Бокс/MMA

«У Маги голова была как мешок картошки». Минеев — о драке c Исмаиловым, уровне Шлеменко и совести Харитонова

«У Маги голова была как мешок картошки». Минеев — о драке c Исмаиловым, уровне Шлеменко и совести Харитонова
Фото: © FIGHT NIGHTS GLOBAL
Главный бой предпоследнего в 2020-м турнира AMC Fight Nights получился незапланированным — в клетке подрались Владимир Минеев, Магомед Исмаилов и еще около 30 человек. Через неделю после того как полиция разняла участников, Владимир Минеев дал интервью «Матч ТВ».

На канале организации Fight Nights в YouTube бой Магомеда Исмаилова и Владимира Минеева занимает второе место (8,6 млн просмотров), проигрывая только Федору Емельяненко с Фабио Мальдонадо (21 млн). При этом бой состоялся в октябре 2018 года, а драка, случившаяся между бойцами 24 декабря 2020-го, уже сейчас зашла в топ-15 по просмотрам, собрав 2,2 миллиона.

Открыть видео

У Владимира есть повод быть недовольным: прямо на турнире они с Исмаиловым договорились зайти в клетку и провести дуэль взглядов. Дали по рукам за полчаса до инцидента, но каждый перестарался: Исмаилов замахнулся на Минеева, Минеев ткнул Исмаилова микрофоном в голову, Магомед ударил, и после этого в клетку запрыгнуло около 30 человек, чтобы разобраться с Минеевым или помочь Минееву. Интересно, что бывший чемпион Bellator Виталий Минаков, чтобы заступиться за Владимира, оказался в клетке раньше, чем сотрудники полиции, несмотря на статус гостя и строгий костюм. Слова тренера Расула Магомедалиева о том, что ни один русский не помог Владимиру Минееву, сам Владимир комментирует так:

«Может быть, Магомедалиев думал, что это будет такое большое полчище, которое ринется давать силовой отпор, но нет, эти ребята просто разнимали, потому что уподобляться людям, которые устраивают массовую драку в прямом эфире, никто не захотел, все просто разнимали». 
Фото: © FIGHT NIGHTS GLOBAL

В беседе с корреспондентом «Матч ТВ» Вадимом Тихомировым Минеев рассказал, что запомнил после того, как Исмаилов попытался нанести ему удар и в клетку стали запрыгивать люди:

— Помню, что, когда я Исмаилова перевел и начал душить, на меня сверху напрыгнул человек и мы упали на пол. В этот момент меня стали оттаскивать за ноги. Вот из этой толпы я встал, увидел, что куча мала на том же месте и осталась, и там не понимают, где кто. И про меня там даже не думают — я просто встал, посмотрел на эту историю со своими тренерами и ушел.

— Как вы оказались в отделении полиции?

— На следующее утро пришла полиция, попросили последовать в отделение. Но там нормальные обычные мужики работают. Все всё понимают. Подрались и подрались, все бывает в нашем виде спорта, мы не вышли за рамки стереотипов. 

— Вы назвали «конченными чертями» людей, которые аплодировали Конору на его пресс-конференции в Москве, когда он плохо говорил про Дагестан. Какая у вас реакция на людей, пытавшихся вас пинать ногами в голову, пока вы боролись с Исмаиловым?

— А тут-то что говорить? Это еще «конченнее» черти. Я привык видеть в клетке напротив себя волков, львов, тигров, а тут были шакалы и гиены. Свои вопросы я им задам.

— Вы знаете этих людей?

— Я узнал их впоследствии, а на тот момент — нет, не знал. Мне сразу после инцидента написали, кто они.

— У вас есть квартира в Дагестане, и вы много там тренируетесь. Это не изменится?

— А почему это должно поменяться? Ведь эти люди [нападавшие] не представляют эту республику. Да даже и Исмаилов ее не представляет. То, что они объединены какими-то настроениями и у них какие-то на этот счет свои эмоции, — но это не те люди, с которыми я общаюсь и поддерживаю отношения, почему я должен на них ориентироваться? С моей стороны тоже были ребята из Дагестана, которые рядом стояли, — и мои тренеры, и Даурен Куруглиев, с которым мы служили и общаемся, и Артур Алибулатов, человек, с которым мы могли быть соперниками в клетке, но оказались по одну сторону баррикад. Я много сообщений получаю из республики со словами поддержки, люди приносят извинения за действия своих соотечественников. У меня давние отношения с этой республикой, и вот такие инциденты их никак не опорочат.

https://www.instagram.com/p/CJRMHl_FbUn/

— В итоге вам сильно досталось?

— Мне вообще нигде не досталось, посмотрите на меня, я абсолютно чистый. Еще раз говорю, что со стороны моего оппонента вылилось много грязи и много провокаций и много того, что даже обсуждать не хочется, но эта попытка вызвать понимание у общественности, — будто меня били и хотели избить, — она настолько нелепая и настолько жалкая, что ничего кроме возмущения от этого не остается. Посмотрите на мое лицо и на его лицо, и вам сразу станет понятно, кого избили.

— У Магомеда вышло видео после боя, и у него действительно есть две ссадины в районе переносицы. Вы можете предположить, откуда они?

— Нет, не могу вам сказать, откуда они взялись. Там в заварушке сложно определить, что кто куда нанес. Я когда Магу Исмаилова увидел после этого, у него вся башка была в шишках, испинанная, исколотая, один большой мешок картошки вместо головы. Он мне сразу начал жаловаться: «Твои ребята меня избили». Я думаю, ну ничего себе, у тебя такая аудитория — что от нее стоило ожидать?

— Правильно понимаю, что ваша позиция такая: опираясь на первый бой, вы считаете, что Магомед избегает второго боя, потому что ему тяжело проходить пять раундов и в бою с вами он получил такой ущерб, которого не получал в других боях?

— Абсолютно верно, это все понимают, это видно невооруженным глазом.

Фото: © FIGHT NIGHTS GLOBAL

— Три последних соперника Магомеда Исмаилова: Артем Фролов, Александр Емельяненко, Иван Штырков. Три последних ваших соперника: Даурен Ермеков, Милош Костич и Диего Диас. Может показаться, что вы здесь проигрываете и в медийности, и в уровне соперников.

— Я не соглашусь, что Диас ниже уровнем, чем Фролов или кто-то из других оппонентов [Магомеда]. Костич — это было мое возвращение после травмы плеча, такой, после которой многие спортсмены заканчивают карьеру. Ермеков? Да этот парень сильнее Емельяненко раз в сто. Если мы его приводим в пример, то все понимают на чем он [Александр Емельяненко] в последнее время ехал. Если мы говорим про Артема Фролова, то этот бой Мага не выиграл феерически, он свел его худо-бедно в свою сторону. Когда мы говорим про Василевского, здесь извините, боя не было.

— Считаете ли вы, что вы более опасный оппонент для Магомеда Исмаилова, чем Александр Шлеменко?

— Я считаю, что и со мной, и со Шлеменко ему будет тяжело. Шлеменко — это не прогулка по весеннему парку, но мне проиграть он вообще никак не хочет, а Шлеменко — он думает, что ему это простят.

Фото: © FIGHT NIGHTS GLOBAL

— В 2016 или 2017 году вы вызывали на бой Адама Яндиева, и это закончилось тем, что вы встретились в кафе, поговорили и больше друг друга не вызывали. Сергей Харитонов говорил, что Адам Яндиев рассказывал, будто бы жестко поговорил с вами, с Камилом Гаджиевым и даже кого-то из вас нокаутировал…

— С Адамом наше противостояние вышло за рамки спортивного — мы перешли некую границу в инстаграме, но нам хватило ума встретиться, поговорить и все на словах расставить. То, о чем говорит Харитонов, было ему выгодно, чтобы впутать нас в свою историю конфликта. Чтобы он мог найти себе поддержку в нас. Но это было сделано низко и пусть остается на совести Харитонова, который пока мне на глаза не попадался. Он и насчет нашей истории с Исмаиловым попытался высказаться, но пусть сначала свои вопросы закроет.

У Адама Яндиева в принципе были другие планы. В отличие от Исмаилова, который сначала то хотел драться — помните, как он меня преследовал, ходил с камерой, спрашивал, когда будет бой? Каждый раз я ему отвечал на этот вопрос, его выпады принимал, от ответа не уходил. А сейчас, когда этот человек находится в такой же ситуации, он показывает свое истинное лицо.

Фото: © FIGHT NIGHTS GLOBAL

— Влияет ли на сам бой то, что вы жестко ведете себя по отношению к Магомеду на фоне остальных его соперников, которые подчеркнуто выражают дружелюбие и уважение до боя?

— Так я с уважением отношусь к нему как к противнику, просто не занимаюсь этим лизоблюдством и вилянием хвостом. Вообще не понимаю, куда катится наше ММА, когда мужчины, которые называют себя воинами, мужчинами, бойцами, пытаются к себе привлекать внимание какими-то такими заигрываниями, хихиканиями, хахаканиями, ужимками, прижимками. Постоянно видим, что он с кем-то обнимается, лежит на диване с какими-то парнями. Я это не разделяю, я не считаю, что, если я это не показываю, то это неуважение. Это уважение к себе. Я мужчина, воин и хочу транслировать такие же качества. А вот это все… Нас этому не учили, во всяком случае там, где я учился. 

Читайте также: