Бокс/MMA

«Ему не дашь 42 года». Кикбоксер из России помогает борцу-олимпийцу взять пояс в ММА

«Ему не дашь 42 года». Кикбоксер из России помогает борцу-олимпийцу взять пояс в ММА
Йоэль Ромеро / Фото: © Jason Silva / ZUMA Press / Global Look Press
Артема Левина называют одним из сильнейших в мире представителей тайского бокса и кикбоксинга. В последние несколько недель он помогал Йоэлю Ромеро готовиться к бою с чемпионом UFC Исраэлем Адесаньей.

30 апреля кубинцу Ромеро исполнится 43 года, и он может отметить день рождения в статусе чемпиона самого престижного ММА-промоушена. Для этого в ближайшие выходные ему надо победить 30-летнего новозеландца Исраэля Адесанью, у которого пока нет поражений, но есть 18 побед в ММА и пояс чемпиона UFC в среднем весе (до 84 кг). В последних пяти боях Ромеро проигрывал трижды, но все равно считается одним из самых опасных бойцов в своей категории. 

https://www.instagram.com/p/B8ZrLoMBHSm/

В 42 Ромеро выглядит вот так, настойчиво повторяет, что ему помогает Господь, выходя под прозвищем «Солдат бога», и сносит головы тем, кого побеждает. Тем, кому проигрывает, — оставляет очень мало здоровья на будущее.

Соперник Ромеро — бывший кикбоксер ростом 193 см Исраэль Адесанья. Впервые за долгое время титул UFC оспорят люди, имеющие настолько серьезный бэкграунд в других единоборствах. Если Адесанья был чемпионом в кикбоксинге, то Ромеро, соревнуясь в вольной борьбе на Олимпийских играх в Сиднее (2000 год), уступил только Адаму Сайтиеву и взял серебро. Чтобы готовиться к кикбоксеру, он позвал еще более сильного кикбоксера — Ромеро помогает россиянин Артем Левин.

— Сейчас так получается, что я живу между Россией и Америкой. Когда нахожусь во Флориде, мы сотрудничаем с залом Аmerican Тop Тeam. — рассказывает Левин корреспонденту «Матч ТВ» Вадиму Тихомирову. — Я помогал Андрею Орловскому готовиться как минимум к двум боям, помогал Ренато Мойкано, сейчас работаем с Йоэлем Ромеро.

По моему мнению, у большинства бойцов UFC и Bellator есть хорошая база в бразильском джиу-джитсу или грэпплинге, но профессионалов с хорошей стойкой не так много. Причем многие не понимают, что нельзя просто взять оригинальный муай-тай или кикбоксинг, или бокс и преподавать его бойцам ММА. В ММА другая дистанция, другой тайминг.

Смотрю со стороны: зачастую бойцы высокого уровня берут тренеров — высококлассных боксеров, которые дают им комбинации, из шести и более ударов, а для чего это? Мы разговаривали об этом и с Майком Брауном (один из главных тренеров в АТТ. — «Матч ТВ»), он тоже считает, что это не нужно. В бою ММА используешь максимум три удара, а так один-два.

https://www.instagram.com/p/B85w9z0J9oc/

— Что запомнили о Йоэле Ромеро за время тренировок?

— Если не знаешь, никогда не дашь ему 42 года. Он в очень хорошей физической форме. Достаточно нестандартный, я его сравниваю с черепашкой-ниндзя, он даже внешне похож. До этого я работал с Дэном Хендерсоном, и у них есть что-то общее, могут как-нибудь странно переместиться, выбросить необычный удар, ударить коленом в прыжке. И если раньше я думал, что Ромеро быстро устает, поскольку у него большая мышечная масса, то сейчас я понимаю, что он очень хорошо готов.

И мне нравится, что иногда он тренируется в своем зале, где нет кондиционеров, а для Флориды отсутствие кондиционеров — ощущения не из лучших. На себе испытал это: когда провел первую тренировку, очень быстро устал. Как и все кубинцы, он абсолютно позитивный, неунывающий парень. Видимо, еще со времен занятий вольной борьбой выучил несколько слов на не очень хорошем русском языке…

— В смысле — действительно может выругаться на русском?

— Может высказаться крепким словцом, ага.

— Сколько вы тренировались вместе?

— Я не находился рядом постоянно, тем более у меня на этот же период выпадал тур по США с семинарами. Составляли расписание так, чтобы на конкретные тренировки я мог приходить. В итоге провели шесть совместных тренировок.

Моей задачей, кроме спаррингов, было создавать те ситуации, которые могут возникать в бою, и делать так, чтобы он был к ним готов. Кроме этого, пытаюсь донести до него, что Исраэль, когда был кикбоксером, никогда не встречался с топ-бойцами. Он был хорошим середняком, дрался с топовыми оппонентами, но им мог проигрывать. А уже выступления в ММА сделали из него звезду.

https://www.instagram.com/p/B8k0GJsJgKo/

— Что есть у Адесаньи такого, что именно вы пытались делать в спаррингах?

— Можно отметить нестандартную работу ног, работу на дистанции. Мы в принципе по антропометрии похожи (он чуть выше) и работаем одинаково. Он также контрпанчер, пытается тянуть на себя.

— В ММА постепенно, как и в боксе, начинают платить спарринг-партнерам. Это же ваш случай?

— Это точно не основной источник дохода — для меня это в первую очередь опыт, который может быть использован в дальнейшем. Но да, время бесплатных спарринг-партнеров прошло, особенно в Америке. Даже в самом зале American Top Team тренируется много людей, но одно дело, когда они тренируются и просто поддерживают форму, т. е. обычные ежедневные тренировки, другое — когда кто-то начинает готовиться. Там уже никого не выдернешь и не скажешь: «Брат, пойдем, поможешь мне, постоим в спарринге», как у нас в России это еще происходит.

— Как можно объяснить случаи, когда звезда кикбоксинга Гохан Саки переходит в ММА и проигрывает там нокаутом Халилу Рантри, который пришел в ММА, чтобы похудеть? Маленькие перчатки?

— Маленькие перчатки тоже, хотя дело не в них. Всю жизнь Гохан боксировал в стойке, ему не надо было оглядываться на то, что ему могут пройти в ноги, бросить его.

Попытаюсь объяснить на примере Хабиба и Конора. Мое мнение, Конор в стойке лучше Хабиба, но Хабиб на земле чувствует себя превосходно, и страх [у соперника], что ему могут пройти в ноги, позволяет Хабибу уверенно пробивать свои удары.

И если в кикбоксинге ты был сконцентрирован на стойке, то здесь тебе надо видеть более обширную картину. И вот тогда очень трудно перестроиться. А как ни крути, Гохан всю жизнь посвятил К-1.

https://www.instagram.com/p/B8zc0ehBkQO/

— В 2015-м вы ездили на спарринги к очень специфическому бойцу Нику Диасу в Стоктон.

— Он готовился к бою с Андерсоном Силвой, и мой бывший соперник Джо Шиллинг порекомендовал меня. Они отзвонились, а у меня тогда было свободное время. Если какая-то активность возникает, я только «за», и я съездил туда на три дня.

— Братья Диасы говорят, что Стоктон одно из самых опасных мест на планете. Что чувствует человек из Прокопьевска, оказавшись там?

— Кстати, тоже поймал себя на этой мысли — обычный город. Единственное, что запомнилось, в два часа ночи негде было перекусить. Единственным открытым рестораном был Макдоналдс, и это, наверное, был мой последний перекус там. И конкретно там было очень невкусно. А сам город — ничего особенного: есть определенные районы, куда лучше не заезжать, но, мне кажется, что даже если некоторых наших соотечественников из городов-миллионников поселить в Стоктоне, им покажется, что это вполне неплохой город. Я, например, только после поездки узнал, что он вроде считается одним из самых криминальных в США.

— Можете рассказать, сколько тогда стоили три дня ваших спаррингов?

— Да я тогда это делал просто из любопытства, было интересно посмотреть, что это такое. Думаю, пару тысяч долларов. 

Читайте также: