«Резко почувствовал, что гонка перестает быть контролируемой». Бабиков — о последствиях COVID-19 и карантина

Пока непонятно, что мешает, акклиматизация или все-таки эхо Контиолахти.
  • Сегодня на этапе Кубка мира в Хохфильцене состоялась мужская спринтерская гонка. За Россию бежали: Матвей Елисеев (13-й стартовый номер), Александр Логинов (16-й), Эдуард Латыпов (31-й), Антон Бабиков (36-й), Евгений Гараничев (58-й) и Карим Халили (103-й)
  • Лучшим из наших стал Александр Логинов, финишировавший 20-м. Герой этого интервью Антон Бабиков стал 57-м
  • А победу одержал норвежец Йоханнес Дале, на огневых рубежах не допустивший промахов
  • Лидер Кубка мира Йоханнес Бё впервые в сезоне не попал в топ-3

Антон Бабиков в этом сезоне собрал все «ачивки» из возможных: и весной один тренировался, и на централизованную подготовку перешел, и отобрался везде, и коронавирусом переболел, и Евгения Гараничева без этапа в Контиолахти оставил. Неудивительно, что после карантина на втором финском этапе Антон в личных гонках выше 50-х мест не поднялся — бежал их почти сразу же после выхода из карантина, без нормальных тренировок. 

И вот — Хохфильцен, совсем другой климат, совсем другой снег и другая высота — километр над уровнем моря. Не Антхольц, конечно, но тоже чувствуется. В спринте Антон финишировал 57-м, с двумя промахами на стойке и 68-м ходом. О том, насколько еще сказываются бессимптомный коронавирус и вызванный им карантин на выступлениях спортсмена, мы поговорили с ним после финиша.

— В Контиолахти пришлось бежать практически «с листа», сейчас как-то вошли в нужный ритм или все еще втягиваетесь?

— Всем известно, что когда начинается жесткий соревновательный период, войти в режим тренировок времени уже нет. Поэтому приходится анализировать соревнования, не примешивая к этому лишнего: только подводку, подготовку и результат. А когда появляются еще какие-то дополнительные факторы в виде всяких карантинов и прочего — это лишние моменты, от которых хотелось бы абстрагироваться. Поэтому сейчас действительно трудно провести анализ, понять, что мне мешает — последствия карантина или обычная для меня тяжелая акклиматизация. Но что бы ни было причиной, от этого нужно избавляться самому, не ждать, что кто-то что-то найдет и решит.

— Сейчас у вас пятый день в горах, он обычно самый тяжелый. Как это было и стоит ли ждать улучшения в последующие дни?

— В последние дни гипоксия сказывалась: и вчера, и сегодня тоже. Очень неуверенно себя чувствовал на трассе и пытался это как-то переломить. Вчера попробовал это сделать, было нелегко, но не могу сказать, что что-то удалось сдвинуть. Сегодня в какой-то момент показалось, что могу бороться, соперничать, но горы достаточно быстро поменяли настрой на гонку. Пришлось подстраиваться на ходу под не самое идеальное самочувствие.

Трудно сказать, что будет завтра-послезавтра, тем более что это гонки, которые зависят от сегодняшней, но хочется надеяться, что уже на следующем этапе можно будет анализировать исключительно свое самочувствие и показывать на самом деле достойный результат.

— Переболели бессимптомно, но все-же — есть какие-то признаки последствий той болезни сейчас: изменения в ЧСС, бессонница, что-то еще?

— Трудно оценивать, когда есть посторонние факторы, такие как приезд в горы. Этим летом мы не проводили сборов в таких горах, были в России, и все. Поэтому даже не случись коронавируса, организм все равно реагировал бы как-то нестандартно. Так что оценить, что сейчас последствия болезни, а что имеет другие причины — очень трудно. Надеюсь, конечно, что скоро о болезни можно будет перестать думать, и не только мне, но и вообще всем, чтобы никак не учитывать этот фактор, который настолько не изучен и сложно прогнозируем. Проходят все симптомы, тесты становятся отрицательными, но не остается ли что-то в организме? Мы видим, что все выходят из этого состояния по-разному. У нас есть много ребят, которые были в очень хорошей форме, переболели и до сих пор не могут найти себя. Речь и о Кубке России, и о членах сборной команды. Хочется наконец от всего этого уйти и показывать результат, независимо от болезни, высоты и прочего.

— Два промаха. Причины носят технический характер или сказалось вот это все, о чем говорили выше?

— Технических ошибок мы практически не допускаем, потому что все уже отточено максимально. Просто когда на втором круге у меня случился этот переломный момент, когда казалось, что все еще в порядке, все нормально, а затем я резко почувствовал, что гонка перестает быть контролируемой, то не справился на стойке, просто потому что организм уже был не на автомате. А я привык на рубеже работать в автоматическом режиме, без мыслей в голове, без корректировки дыхания и прочего.

— «Гонка перестала быть контролируемой». Что произошло? Лактат зашкалил, пульс подскочил, что почувствовали?

— Пульс еще буду изучать, пока еще не смотрел. Лактат… это тоже такая вещь, когда ты не в идеальной форме, то ты его чувствуешь, но значения, до которого он дорос, не понимаешь. Просто пропала мощность, ты уже не идешь за счет мощного толчка, как многие хорошо готовые соперники.

— Из-за того, что здесь сдвоенный этап, в горах вы проведете больше времени, чем обычно. По своему опыту: такие мини-сборы, десять дней в горах, как для вас проходят?

— Во-первых, состояние должно однозначно улучшиться ко второму австрийскому этапу. Во всяком случае, по моему прошлому опыту как раз девятый-десятый день были идеальными. Надеюсь, здесь тоже так будет, очень в это верю. И мне хотелось бы, чтобы мы проводили больше таких сборов — коротких, заставляющих организм резко акклиматизироваться, потому что вся зима будет состоять из таких вот быстрых переездов, акклиматизации-реакклиматизации, зачастую даже неполноценной. Это все сложно, и с этим нужно уметь справляться.

Открыть видео