«Принимаю высказывания мистера Васильева как нож в спину». Зигфрид Мазе отвечает на обвинения в свой адрес

«Принимаю высказывания мистера Васильева как нож в спину». Зигфрид Мазе отвечает на обвинения в свой адрес
Зигфрид Мазе / Фото: © Joel Marklund / Keystone Press Agency / Global Look Press
Тренер мужской сборной Норвегии дал эксклюзивное интервью сайту «Матч ТВ».

В этом сезоне двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Васильев несколько раз негативно высказывался в сторону норвежских биатлонистов. Основной посыл: многие из них используют запрещенные в спорте препараты по терапевтическим исключениям.

«Причем препараты против астмы — самые безобидные в этих списках. Там есть, скорее всего, и стероиды, и тяжелые анаболические препараты. Я в этом почти не сомневаюсь», — рассказывал Васильев в интервью «Спорт день за днем».

Слова Васильева дошли до тренера мужской сборной Норвегии Зигфрида Мазе. Он выложил в stories инстаграма следующий текст: 

«Обвинять Стурлу или любого другого спортсмена, с которым я работал или работаю, значит оскорблять мою работу. Мистер Васильев, когда ты родом из страны, прошлое которой было таким, каким оно было, лучшее, что можно сделать, — заткнуться».

Сайт «Матч ТВ» тогда попытался связаться с Мазе, чтобы он объяснил свой пост в инстаграме, но тренер не ответил. Зато на эти слова отреагировал Васильев - снова в интервью «Спорт день за днем»:

«Мазе тренирует норвежцев, а сам он француз. Когда он делает такие заявления в отношении страны, хотелось бы, во-первых, узнать, на что именно он намекает. А во-вторых, Наполеон тоже в свое время высокомерно отнесся к России и оказался там, где оказался. С Россией лучше так себя не вести. То, что значительная часть норвежских спортсменов бегает с терапевтическими исключениями — это факт. А терапевтические исключения подразумевают огромный перечень запрещенных препаратов. Нервозная реакция Мазе говорит о том, что ему есть о чем переживать. И есть что скрывать. А также о том, что он просто невоспитанный человек».

Этот ответ снова не остался незамеченным Мазе. На этот раз норвежский тренер решил сам связаться с корреспондентом сайта «Матч ТВ» Михаилом Кузнецовым и рассказать обо всем в интервью.

— Как вы узнали о том, что говорит Дмитрий Васильев о вашей сборной?

— Это было на первых полосах во Франции и в Норвегии. Писали, что мистер Васильев утверждает, что невозможно, чтобы Стурла Легрейд был так хорош в первый год на Кубке мира без помощи медицины. Он сказал также, что мы используем терапевтические исключения для лечения астмы. Это неправда. Никто в моей команде не использует препараты от астмы. Раньше у нас был один такой биатлонист — Хенрик Лабе-Лунд. Сейчас никто не принимает медикаменты от астмы или пользуется другими терапевтическими исключениями. Поэтому я не знаю, как он может такое заявлять. Тем самым он говорит, что моя работа — дерьмо, так как мы используем какие-то препараты. Я не мог поверить, когда это услышал.

Дмитрий Васильев / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Давайте еще раз проговорим один момент. Кроме Лабе-Лунда в норвежской команде при вас ни у кого не было терапевтических исключений?

— Все верно. Вообще ни у одного спортсмена.

— Мы не в первый раз с вами общаемся. Вы всегда казались мне спокойным и вежливым человеком. Слово «заткнуться» в инстаграме мне показалось слишком грубым для вас.

— Да, потому что я воспринял его слова как атаку на меня. Мы с вами знакомы. Вы знаете, что я никогда не говорил ничего плохого про Россию. Даже когда мои спортсмены это делали, я им объяснял: «Не надо». Впервые я столкнулся с прямой атакой на меня. Я уважал мистера Васильева до тех пор, как он не сказал эти вещи. Мистер Васильев хорошо известен в России и в мире биатлона. К его голосу прислушиваются. Я разозлился, потому что он лжет, говорит о том, чего не знает. Я никогда так не реагировал, потому в моей практике раньше не было подобных случаев.

— Вы обсуждали эти словами с другими членами вашей команды?

— Я говорю только от своего собственного имени, а не от лица других. Знаю, что на его слова отреагировал Ботнан (спортивный директор сборной Норвегии. — «Матч ТВ»). Я тоже получил много звонков от норвежских СМИ, но не ответил им. Потому что не хотел делать это больше, чем оно есть на самом деле. Но потом узнал, что мистер Васильев высказался после моих слов в инстаграме. Он сказал, что Наполеон пришел в Россию и плохо закончил, что не стоит атаковать Россию. Но на самом деле я атаковал не Россию. Я атаковал его. В этом разница. Чтобы все объяснить, я и попросил вас мне позвонить. Я не хочу позволять ему говорить вещи, с которыми я не согласен.

У меня есть славянские корни. Мне очень нравится ваша страна. Вы же знаете Николая Загурского (тренер сборной России. — «Матч ТВ»)? Он попросил меня сделать семинар для российских тренеров в апреле или в мае.

Николай Загурский / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Вы собираетесь приехать к нам этой весной?

— Нет, сейчас, как вы знаете, пандемия коронавируса, поэтому речь шла о семинаре по видеосвязи. Я ответил ему: «Почему нет?» Я дружу с Николаем и Максимом Максимовым, до этого был в хороших отношениях с Анатолием (Хованцевым). Всегда хочу помочь, насколько это возможно. Постоянно объясняю своим спортсменам по ситуации с Логиновым: что он свои два года дисквалификации отбыл и имеет право соревноваться. Я на самом деле хочу хорошего сотрудничества между странами. Сейчас стараюсь быть более вовлеченным в политику Международного союза биатлонистов. Говорю IBU, что, если мы хотим уважения, то когда мы принимаем решения с разными странами, должны привлекать к этому и Россию, как это было раньше. У меня всегда была такая позиция. Можете спросить в IBU. Поэтому меня злит, когда такие люди, как мистер Васильев, говорят подобные вещи. Я принимаю это как нож в спину.

— Будете ли вы как-то обращаться к СБР или IBU по поводу Васильева? Хотите ли вы каких-то санкций для него?

— Нет-нет-нет. Я просто хочу, чтобы он услышал, о чем я говорю. По его представлению норвежцы слишком хороши, потому что всех обманывают и используют препараты. И в этом причина, почему российские биатлонисты сейчас не так хороши. Я не хочу, чтобы он так думал и говорил. Когда ты олимпийский чемпион, твои слова появляются на первых полосах. На нем лежит ответственность. Косвенно в итоге его слова больше повлияют на российский биатлон, а не на меня.

— Вы знакомы с ним лично?

— Да. Мы приветствовали друг друга. Он обычно приезжал в Рупольдинг. У меня было уважение к нему до его слов о Стурле. Я был удивлен и шокирован. И он продолжает говорить про меня всякие вещи: что мне есть, что скрывать, и бла-бла-бла. Это сумасшествие. Я получил достаточно много хороших сообщений от российских болельщиков. Они согласны со мной. Но в то же время было много и плохих слов. Это часть игры.

Стурла Холм Легрейд / Фото: © REUTERS / Anders Wiklund / TT News Agency

— Что вы скажете ему при вашей следующей встрече?

— Просто спрошу: «Почему?» Хочу узнать, почему он так сделал. Я был очень удивлен его словами про Стурлу. Если вы заглянете в аналитику, то увидите, что да, у Легрейда хороший лыжный ход, но далеко не лучший. Ногами он проигрывает Лукасу Хоферу, Йоханнесу Бе, Тарьею Бе. Он по-прежнему медленней, чем другие. У него такие хорошие результаты, потому что отлично стреляет. И если сравнить его показатели в этом сезоне с показателями в другом возрасте, то он стрелял не лучше. У него постоянно было на один-два штрафных круга меньше, чем у всех остальных.

— В России популярно мнение, что, если спортсмен принимает препараты по терапевтическим исключениям, то эта информация должна быть в открытом доступе. На ваш взгляд, нужно ли делать эту информацию открытой?

— Думаю, что такое возможно. Понимаю, что в некоторых случаях спортсменам сложно сказать о своих болезнях, потому что это личная информация. Но если говорить про астму, то, мне кажется, что это достаточно обычная болезнь для нашего вида спорта. Поэтому в данном случае я согласен, что информация о принимаемых препаратах должна быть опубликована

Читайте также: