«Оставляем за собой право обратиться в CAS после чемпионата мира». Майгуров — о спорах с IBU

«Оставляем за собой право обратиться в CAS после чемпионата мира». Майгуров — о спорах с IBU
Виктор Майгуров / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
Интервью «Матч ТВ» с президентом СБР Виктором Майгуровым.

— Почему СБР именно сейчас начал протестовать по поводу символики на чемпионате мира, а не до соревнований?

— Первое письмо мы направили в начале января. IBU долго думал, советовался, правильно считывал решение CAS. Потом мы в Антхольце встречались. Первая встреча ни к чему не привела. Предлагали использовать флаг и гимн IBU, о символике речь вообще не шла. На второй день уже конкретно поговорили. После этого они еще раз собрали исполком, выпустили свой пресс-релиз. Нас эта позиция не устроила. Мы провели консультации с ОКР, потом уже начали общаться в форме официальных писем. Если до этого мы общались в форме электронной переписки, то теперь уже в форме официальных писем. Пока на последнее письмо они не ответили.

— Почему раньше в публичном пространстве об этом не говорили?

— Мы считали, что нужно понять позицию IBU по этому вопросу. Мы им письмо — они нам в ответ. Мы им уточняющее — они нам свое мнение. Сейчас уже понимаем, что позиции наши конкретно расходятся. Поэтому мы оставляем за собой право обратиться в CAS после чемпионата мира.

— А какой смысл, если это единственный чемпионат мира, на котором применены такие санкции?

— Они будут еще применяться на летнем чемпионате мира. Тут дело принципа.

— Если IBU согласится с позицией СБР во время чемпионата мира, мы будем перешивать форму?

— Нет, не будем. Но как минимум логотип на флаге будет цветной в телетрансляциях. Также мы считаем, что имеем право на полное название Russian Biathlon Union, а не сокращенно.

Светлана Миронова / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Генеральный секретарь IBU говорил, что они согласовали свое решение с CAS и ВАДА.

— C СAS они не могли это согласовывать. Они могли обсуждать с МОК и ВАДА. Насколько мне известно, ВАДА и МОК придерживается скорее нашей позиции, нежели IBU. Возьмите гандбольный чемпионат мира, конькобежный, у лыжников. Эмблемы у них цветные.

— На чемпионате мира, если наши спортсмены победят, будет звучать гимн IBU. Почему вы не предлагали другую мелодию?

— Мы ждали, что ОКР согласует какую-то единую мелодию для всех видов спорта. Поэтому по данному вопросу не стали спорить. Как сказал один мой приятель: «Пусть играет что угодно. Главное, чтобы медали были».

— Учитывая, что СБР не имеет постоянного членства, у вас нет опасений, что эти споры навредят?

— Мы действуем в правовых рамках. Нам хуже уже не будет, нас за это никто не накажет. А отстаивать свою позицию мы должны. Через год будут Олимпийские игры. Мы являемся членом ОКР, поэтому мы должны отстаивать те права, которые сегодня имеем.

— От результатов чемпионата мира зависит судьба тренеров?

— Это будет оцениваться не на основании чемпионата мира. Нужно оценивать весь сезон в целом. Я пока позитивно на все это смотрю, и на работу старших тренеров в том числе.

— После первых гонок какие ощущения?

— Упущенные шансы в смешанной эстафете. В мужском спринте Эдик Латыпов показал максимальный результат, учитывая, что он допустил один промах, весь сезон был не совсем стабилен. Но видно, что может собираться на главном старте, и по скорости хорошо прошел. Больше расстраивает результат смешанной эстафеты, где мы спокойно могли бороться за медаль. Не справились со стрельбой.

Эдуард Латыпов / Фото: © Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press

— Когда мы видим, что Карим Халили не попадает в преследование, то возникает вопрос: стоило ли его брать на ЧМ?

— Он был одним из лучших на чемпионате Европы. Кого можно было взять вместо него? Стрельцов на тот момент был хуже. Взяли бы Стрельцова, сказали бы: «Почему Халили не взяли?»

— Не пугает, что у нас за несколько лет не появилось достойной смены?

— Нет. Я понимаю, что нужно делать. Надо вкладываться в какой-то расширенный список юниоров. Мы все понимаем, что это решения не для завтрашнего дня, а работа вдолгую. Их нужно вести целенаправленно. Сейчас у нас все команды живут своей жизнью. Пришли спортсмены, тренеры их оттренировали и ушли дальше. И все. Я считаю, что у нас этой связи практически нет, в отличие от лыжников, когда есть хорошее взаимодействие основной и юниорской сборной. Я планирую эту работу выстроить, начиная с весны.

— По аналогии с лыжниками?

— Я в их работу не погружался. Мы общались с Еленой Валерьевной (Вяльбе), как это можно сделать. Обсудим на тренерском совете, я предложу свою модель. Надеюсь, что она будет поддержана.

Читайте также: