Не стало Анатолия Алябьева. Его бросали в олимпийское пекло без должной подготовки, а он отвечал победами

Не стало Анатолия Алябьева. Его бросали в олимпийское пекло без должной подготовки, а он отвечал победами
Анатолий Алябьев / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов
Ушел из жизни герой Игр в Лейк-Плэсиде.
  • Бывший советский биатлонист Анатолий Алябьев скончался в возрасте 70 лет
  • У него были проблемы с легкими и сильная простуда. Как сообщил позже Дмитрий Васильев, причиной смерти Алябьева стал коронавирус
  • На Олимпиаде 1980 года в Лейк-Плэсиде Алябьев завоевал две золотые медали в индивидуальной гонке и эстафете, а также бронзу в спринте
  • В качестве тренера он готовил сборную России для участия в Олимпийских играх и чемпионатах мира в 1990–1998 годах. Он подготовил 43 мастеров спорта, трех мастеров спорта международного класса и одного заслуженного мастера спорта

Строго говоря, так часто фамилию Анатолия Алябьева простой российский болельщик, спустя сорок лет после главных событий карьеры Анатолия Николаевича, знает только благодаря запредельной популярности биатлона в нашей стране и регулярным историческим экскурсам Дмитрия Губерниева во время трансляций. Многих, слишком многих героев и зимней, и летней Олимпиад 1980 года уже забыли, совсем.

Поколение Алябьева попало в один из самых сложных исторических периодов нашего спорта — время, когда страна начала очередной виток гонки за медалями любой ценой, время, когда стартовал очередной кризис холодной войны, инициированный событиями в Афганистане, время, когда за рубежом начали оставаться советские спортсмены — в 1976-м это был гроссмейстер Виктор Корчной, в 1979-м — уже завершившие карьеру фигуристы Олег Протопопов и Людмила Белоусова.

На фоне всех этих событий поездка в США на Олимпиаду рассматривалась руководством, конечно, с двух позиций: во-первых, нужно было избежать скандалов и провокаций и уже во-вторых — достойно выступить. Мой отец был в составе делегации на тех Играх как личных тренер спортсмена, инструктаж и контроль перед вылетом уже давали понять — все будет непросто.

Анатолий Алябьев / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

История Алябьева применительно к той Олимпиаде, единственной и главной в жизни биатлониста, показательна. Он поехал на нее уже совсем немолодым, по советским меркам, спортсменом — в 29 лет. По сути, Алябьеву помог страх руководства — он был отправлен в США за год до Игр на предолимпийскую неделю, хотя тогда еще не был в числе лидеров команды, которых побоялись везти (вдруг останутся), и выступил там очень успешно. Именно то выступление стало трамплином, позволившим провести олимпийский сезон максимально эффективно.

Союз усложнил задачу своим спортсменам уже непосредственно перед Играми, не рискнув проводить длительный предолимпийский сбор в США, отведя на пребывание там перед стартом всего три недели, а вот ГДР, основные соперники наших биатлонистов, без проблем это сделали, отсидев почти пять недель. Именно поэтому даже на триумфальных для СССР, с точки зрения биатлона, Играх, ход наших уступал восточным немцам, которые успели и акклиматизироваться, и адаптироваться, и подвестись к старту. 

Именно поэтому в индивидуальной гонке Алябьева спасла только чистая стрельба, основной соперник, Франк Ульрих, промазал трижды. Но мало кто любит вспоминать, что уже в спринте, даже с двумя промахами, Ульрих выиграл у Аликина, отстрелявшего чисто, 42 секунды, а у Алябьева, допустившего одну ошибку, почти минуту. Вот это нужно держать в голове, оценивая расклады тех Игр, а не 43 секунды выцеливания Алябьева на стойке. 

История подготовки сборной СССР к той Олимпиаде — это очередная история того, как наши спортсмены героически преодолевали созданные руководством проблемы. Сам Алябьев вспоминал, что приезжать на Игры нужно было или еще раньше (как немцы) или совсем под старт. В эстафете, из-за формы, которая продолжала падать, ходом все было еще хуже — вытянули за счет чистой стрельбы и особенно последней стойки Алябьева, которую тот отработал без промахов, в отличие от Реша (ГДР), который промахнулся, выбирая ходом 39-секундное отставание на протяжении всего своего этапа. Цена побед, как обычно, оказалась запредельно высока.

Анатолий Алябьев / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

Вдумайтесь — у двукратного олимпийского чемпиона Лейк-Плэсида Алябьева на момент старта на Играх не было за спиной ни одного ЧМ! Не то что медалей, даже участия! И это в 29 лет. Представьте, через что пришлось пройти спортсмену, что было в его голове на той Олимпиаде.

Он погас так же быстро, как и вспыхнул — пробежал, не подумав или не относясь серьезно (что не редкость в нашем спорте) гонку с воспалением легких, посадил организм и провел следующий олимпийский цикл почти без наград, не считая двух бронз в эстафетах ЧМ. Перед Сараево в очередной раз провели ротацию состава, не совсем справедливую, но к Алябьеву это уже не относилось — он заболел и не претендовал на поездку на Игры.

И вот тут мы снова возвращаемся к возрасту — 29 лет. В биатлон Алябьев пришел в 22, из лыж, и только в 28 стал чемпионом СССР. Сравним с главным его соперником на Олимпиаде, Ульрихом — тот моложе на семь лет, а на Игры поехал уже в 1976-м, где взял бронзу в 18 (!) лет. Реш моложе на три года, но дебютировал на ЧМ еще в 1977-м, не слишком удачно, но получив опыт, позволивший на следующий год увезти из Хохфильцена полный комплект наград. И не надо тут про ГДР-овский допинг — в биатлоне еще стрелять надо, не забывайте. 

Это таким великим был советский спорт, что бросил необстрелянного 29-летнего Алябьева на Олимпиаду, даже не сумев разглядеть его потенциал заранее? Великим был Алябьев, да. Который как-то все это пережил, выдержал, не закончил, верил в себя и вышел победителем. И гордиться, получается, нужно такими спортсменами, как Алябьев, но не спортом, в руководстве которого дури хватало и тогда.

Читайте также: