Бокс/MMA

Бой Ислама Махачева снова отменен. Мы успели с ним поговорить про локти Фергюсона, левую Конора и лоукики Гэтжи

Бой Ислама Махачева снова отменен. Мы успели с ним поговорить про локти Фергюсона, левую Конора и лоукики Гэтжи
Ислам Махачев / Фото: © Jeff Bottari / Zuffa LLC / Contributor / UFC / Gettyimages.ru
Исламу Махачеву 29 лет, у него 18-1 в ММА (7-1 в UFC) и 12-е место в рейтинге легковесов. В воскресенье Ислам должен был подраться в главном бою против Рафаэля Дос Аньоса, но отказался от боя из-за инфекции. Мы говорили с Исламом 30-го октября, ровно за две недели до боя.
«Думаю, Хабиб будет заканчивать, когда Ислам станет претендентом. И таким образом мы надолго придем в 70 кг. Хабиб все-таки больше на пару килограммов. У Ислама лучше удары с левой руки в стойке — это чистый панчер, нокаутер. Он будет становиться более и более зрелищным. У Хабиба лучше все, что связано с борьбой и функционалкой», — это цитата Абдулманапа Нурмагомедова из интервью в июле 2018 года.

И Хабиб, и Абдулманап Нурмагомедовы говорили, что Махачев должен стать следующим чемпионом UFC в легком весе. Вадим Тихомиров решил узнать, могут ли этому помешать 11 человек в рейтинге между Исламом и Хабибом. Пока этому мешают медицинские проблемы: у Ислама отменяется третий бой подряд, сначала из-за коронавируса был перенесен турнир, потом вирус нашли у соперника Махачева, и теперь заболел уже сам Ислам (интервью было записано 30-го октября). 

Из этого интервью вы узнаете:

— Вы не остались в Арабских Эмиратах на бой Хабиба, потому что сами будете драться в США?

— Мы посоветовались с Хабибом, и решили, что мне лететь на бойцовский остров (из Дубая в Абу-Даби. — «Матч ТВ») это снова сидеть 48 часов карантина и потом искать зал для тренировок, а значит у меня неделя бы пропала: вышел бы из режима, из ритма. Я приехал в Абу-Даби и через час полетел в Вегас. У UFC был свой рейс для бойцов турнира, где Ортега дрался с Корейским Зомби, они выделили под него только первый и бизнес-класс на борту, и мы таким образом улетели в Америку.

— Вы сейчас тренируетесь в UFC Performance Institute, где один из департаментов возглавляет российский ученый Роман Фомин. Узнали что-то новое?

— Да, как только я приехал, Роман подарил мне вот такое кольцо (специальный гаджет, выпущенный UFC PI. — «Матч ТВ»), которое снимает некоторые параметры с организма, может смотреть через приложение, как ты спишь, сколько часов у тебя было глубокого сна, как ты восстанавливаешься.

— Роман мне говорил, что одной из главных проблем остается убедить спортсмена, что ему в определенный день лучше не тренироваться, а отдохнуть. Но все привыкли работать 6 дней в неделю и переубеждать бойцов непросто. Вы доверяете кольцу?

— Конечно, это сложно представить, что приложение вдруг лучше знает, когда тебе тренироваться и когда отдыхать. Но все равно для себя что-то можно извлечь, отследить какие-то моменты.

— Одна из последних тенденций, о которой я слышал, — некоторые бойцы стали делать среду выходным днем, то есть среда и воскресенье — освобождены от нагрузок.

— Как раз вчера была среда, и у меня была одна тренировка. Я пришел в зал, сделал пятираундовый спарринг, растянулся, и все.

 — Это редкий случай, когда вы готовитесь отдельно от Хабиба. Кто вам помогает?

— Со мной прилетели Гаджи Рабаданов, Мовлид Хайбулаев, и приехал еще один парень Насрат (вероятно, Насрат Хапкараст, 12-3. — «Матч ТВ»), тоже дерется в UFC, он левша и выступает в моем весе.

— Сам бой Хабиба и Джастина Гэтжи отошел на второй план после того, как Хабиб объявил о завершении карьеры. У меня два вопроса: в первом раунде Джастин Гэтжи около восьми раз попал лоукиком — у Хабиба остались какие-то последствия?

— Хабиб готовился к лоукикам и еще до боя говорил, что если Джастин будет их бить, он не будет стоять и ждать. Но Джастин хорошо бил — Хабиб немного прихрамывал сначала. Сейчас уже все прошло.

— Хабиб перевел Гэтжи как раз когда подхватил один лоукик. Он делал то же самое, когда, например, Усман бил ему лоукики на тренировках?

— Да, он к ним очень много готовился на тренировках, и мы делали разные варианты контратак: или Хабиб встречает, или подхватывает ногу и переводит, потому что все понимали, что Джастин бьет лоукики.

— У меня была ставка — победа Хабиба сдачей, потому что была уверенность, что он намного сильнее в умении делать приемы.

— Хабиб планировал использовать что-то такое, и мы знали, что партер — это не лучшая сторона Гэтжи.

— Когда Хабиб сел в маунт во втором раунде, вы предполагали, что он именно на треугольник выйдет?

— Я перед вторым раундом говорил, что если Хабиб переведет в этом раунде, то бой закончится.

— Мы помним, как Фабрисио Вердум задушил Федора Емельяненко треугольником, и многие начали говорить, что это один из самых эффективных приемов в бразильском джиу-джитсу, и его срочно надо изучать. Но ведь Хабиб так побеждал еще в первом бою, в начале карьеры — кто и когда вам показал этот прием?

— Нас этому на самых первых тренировках учили, как азбука: выходишь на руку, если соперник на тебя крутится, переходишь на треугольник. И наоборот, выходишь на треугольник, если он начинает с него уходить, выходишь на руку. Это первые болевые, которые мы учились делать.

— Как выглядит ваш лучший раунд по грэпплингу против Хабиба?

— Наверное, когда получается его перевернуть. У нас обычно без болевых проходят схватки. Но, конечно, когда я только пришел в зал, Хабиб был намного сильнее и возрастом постарше: крутил, делал болевые, удушающие. Сейчас у нас конкурентная борьба, но у Хабиба очень серьезный контроль, и многие неслучайно говорят, что когда под него попадаешь, это как плитой накрывает.

— У него был бой в Абу-Даби, но он уже второй раз готовится к нему в Дубае. Почему?

— Нас там очень хорошо встречает шейх Хамдан, и обеспечивают всем необходимым (Хамдан ибн Мохаммед Аль Мактум — наследный принц Дубая с 1 февраля 2008 года. В числе прочего развивает спортивное направление в Дубае. В этом году с 30 октября по 28 ноября уже в четвертый раз по инициативе принца Хамдана проводится Dubai Fitness Challenge, нацеленный замотивировать всех жителей ежедневно заниматься спортом минимум по 30 минут. — «Матч ТВ»).

Мы можем взять сколько угодно тренеров, спарринг-партнеров. Нас селят в отель, в 10 минутах от которого большой тренировочный центр NAS в составе резиденции шейха. В Дубае отличные условия для тренировок.

— Команда Хабиба это 15-20 человек?

— Да, около 20 человек.

— Вы предполагали, что после боя он объявит о завершении карьеры?

— Честно, не знал. До боя с Порье он говорил, что еще два выступления, и все. Потом, когда он стал чаще упоминать Жоржа Сен-Пьера, я подумал, что, наверное, он подождет этого поединка. Но я не знал, что он закончит сейчас.

— Хамзат Чимаев одерживает три досрочные победы, попадает в главный бой вечера. Петр Ян через шесть боев выходит на титул — у вас серия из шести побед, но из них четыре одержаны решениями, и вы пока № 12 в рейтинге. Возможно ли, что UFC хочет, чтобы вы чаще побеждали досрочно, и планируете ли вы немного менять стиль в бою с Дос Аньосом?

— Буду пытаться завершить бой досрочно, это ценится и это лучше для твоей карьеры.

— В 2018 году у вас возникла очень хорошая серия из двух побед в первом раунде. Есть для самого себя объяснение, почему потом вы не смогли закончить досрочно бои с Дэви Рамосом и Арманом Царукяном?

— В Петербурге я себя плохо чувствовал, не восстановился после взвешивания, но в любом случае выиграл во всех трех раундах, так что не оправдываюсь за тот бой. А в последнем поединке (7 сентября 2019 года. — «Матч ТВ») соперник был опасным, у него был размах рук небольшой и тяжелый удар. В третьем раунде смог его пошатать, но не смог его добить.

Ислам Махачев против Дэйви Рамоса / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Всех, кто тренируется рядом с Хабибом, сравнивают с ним в грэпплинге, в выносливости, в ударной технике, но есть ощущение, что он на своем месте еще и из-за умения интересно сказать или из-за харизмы.

— Думаю, это какие-то чемпионские качества. Куда бы ни пришли, он как душа компании, есть о чем поговорить, на любую тему. Согласен, видно, что если ты просто выигрываешь бои и молчишь, ты никому не интересен, и в принципе тебя могут уволить после одного поражения.

— Вы попробовали вызвать Флойда Мейвезера после одного из боев — нет ощущения, что это чуть-чуть мимо было?

— Хотел пошутить: мы до этого и с Кормье что-то такое говорили «найди мне соперника», и я без всякого это сказал. На самом деле, не всегда так бывает, что ты кого-то вызываешь, и тебе его дают. На том этапе моей карьеры мои вызовы никто бы не воспринял всерьез, а так я вызвал Флойда Мейвезера, и это хоть кто-то запомнил.

— В России еще считается, что не надо забегать вперед, но на данном этапе карьеры вы держите в голове, кого можно вызвать в случае победы над Дос Аньосом?

— Да, теперь есть фамилия, кого можно вызвать, хочется попробовать немного раскачать этот бой, чтобы обратили внимание.

— Допустим, вы объясняете людям в США, чем сегодняшний Ислам Махачев, которого в США не знают, лучше Тони Фергюсона, которого в США знают. Какие есть аргументы?

— Во-первых, до боя с Гэтжи, наверное, тоже никто не думал, что Гэтжи чем-то лучше Фергюсона, но мы же увидели, как было, когда они дрались. Все увидели проблемы в технике Фергюсона. Во-вторых, я бы мог его переводить в партер и не опасаться его грэпплинга вообще. Он не такой уж сильный грэпплер, чтобы его опасаться. Я дрался с Дэви Рамосом, у которого считается чуть ли не лучший уровень грэпплинга в мире. И у меня с ним не было проблем.

— Кто-то скажет: «Тони Фергюсон посечет Ислама локтями».

— Я в это не верю. До сих пор никто не сек, как я могу думать, что Тони Фергюсон рассечет.

— Давайте сравним вас с другими из топ-5: у Конора Макгрегора убийственная левая. У Ислама Махачева такой нет.

— А левая на левую не работает, я тоже левша, так что ему будет неудобно. Когда левша с левшой, это совсем другая техника и другие атаки. Мы могли бы посмотреть, чей удар сильнее.

— Если бы вы дрались с Джастином Гэтжи…

— Я бы 100% делал ставку на перевод в партер. Я бы прессинговал его, шел на него первым номером, потому что когда ты отходишь назад, ногами бить не так уж и легко.

Дастин Порье / Фото: © Francois Nel / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Дастин Порье.

— У Порье сильная сторона это бокс. Слабая — борьба, он не особо борется. Этим мы и превосходим всех своих соперников, школа борьбы у нас очень серьезная в республике [Дагестан]. Хабиб очень много боролся с борцами. Я думаю, что в этом мы и превосходим всех своих оппонентов в UFC.

— Правильно понимаю, что ни у вас, ни у Хабиба нет поясов в бразильском джиу-джитсу?

— Ни я, ни Хабиб никогда не боролись по джиу-джитсу, мы только выступали по грэпплингу. Я много дрался по самбо, там у меня есть и красный, и синий пояс.

— Предлагали ли вам попробовать получить какой-то пояс в джиу-джитсу или попробовать выступить. Возможно, в АКА или еще в каком-то зале?

— Когда я боролся в АКА и выигрывал у каких-то серьезных грэпплеров, шутил с тренером, говорил: «Давай мне золотой пояс». Мне кажется, нам любой бы тренер согласился дать пояс, потому что и для него это хорошо, что он аттестовал известного бойца.

— Боец Расул Мирзаев говорил мне, что для него, скажем так, пояс в бразильском джиу-джитсу неважен, потому что он уважает титул чемпиона мира по боевому самбо. То есть ему хотелось, чтобы звание «чемпион мира по самбо» котировалось как «черный пояс по бразильскому джиу-джитсу».

— Джиу-джитсу вообще к боям напрямую не относится. Грэпплинг — да. А в джиу-джитсу ты в куртке борешься, снизу все захваты за куртку, и поэтому мы вообще не используем его.

— Эльдар Эльдаров, бывший соперник и друг детства Хабиба, мне рассказывал, что когда вы тренировались в бахрейнской команде КНК, с вами на сборах был Джон Кавана, тренер Конора Макгрегора. Когда началась драка на UFC 229, вы были одним из первых, кто прибежал в угол Конора. Могли бы вы ударить Джона в той потасовке, при условии, что вы лично знакомы, он вас старше и он вроде бы ничего не говорил?

— Нет, конечно. Как можно ударить взрослого человека, тем более он ни в чем не виноват. Я когда бежал в угол, видел только одну белую голову (Диллон Дэннис — спарринг-партнер Конора Макгрегора. — «Матч ТВ»). Даже под ноги плохо смотрел и упал из-за этого.

— Но потом вроде бы был хедшот?

— Ага, что-то получилось, ха-ха.

— Ваш бой 14 ноября против бывшего чемпиона Рафаэля Дос Аньоса в Лас-Вегасе. Кто будет в углу?

— Мы это всегда решаем командой. Сейчас будет Хабиб, Хавьер Мендес, Муслим, мой брат. И, может быть, будет Эсед Эмирагаев. У нас в Дагестане планируется открытый турнир памяти Абдулманапа с шестого по восьмое, и сразу после него Хабиб прилетит на мой бой.

Читайте также: