года вы говорили, что взяли ипотеку и переехали. Бонус в 50 тысяч долларов поможет ее закрыть?

— Это не совсем ипотека, получилось так, что мне пришлось какие-то деньги одолжить, и деньги от боев помогли и помогают эти долги закрыть. 50 тысяч долларов (бонус. — «Матч ТВ») — это сумма очень значимая, и она, конечно, поможет в жизни. Но эмоций у меня больше от победы: бонусы и гонорар я воспринимаю просто как оплату за свою работу. Если бы этого бонуса не было, я бы не сильно расстроился, потому что мне важнее подраться за титул.

— В 2010-м мне говорили «на ММА-журналистике ты денег не заработаешь». Говорили ли вам то же самое про ММА только как спортсмену?

— Мне такого не говорили, потому что я всегда был целеустремленным в плане боев, и даже когда было совсем сложно, я старался максимально много выступать, потому что это было источником дохода. На тот момент мы уже встречались с будущей женой, жили вместе [в однокомнатной квартире на «Сходненской»], и хотелось как-то обеспечивать свою будущую семью. По сути, я ставил все на кон и представлял себе, что все получится.

— Иногда кажется, что у вас даже перебор деталей, которые маскируют в вас бойца ММА: высшее образование, фото профиля в WhatsApp с двумя домашними кроликами. Правда, что есть еще одна — ваш близкий родственник разводит собак хаски?

— Ха-ха-ха, нет, это неправда. Хаски живет у моих родителей, потому что с ними пока живет мой брат, и хаски его. А папе очень нравится эта собака, он с ней гуляет, и у него весь инстаграм посвящен только ей и больше ничему. Наверное, поэтому создается такой эффект, но нет, хаски мы не разводим и, надеюсь, не будем. Но собака у нас есть. 

Читайте также: