Бокс/MMA

«Я не сатанист, конечно. Просто понравилась песня». Чем закончился скандал из-за музыки на турнире в Воронеже

«Я не сатанист, конечно. Просто понравилась песня». Чем закончился скандал из-за музыки на турнире в Воронеже
Михаил Коробков и Антон Фетисов / Фото: © instagram.com/korobokmma, instagram.com/fetisovanton1978
История с хорошим концом.

Что случилось

В финале гран-при «Донской атаман» в Воронеже дрались рязанец Михаил Коробков (14-3 в ММА) и москвич Султан Давудов (3-0).

Коробков активно вел бой — и, по ощущениям, забрал два первых раунда. В третьем раунде он попался на болевой прием, но не стал сдаваться — и выкрутился ценой травмы колена. Коробков на одной ноге доработал раунд — и, казалось, должен был забрать победу. Но судьи объявили победителем Давудова.

Президент промоушена «Донской Атаман» казак Антон Фетисов стал прыгать от радости и обнимать соперника Коробкова. 

Антон Фетисов, вице-президент федерации ММА Воронежской области:

Когда зрители стали освистывать решение судей, Фетисов взял микрофон, показал пальцем на Коробкова и заявил:

— Этот человек вышел под музыку «Мой король — Люцифер».

Из зала закричали: «И что?».

— Ничего! — крикнул в ответ казак Фетисов. — Завтра мы выйдем под музыку «Мой король — Чикатило», «Мой король — Гитлер». Не за это умирали мои предки!

В этот момент Антон Фетисов, вероятно, почувствовал, что аргументация слегка проседает, — и достал неубиваемый, как ему казалось, козырь:

— Мои друзья горцы поддержат меня! Чтобы у нас тут прославляли сатану? Есть вещи поважнее поясов! 

Стоит отметить избирательность организаторов: песня про Люцифера их возмутила, а рекламу сети пивных магазинов «Разливной рай» они на своем турнире одобрили. 

Под какую песню вышел боец

Песню «Люцифер» группа «Коррозия металла» исполняет с 1988 года. Припев, который так возмутил казака Фетисова:

Наш король — посланник небес! Наш король как призрачный бес! Наш король — избранник судьбы! Наш король — это лишь ты: Люцифер.
Фото: © vk.com/M-1 Global

Я задаю Михаилу Коробкову самый важный вопрос:

— Вы сатанист?

— Нет, конечно! Я атеист. Не язычник, не христианин, не мусульманин. На цепочке ничего не ношу, не крещусь, пальцем в небо не показываю. У меня есть татуировка — печать Велеса, славянского бога животного мира. Но я просто природу люблю. И татуировка с лапой медведя и кельтским узором, по-моему, смотрится неплохо. А если учесть, что мне ее набил знакомый на халяву, так это вообще классно.

— А почему тогда песня про Люцифера?

— Просто понравилась песня. Я выбрал ее, потому что там классно играют на электрогитаре. И о том, что мы будем выходить под эту песню, организаторы знали заранее: мы им ее присылали. И согласись — если бы та же самая песня была на английском языке, на слова бы никто внимания не обратил. А так кому-то не понравилось. Судя по всему, мы попали на Евровидение вместо турнира по ММА. Вообще, я подсел в последнее время на тяжелый рок, на металл — обязательно чтобы там были классные аккорды на электрогитаре. Я, честно, сам хочу научиться играть на электрогитаре. Но мне уже 30 лет почти — и, наверное, поздно начинать. Но даже когда по магазину идешь и видишь электрогитару — прям хочется ее схватить и что-нибудь исполнить. Но не умею.

Об этих словах Михаила узнал автор песни «Люцифер» Сергей Паук Троицкий.

«Я очень тронут поступком Михаила Коробкова, — заявил Троицкий. — Поэтому, Миша, я хочу пригласить тебя поиграть на гитаре на вечеринке 27 марта. Не боись, я обучу тебя трем металлическим аккордам, после которых ты обязательно встретишь девушку своей мечты».

Кто такой Михаил Коробков

Михаил — крепкий по российским меркам боец. Все три его поражения случились в боях с топовыми бойцами организации М-1 — Тимуром Нагибиным, Иваном Бухингером и Нейтом Ландвером. Бухингер и Ландвер владели чемпионскими поясами М-1.

К боям Коробков относится несерьезно — и практически к ним не готовится.

— Просто достало уже тренироваться, — объясняет он. — Трех недель мне на подготовку достаточно.

Иногда на подготовку бывает еще меньше времени. На бой с Бухингером Михаил вышел через неделю после боя с Нагибиным.

— С Нагибиным у меня было первое поражение в карьере — до этого было 12 побед. И я подумал: «Ну наконец-то можно сделать перерыв». Прошло дня три, я гулял в поле. И тут мой тренер Артем Казбанов звонит: «Ищут соперника Бухингеру, бой через 4 дня». А у меня тогда был контракт какой-то вшивый. Переводя на рубли — 90 тысяч за выход. И я говорю: «Блин, пусть накинут — выйду подерусь». Артем перезванивает и сообщает, что дают примерно 300 тысяч за выход. А у меня тогда еще квартира стояла несколько лет без ремонта, потому что не было денег на ее обустройство. И я все думал: «Откуда взять бабки?». А тут мне предлагают 300 тысяч — и я такой: «О-о-о, это моя мебель!». И весь гонорар я потратил за два дня в мебельном центре. Я люблю шальные деньги — чтоб заработать много и сразу. Мне кажется, самое простое для мужчины — это пойти и подраться.

Михаил Коробков (слева) в бою с на тот момент чемпионом M-1 Иваном Бухингером / Фото: © M-1 Global

В мае 2016 года, когда мы в последний раз общались с Коробковым, у него была обычная аккуратная прическа. Потом Михаил начал отращивать волосы и теперь выглядит так, что кто-то по незнанию может попробовать отобрать у него на улице телефон. 

Михаил Коробков не стригся три года / Фото: © Александр Лютиков

— Всю жизнь ходил с короткой стрижкой, — рассказывает Михаил. — И все мои друзья либо лысые, либо с короткой прической. И все думают, что мы какая-то банда злых скинхедов. А с количеством волос на голове растет симпатия людей к тебе. Мне нравится!

Как Коробкову вернули победу

Сразу после боя с Давудовым сторона Михаила написала официальный протест.

Союз ММА России, судьи которого работали на турнире «Донской атаман», рассмотрел протест Коробкова и присудил ему победу в бою. Теперь Коробкову должны заплатить гонорар за этот бой с учетом бонуса за победу: 100 тысяч за выход и 100 тысяч за победу.

Впрочем, значительная часть этих денег может уйти на реабилитацию после травмы: когда спадет отек, Михаил пойдет к врачам выяснять — порваны ли у него связки колена.

Возможно, дешевле было сдаться и забрать 100 тысяч. Но быть дешевле Михаил Коробков не захотел. 

Читайте также: