Бокс/MMA

Он привел Емельяненко к самым громким победам. Каким был Владимир Воронов

Он привел Емельяненко к самым громким победам. Каким был Владимир Воронов
Федор Емельяненко с тренером Владимиром Вороновым / Фото: © Instagram Федора Емельяненко
Владимир Воронов тренировал Федора Емельяненко с 11 лет и создал старооскольскую школу боевого самбо. Каким был тренер и почему тренировки с Федором — это очень жестко, в интервью «Матч ТВ» рассказывает тяжеловес Bellator Кирилл Сидельников, воспитанник Воронова и Емельяненко.
  • Владимир Воронов родился 20 мая 1965 года в Абакане. С 80-х годов работал тренером по самбо в Старом Осколе. В августе 2020 года Воронов поехал в отпуск в Абакан, заболел коронавирусом и умер от осложнений. 
  • Самый знаменитый воспитанник — Федор Емельяненко. Он занимался у Воронова с 11 лет. Перейдя в ММА, Емельяненко продолжал тренироваться у Воронова. 
  • Кирилл Сидельников — шестикратный чемпион мира по боевому самбо, ученик Владимира Воронова и Федора Емельяненко. Сейчас выступает в организации Bellator.
Владимир Воронов, Федор Емельяненко и менеджер Fedor Team Денис Курилов / Фото: © Fight Nights Global

— Кирилл, как вы узнали о смерти тренера? — вопрос Сидельникову.

— Владимир Михайлович поехал в Абакан. Это его родина, он там вырос и каждый год ездил туда в отпуск. Неделю назад мы узнали, что он попал в больницу. Состояние было средней тяжести, он еще разговаривал по телефону, был еще вроде бодр. Мужик он сильный, здоровый — мы думали, что выкарабкается. А в субботу утром пришло это нехорошее сообщение в WhatsApp.

— В последнее время он был активным тренером или уже отошел в сторону?

— Он всегда был активным тренером. Умел наставить. Хороший такой тренер-мотиватор. Знаешь, когда лень, когда не хочется, а он заходит в зал — и ты уже мотивирован. Вообще я начал заниматься у другого тренера — ученика Владимира Михалыча. А когда я чуть подрос, Владимир Михалыч меня приметил, взял под свое крыло. Чувство борьбы, техника — без него этого бы не было. 

За спиной Кирилла Сидельникова — Владимир Воронов / Фото: © Fight Nights Global 

— Когда вы были маленьким, как он мог наказать?

— Ха-ха! Михалыч любил такую, скажем, азиатскую технику. 

— Палкой бил?

— Бокеном. Такой меч деревянный. Это было его страшное оружие. Называлось «получить бокеном по заднице» — боялись все! Прикольно было. А потом кто-то украл у него этот бокен — кто-то, видимо, все-таки не выдержал. 

Владимир Михалыч настолько с изюминкой был человек, с настолько интересным чувством юмора, что каждая беседа с ним, каждая история, которую он рассказывал, это был свой ералаш. Мужик он был хороший. И для меня он входит в число людей, которым я по жизни обязан.

— По ходу боя он мог сделать подсказки, которые меняли все?

— Знаешь, Владимир Михалыч, когда секундировал, он немножко сумбур вносил. Вот по самбо, например, проигрываешь балл, всего минута прошла, а для него это уже как будто ты чемпионат мира проиграл! И он начинает кричать: «Кирилл, давай! Давай!». И я говорю: «Владимир Михалыч, все будет хорошо!». Он очень остро все воспринимал, так сильно переживал за нас. Владимир Михалыч был не просто тренером. Он как друг был. Как отец. Помогал не только в тренировках, но и по жизни. 

https://www.instagram.com/p/CEeE_0nJ1L5/

— Вы говорили мне, что если бы не спорт, то работали бы электриком.

— Ну, у меня жизнь так сложилась, что с учебой все ровно прошло. Владимир Михалыч говорит: «Кирилл, давай в спорткласс». Пошел в спорткласс. «Кирилл, тебе надо в училище пойти». Я поступил в училище, отучился на электрика. «Давай в институт». Я отучился в институте. Тренер сыграл огромную роль в моей жизни.

— А вы учились в старооскольском ПТУ-22?

— Да.

— Там, такое чувство, все учились: Воронов, Федор, вы — все из 22-го училища. А кто еще?

— Александр [Емельяненко] тоже там учился. Владимир Михалыч был знаком с руководством этого училища. И когда, например, надо было ехать на соревнования, нас спокойно отпускали, шли навстречу.

— Есть кадры из нулевых годов: к Федору приехали телевизионщики, а он тренируется в стареньком зале параллельно с детской группой. Так и было?

— Вот есть фотография — стоят Александр, Федор и Сергей Харитонов. А на заднем плане я тренируюсь по дзюдо. У меня были белые штаны и синее кимоно (или наоборот). Недавно как раз увидел это фото, смотрю — о, а это я. 

Братья Емельяненко и Сергей Харитонов. На заднем плане в синей куртке и белых штанах — юный Кирилл Сидельников / Фото: © Личный архив Кирилла Сидельникова

Зал у нас был один, поэтому делили его пополам. На одной половине тренировались, например, дзюдоисты, на другой команда Федора. Увидев Федора на таких тренировках, я как раз и поставил себе цель — попробовать себя в этом спорте. В 16 лет я впервые поехал на сборы с Федором. За это тоже надо благодарить Владимира Михалыча. А на сборах были и Федор, и Александр, и Роман Зенцов, и Амар Сулоев.

— Роман Зенцов как раз рассказывал мне, что не выдерживал нагрузок на тренировках с Федором, не успевал восстанавливаться.

— Вот как бы тебе объяснить, что такое тренировка с Федором… Например, спарринги — это не просто какие-то поглаживания, а работа, как в бою. Партер — не просто борьба, а борьба с ударами. Не было такого, как сейчас у молодежи, когда они больше обозначают, показывают технику. Было так: вырубишь ты или вырубят тебя. И поэтому с Федором было тяжело в этом плане тренироваться. Не все могли вытерпеть такое. Когда я повзрослел и начал работать с Федором, то за пятиминутный раунд пару раз падал от удара рукой по печени. Это было нормально, ничего такого тут нет.

— Я видел ваш спарринг с Федором в 2011 году. Меня тогда поразило, как он в борьбе отбивал вам бедро локтем. На это было даже больно смотреть.

— Да это нормально, ха-ха! «Отбитые тормоза» во время тренировок — это нормальное явление. Ничего плохого тут нет, это формирование характера. 

Кирилл Сидельников и Федор Емельяненко / Фото: © Fight Nights Global 

— Федор во время борьбы постоянно комментирует свои действия. Он всегда боролся с прибаутками?

— Да. И это всегда весело. Конечно, ближе к бою, когда идет настрой, — там уже по-другому. А в обычном тренировочном процессе — всегда с шутками.

Его коронная фраза во время спарринга: «Отведай-ка силушки богатырской, супостат лютый».

Еще: «Давай посмотрим, чей кокос крепче».

Или: «Получишь — будешь ходить дули воробьям показывать».

— А «чей кокос крепче» — это когда в стойке работа идет?

— Ну, это значит, что в размен нельзя идти. Я бои довольно откровенно начинал, в размен шел. И Федор мне говорил: «Кирилл, не иди в размен, не надо пробовать, чей кокос крепче. Береги голову». 

Кирилл Сидельников в бою с Сергеем Павловичем / Фото: © Fight Nights Global

— Почему вы ушли из ММА в 22 года и вернулись только в 27?

— Сложный вопрос, потому что я не знаю. Вот не захотелось мне драться. Я не видел смысла. Не горело во мне. 

— Чем занимались в эти пять лет?

— Тренировался. Выступал по боевому самбо. Боевое самбо это все-таки спорт. ММА недавно только стали официальным спортом, а в то время были некоторые моменты, что мне стало неинтересно. Предлагали, например, драться в каком-то клубе. Где накурено, где за столиками сидят люди и выпивают — как-то неприятно стало. И я решил сосредоточиться на чистом спорте. Один умный человек мне вдобавок сказал: «Бои боями, а звания званиями». Стал чемпионом мира, мастером спорта международного класса, заслуженным мастером спорта. И когда достиг вершины в боевом самбо — как раз в ММА вернулся Федор. Он сказал: «Давайте попробуем» — и я духом воспрял. 

А по боевому самбо я продолжу выступать, пока есть силы. Прикольно потому что. Я половину жизни в боевом самбо. В 16 лет я поехал на первый турнир — по спецдопуску. 

— По спецдопуску?

— Потому что турнир был по взрослым, а я 16-летний. И Владимир Михалыч сделал так, чтобы меня допустили. Я выиграл тогда.

Читайте также: