live
21:55 Футбол. Чемпионат Италии. Прямая трансляция. "Интер" - "Фиорентина"
21:55
Футбол. Чемпионат Италии. Прямая трансляция. "Интер" - "Фиорентина"
23:55
Все на Матч!.
00:30
Футбол. Чемпионат Германии. "Бавария" - "Аугсбург" [0+]
02:30
Элено. [16+]
04:30
Несвободное падение. [16+]
05:30
Где рождаются чемпионы?. [12+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Безумные чемпионаты. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Смешанные единоборства. UFC. "The Ultimate Fighter 27. Finale". Трансляция из США. Б. Таварес - И. Адесаньи [16+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:35
Футбол. Чемпионат Франции. "Монако" - "Анже" [0+]
13:35
Новости.
13:40
Профессиональный бокс. Бой за титулы чемпиона мира по версиям WBA, IBF и WBO в супертяжёлом весе. Э. Джошуа - А. Поветкин [16+]
15:00
Все на Матч!.
15:30
Смешанные единоборства. Макгрегор - Нурмагомедов [16+]
16:30
Хабиб vs Конор. Правила жизни. [16+]
16:50
Все на "Матч"!. [12+]
17:50
Новости.
17:55
Футбол. Олимп - Кубок России по футболу сезона 2018-2019. 1/16 финала. Прямая трансляция. "Волгарь" (Астрахань) - "Зенит" (Санкт-Петербург)
19:55
Новости.
20:00
Все на Матч!.
20:55
Футбол. Олимп - Кубок России по футболу сезона 2018-2019. 1/16 финала. Прямая трансляция. "Балтика" (Калининград) - "Локомотив" (Москва)

«Не нравится, что спортсменки хвалят меня в соцсетях. Достаточно сказать «спасибо». Тренер, с которым хотят работать все российские биатлонистки

19 апреля 09:28
«Не нравится, что спортсменки хвалят меня в соцсетях. Достаточно сказать «спасибо». Тренер, с которым хотят работать все российские биатлонистки

Под конец биатлонного сезона многие спортсменки обрушились с критикой на тренеров. Не были довольны подготовкой Татьяна Акимова, Светлана Миронова, Ольга Подчуфарова. Но в женской резервной сборной все наоборот. Девушки переживают, что из команды уйдет Виталий Норицын. С ним хотят работать Ульяна Кайшева, Кристина Резцова и та же Акимова, которая тренировалась у него в прошлом сезоне и заезжала на подиум Кубка мира. «Матч ТВ» поговорил с 34-летним специалистом.

«Не чувствую, что на Кубке IBU мы какие-то брошенки»

- Насколько вы довольны прошедшим сезоном?

- В принципе, со всеми намеченными задачами для нашей команды – а это воспитание и формирование резерва для национальной сборной – мы справились. То, что мы намечали в начале подготовительного сезона, сделано. Были подвижки по функциональной и стрелковой подготовке. В этом плане сделали шаг вперед. Может, чуть неудачно выступили на чемпионате Европы. Но это в силу нашего возраста. Там медали приносили в основном спортсмены повзрослее и помастеровитее. На чемпионат приехало много биатлонистов основы национальных команд, чтобы подготовиться к Олимпийским играм. Конкуренция была достаточно серьезная. Качество стрельбы не позволило бороться за более высокие места.

- Конкретно стояла задача, сколько спортсменок нужно подготовить для основы?

- Нет. Такого не было.

- Прошлый сезон вы работали в основной команде, нынешний – в резервной. Чем принципиально отличаются эти два сезона?

- Формирование команды, создание микроклимата не должно отличаться. И там, и там профессиональные спортсменки. Они все знают, для чего находятся в команде. Мы только можем помогать. Конечно, если углубиться в тренировочный процесс, найдутся различия: возрастные, физиологические. Спортсменки были другие. Только одна из прошлогодней группы осталась. Поэтому пришлось немного покопаться, в каком направлении нам с ними идти.

- Вы говорили, что не считаете переход в резервную команду шагом назад. По ходу сезона не было чувства, что немного на задворках мирового биатлона?

- Нет. Мы всегда были в обойме. У нас на Кубке мира постоянно участвовала Ульяна Кайшева, выступила на Олимпиаде. Я не чувствую, что на Кубке IBU мы какие-то брошенки. Мы работаем, растим молодежь. За ними все-таки будущее. Это немножко другая сторона медали, но никак не шаг назад. Это тоже наша команда, сборная России. Просто резервная.

- Как понять, что биатлонистка готова выступать на Кубке мира?

- Тот, кто постоянно в тройке на Кубке IBU, может показывать хороший результат на Кубке мира. Зачастую в начале спортсменки не готовы выступать психологически. У всех, наверное, разные проблемы. Но многие не показывают даже тот уровень, который у них был на Кубке IBU. Если же его показывать, то можно быть в топ-15 на Кубке мира. В этом году было много случаев, когда у иностранных команд выдергивали народ на КМ и они даже в призы заезжали. Например, Гигонна. Каролин Хорхлер выиграла общий зачет Кубка IBU, а когда приехала на Кубок мира в Тюмень, то была в десятке во всех гонках.

- Допустим, вы понимаете, что спортсменку нужно брать на Кубок мира. Как продвинуть ее в основу?

- Я могу только подготовить. Если она стабильно показывает результат, тогда мы ждем вызова из национальной команды. Обратить на себя внимание можно в первую очередь результатами, на которые должен смотреть главный или старший тренер, который отвечает за формирование состава на Кубке мире. Принцип должен быть только спортивный. Дальше нужно немножко психологически подготовить, потому что для некоторых этот перевод оказывается тяжелой ношей.

- Как настраиваете перед КМ? Что говорите?

- Каждой разные слова. Я не могу всем сказать «беги», и они побегут. У каждого своя психология. Все спортсмены даже по-разному воспринимают информацию перед гонкой. Некоторых надо в покое оставить. Для других важно, чтобы к ним подошли и ободрили. Не скажу, что есть какие-то общие фразы, с которыми мы в бой уходим.

- Если брать ситуацию с Кайшевой. Вам не кажется, что она была достойна появиться на Кубке мира раньше - и в прошлом, и в этом сезоне?

- Конечно, хотелось бы такого. В этом году у нее декабрь был достаточно серьезный. Чем раньше бы ее вызвали, тем быстрее у нее прошел бы этот период, когда она собирала на этапах все свои «удачи». Но не нам решать. Мы можем лишь подготовить. Просто работали в каждой гонке, ставили какие-то новые задачи и ждали вызова.

В прошлом году вызывать раньше, может, не стоило. Они провели этапы в среднегорье. И если бы Ульяна поехала в Нове-Место, то попала бы в фазу реакклиматизации. Непонятно, как бы пробежала. Можно, конечно, попробовать. Но нужно ли это было делать? Дальше она отбегала весь январь. Выступить на чемпионате мира у нее были все шансы. По критериям отбора нужно было попасть по сумме очков в тройку лучших среди наших спортсменок на Кубке мира. Ульяна знает мое отношение к ней – я никогда никого не делил на группы.

- Были сложные разговоры с биатлонистками, которые считали, что их незаслуженно не берут в основу?

- Нет. Все легко можно было успокоить. Может быть, внутри как-то переживали, но не было истерик. Все спокойно.

- Насколько комфортно вам работается с Касперовичем (в прошедшем сезоне он был старшим тренером по резерву. - «Матч ТВ»)?

- Мне всегда с ним комфортно, с тех пор как я пришел в юношескую команду, а он был главным по резерву. Как организатор он делал все, чтобы команда ни в чем не нуждалась. Вся нагрузка, которая касалась материально-технического обеспечения, ложилась на него.

- Он влиял на вашу работу, на ваши планы подготовки?

- На методическую часть - нет. Конечно, у него всегда были планы резервных команд, которые ему подконтрольны. Он может что-то подсказать со стороны своего опыта, свое видение на тренировки или микроциклы. Но не скажу, что были большие корректировки. Всю методическую и стрелковую часть вели я и Павел Ланцов, плюс с аналитикой нам помогал Евгений Куваев.

- Вы второй сезон работаете в женской команде. С девушками сложнее, чем с мужчинами?

- Когда в юниорской команде работал с мужиками, то все равно общался с женскими тренерами насчет подготовки. Просто существуют свои особенности физиологии и тренировочного процесса. У каждого свое: что можно делать и что нельзя. Со всеми бывает сложно. И не только женщины попадаются с тяжелым характером.

- У женщин бывают циклы.

- Я и говорю, что существуют особенности с физиологией. Здесь нужно просто быть аккуратнее и знать, какой подход нужен и когда.

- Когда начинали работать с женщинами, что было больше всего непонятно?

- Пришлось освежить в памяти моменты физиологии и эффективности нагрузок для женщин. Потому что гормональный фон у нас отличается.

«Два плана, как ужа с ежом, мы никогда не скрестим»

- В конце сезона практически каждая биатлонистка говорит, что хочет с вами работать. Как вы этого добились?

- Мне очень не нравится то, что происходит в соцсетях или еще где-то. Для меня достаточно, чтобы они мне просто сказали «спасибо» за работу и пожали руку. Может, это их какая-то борьба за свое будущее. Я их понимаю. Они видят результат, и если он есть, значит, будут говорить, что тренер подошел, что с ним есть развитие. Если результата нет, то ни за какой хороший характер никто не попросит продолжать работу.

- К вам девушки обращаются на «вы» или на «ты»?

- На «вы», конечно. Только Виталий Викторович. У нас с субординацией все строго. Даже если я с ними в хороших отношениях, не значит, что не могу наругать. Для них я тренер. Даже те женщины, которые примерно одного со мной года, и я с ними бегал, не позволяют обращение на «ты».

- Вам сложно, как молодому тренеру, держать дистанцию со спортсменками?

- А что сложного? Мы можем нормально поговорить не только на тренировках. Например, за ужином или обедом. Надо сначала понять, что такое дистанция. Они не должны бояться тренеров. Это неправильно.

- Кристина Резцова говорила, что никогда не встречала таких уравновешенных тренеров, которые работают с женщинами. Что даже ни разу не повысили на нее голос.

- Я ругался, и сильно. Может, на нее - нет. Есть девочки, которые видели это и испытывали на себе. Говоря про уравновешенность, она, наверное, имела ввиду, что мы с Ланцовым неудачи переживаем как-то в себе. Не срываемся, не выносим это, не показываем спортсменкам, не оставляем их крайними. А так, мы, бывает, ругаемся.

- Обиды после этой ругани остаются?

- Наругаться, это же не значит, что мы друг друга послали. Просто высказал, что спортсменка сделала неправильно. И все – тему закрыли. Никаких обид не должно быть после этого.

- Вам 34 года, большой звездой в биатлоне вы не были. Как отстаивали свой авторитет?

- Тренерский авторитет складывается не из его прошлых спортивных заслуг, а из того, что ты смог дать спортсменке, чтобы она начала реализовываться и расти. Я не был семикратным олимпийским чемпионом. Но здесь все работает по-другому. Да, есть хорошие тренеры, у которых было прекрасное спортивное прошлое. А есть те, кто никогда вообще не выступал, но потом состоялся отличным специалистом. Мне не приходилось отстаивать авторитет. Не считаю это нужным. Могу все объяснить со стороны научной и методической части. Должно быть доверие. Я сразу же всем объясняю: если есть вера в то, что мы делаем, значит, это будет приносить какие-то плоды.

- Молодым тренерам сложнее в российском биатлоне?

- Может быть, в некоторых вещах, больше координационного характера. Многое приходит с опытом. Но каждый год мы растем. Любой специалист должен развиваться относительно себя самого, методик и технологий. Постоянно что-то меняется. Нужно изучать новые исследования. Не думаю, что если тренеру 70 лет, он не будет ничего читать и говорить, что все знает. По крайней мере хороший тренер так точно не сделает.

- Среди всех хвалебных отзывов спортсменок о вашей работе в этом сезоне был один негативный – от Ольги Якушовой. Почему с ней не смогли найти общий язык?

- Не хотелось бы все это выносить. Скажу так: сначала надо быть перед собой честным, а дальше все будет получаться.

- Вас задели ее слова?

- Нет. Я немного знаю ситуацию по-другому, изнутри: что она делала, что меняла. Просто не хочу об этом говорить. Все эти вопросы можно было выяснить внутри команды. Всегда говорю, что нельзя подобное выносить. То, что я услышал от нее, ничего кроме улыбки у меня не вызвало. Как говорится, бог им судья.

- В прошлом сезоне вы работали с Татьяной Акимовой, и она показывала неплохие результаты. Что у нее не получилось в этом году?

- Не хотелось бы раскрывать всего. У меня насчет этого есть мнение, но правильнее было бы услышать от тренеров, которые работали в этом сезоне, что было сделано и почему не дало результат.

- По ходу сезона вы ей помогали, подсказывали?

- Она звонила. Но я не считаю, что правильно лезть в подготовку. Два плана, как ужа с ежом, мы никогда не скрестим. Это было бы бесполезно. Оставалось только психологически поддерживать.

- После Олимпиады мы не увидели ее на этапах Кубка мира. Вы говорили, что с ее высказываниями это не связано и не нужно искать проблему там, где ее нет. Но на тренерских советах ее слова обсуждались?

- На тренерских советах мы в принципе не обсуждаем вопросы о том, какой спортсмен и что говорит в прессе. У нас в другом ключе проходят заседания.

- Почему в конце сезона многие спортсмены стали критиковать тренерский штаб?

- Для многих сезон был закрыт. Поэтому высказывания уже никак бы не повлияли на их дальнейшую судьбу. Если им не нравится их состояние и то, как они выступают, то, конечно, они будут высказываться. Хотя, повторюсь, они могли сесть и поговорить, узнать: понимает ли тренер, в чем ошибка. Или просто сказать «спасибо» и работать порознь.

- Это была справедливая критика с их стороны?

- Для многих ожидания не оказались реальностью. Они не смогли выступить на том уровне, на котором бы хотели. Из-за этого все и началось.

«Майский сбор мы отходим от югов, теряя месяц. Такой практики в мире нет»

- На какой стадии находится сейчас российский женский биатлон?

- У нас идет достаточно тяжелая смена поколений. Практически не осталось девчонок старше 90-го года. Только Катя Юрлова и Даша Виролайнен. Получился большой разрыв между поколениями. Те, кто по юниорам хорошо выступал или по женщинам появлялись результаты, закончили по разным причинам.

- Специалисты, тренеры, спортсмены, руководители, болельщики говорят, что ниже уже некуда. Как бы вы оценили?

- Надо понимать, что конкуренция в нашей лиге возросла. Все начали быстро и точно стрелять, за счет чего мы раньше всех обыгрывали. Если проанализировать ход последних 4-5 сезонов, то он у нас никогда не был лидерским. Мы стабильно проигрывали спортсменам из топ-6, если брать в среднем по сборной России. Есть немного спортсменок, которые ходом сильно выделяются – Кузьмина, Мякяряйнен, Домрачева, Бреза. С остальными можно бороться.

- Поработав с молодыми спортсменками в этом сезоне, увидели новых Зайцевых, Медведцевых, Ишмуратовых?

- Тяжело сказать, кто будет дальше расти. Есть перспективные девчонки, но насколько сильно они прибавят, одному богу известно. Мы всего лишь в этом направлении им помогаем. Раскроется она или нет – неясно. Даже сборная Германии постоянно заявляют на Кубок мира потенциально сильных спортсменок, но не все же становятся, как Дальмайер. У кого-то виден характер. Очень тяжело предсказать, какой будет уровень функциональной подготовленности через год-два-три, как будут усваиваться нагрузки.

- Вы против больших команд?

- Смотря насколько большие. Если будет много человек, то нужно сделать соответствующий тренерский состав. Для 14 спортсменок двух-трех тренеров будет мало. Станет тяжело усмотреть за каждым. Конечно, эффективнее работать по нескольким группам из 6-8 человек. Если больше, то ты не сможешь уделять внимания подопечным столько, сколько нужно.

- Вы уже понимаете свою роль на следующий сезон?

- Нет. У нас еще не выбран тренерский состав. Вывесили на сайт, что можно подавать заявку на конкурс. Подам на национальную команду и резервную. Посмотрим.

- Главная цель – национальная команда?

- Первостепенная. Если решат, что есть лучше кандидат, то с удовольствием поработаю с резервом. Могу и с юниорами. Специфику – в каком возрасте и что надо делать – я понимаю.

- Подаете заявку на работу в мужской или женской команде?

- В женской, конечно. Раз уж начал.

- Чего хотите достичь в следующем сезоне и в карьере?

- Хочется видеть победы и вернуться в те золотые времена для нашего вида спорта. Чтобы нас болельщики не только ругали, но и могли порадоваться вместе с нами. Если глобально по каждому году разбирать, то у меня программа написана. Уже есть среднесрочные задачи, которые будем ставить на каждый сезон.

- Чем займетесь в отпуске?

- Отдохну немного, почитаю. Я, наверное, никогда не устану что-то анализировать. Все-таки помимо того, что мы на тренерских советах совещались, нужно еще самому спокойно посмотреть цифры, что мы делали. Может, немного нужно подготовку поменять.

- Во время отпуска вы связываетесь с биатлонистками?

- Перед тем как разъехаться мы поговорили: что лучше сделать, как не потерять свой уровень тренированности и не начинать с нуля. Чтобы они приехали готовыми, а не так, как у нас бывает: майский сбор мы отходим от югов и приводим себя в порядок, теряя месяц. Такой практики в мире уже нет. Все с мая начинают серьезно работать.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Владимир Сергеев, РИА Новости/Алексей Филиппов