«С нулем готова бороться за шестерку. Как минимум». Интервью с Ириной Казакевич

«С нулем готова бороться за шестерку. Как минимум». Интервью с Ириной Казакевич
Ирина Казакевич / Фото: © Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press
23-летняя дебютантка сборной, занявшая в стартовых гонках 52-е, 28 и 13-е места, ответила на вопросы спецкора Matchtv.ru

— Настроение у российских спортсменок в Контиолахти, мягко говоря, разное. Ваше, судя по тому, что видел после трех гонок, — кайф от происходящего.

— Вы правы. Отобралась на Кубок мира, выступаю, показываю то, что наработано. Для меня это в радость. Очень хотела сюда попасть, счастлива, что удалось.

— Попасть — одно, выступить прилично для дебютантки — другое. Если бы у вас было три 90-х места, вряд ли были бы счастливы.

— Из всего можно извлечь пользу. Бывают плохие гонки, бывают хорошие. Любой результат, даже неудовлетворительный, это опыт. Может, болельщикам такое не видно, но для себя что-то позитивное всегда можно отметить. А негативное проанализировать.

https://www.instagram.com/p/BWF3UZODzNB/

— Что удивило на Кубке мира?

— Отсутствие зрителей. Не была раньше на Кубке мира, судить могу только по трансляциям, но болельщики создают особую атмосферу. На чемпионате России в Тюмени два года назад на эстафету пришло около восьми тысяч человек, их поддержка очень вдохновляла. 

Второе наблюдение — меры безопасности, связанные с коронавирусом. Ни на минуту нельзя забывать про маски, антисептики и ограничения. Спасибо организаторам, которые все-таки проводят этап. Радуемся, что можем выступать.

— Велики отличия от Кубка IBU?

— Видно, что соревнования другого уровня. Почти все команды живут в одном отеле, раньше с таким не сталкивалась. На трассе больше телекамер, перед финишным подъемом установлено табло с трансляцией.

— Сколько нужно времени, чтобы почувствовать себя своей на Кубке мира?

— Сложно сказать. В первой гонке было непонимание, как себя вообще здесь вести. Потом стало проясняться.

— Во втором спринте вы были лучшей по скорости из наших — 15-й. Опередили Брорссон, Бесконд, Виттоцци — много кого. А вот по скорости стрельбы и времени нахождения на рубежах все не так сладко: 68-е и 50 место, последние показатели в российской команде. В итоге «ногами» вы были быстрее, допустим, Мироновой, но в протоколе оказались ниже. При одном промахе у обеих.

— Проблема такая есть. В первом спринте еще и заминка случилась на рубеже — не выкинуло патрон, потеряла 12 секунд, это стоило порядка десяти позиций в финишном протоколе. С другой стороны, уверенно стрелять из привычных 33-35 секунд для меня лучше, чем заканчивать на пять секунд быстрее и ошибаться. Таковы сейчас мои временные рамки, то, что наработано. Разумеется, есть куда расти, и на этом направлении резерв особенно велик. Обязательно продолжу работать над подходом-отходом, изготовкой и всеми элементами, на которых сейчас теряю секунды. Однако само время стрельбы вряд ли смогу существенно сократить. После 35 секунд за 23 стрелять точно не начну.

— Почему?

— Технически это возможно. С рисками, авосем и непредсказуемостью. Но на данный момент к такому не готова. И психологически, и по заложенной базе.

https://www.instagram.com/p/CH7tX-djeCL/

— Начинаем разбираться детально. К чему привязан темп стрельбы? К пульсу? К дыханию?

— Все немного не так. Важны пульс, дыхание, ветер и много что еще. Сделала промах первым выстрелом — начинаешь работать тщательнее и медленнее, понимая, что больше ошибаться нельзя. Случился порыв ветра — решай, оставаться в своем темпе или переждать. Все по обстановке. У каждого наработан определенный ритм: при идеальном раскладе он один, при неблагоприятном другой. На выходе это дает те секунды, которые имею на сегодняшний день. Послегоночная аналитика подсказывает: можно было отыграть тут и тут. Но при этом ты не знаешь, как дальше сложилась бы гонка, если бы сломался твой алгоритм.

— Так и не понял, подлежит ли сокращению время непосредственно стрельбы?

— Конечно. Но требуется время и много работы. До Кубка мира я только со слов Светы Мироновой знала, что здесь на два рубежа надо тратить не больше минуты, иначе выходит накладно. Теперь сама почувствовала, о чем речь, поняла, за какие ошибки и недочеты браться в первую очередь.

— Если бы во втором спринте уложились в минуту, стали бы восьмой, а не 13-й. Обойдя, между прочим, Экхофф.

— Надеюсь, это впереди. Пока отработала по готовности.

— Вот как описывает изготовку ваш тренер Алексей Волков: «Встал на коврик, снял винтовку, открыл диоптр, намушник, взял магазин, вставил в приемник, перезарядил затвор, установил приклад в плечо, прижал щеку, произвел прицеливание». Что из перечисленного отшлифовано до блеска? В чем надо прибавлять?

— Ситуация немножко другая. Прихожу, изготавливаюсь и ухожу достаточно быстро. По крайней мере приемлемо. Основное время съедают паузы между выстрелами.

— Как их сократить?

— Нет универсальной методики, есть индивидуальная. Когда приходишь на последний рубеж и твои кондиции уже не кондиции, начинаешь перестраховываться, делать между выстрелами не один, а два полувыдоха и так далее.

https://www.instagram.com/p/CFyymQeDtGS/

— Если вас подвести к рубежу в спокойном состоянии, за сколько отработаете?

— Лежа 19-20 секунд, стоя, возможно, чуть дольше. На ровном пульсе все успеваешь, ничто не мешает.

— Со скоростью у вас всегда было неплохо, так?

— Не числилась в самых-самых, но на ход не жаловалась. И понимала, что тренеры подводят меня уже ко взрослым стартам.

— Что это меняет?

— Кто-то сильно выступает по юниоркам и девушкам, а перейдя на взрослый уровень, сбавляет обороты. Потому что такое требует разной подготовки. Форсированная позволит чего-то добиться в молодежных стартах, но не будет очень полезной в женских.

— У вас нет личных побед в Кубке IBU. Выходит, тренеры сознательно жертвовали ими, закладывая базу для следующей ступеньки?

— После вашего вопроса предпочту думать, что так и есть.

https://www.instagram.com/p/Bp66xCfhJPd/

— Вам ближе одиночные или контактные гонки?

— Пожалуй, первые. Может, потому, что опыта контактных гонок не так много, в России до прошлого года пасьюты и масс-старты проводились реже.

— Доводилось рубиться в финишном створе или получать на дистанции локоток в бок?

— На палки наступали, даже умышленно. Помню групповой финиш на Кубке IBU, когда накатывали чуть ли не ввосьмером, бились за шестерку. Вот там был плотный контакт, финишировали вразножку.

— Для эстафеты полезно. Есть у вас предпочтения по этапу?

— Глобально нет. Исходя из того, что было раньше, более знаком второй этап.

— Когда-то на нем жестко сходились Светлана Ишмуратова и Катрин Апель. Немку это соперничество психологически ломало, в России даже слово подобрали к ее состоянию: «Светобоязнь».

— Интересно. Хорошо бы обзавестись такой жертвой, если дорасту до больших эстафет.

— Читал в одном из ваших интервью: «Нужно подтянуть тактику». Что это такое применительно к биатлону?

— Учет всех нюансов. Как начинать гонку, как заканчивать, как не упасть. Уровень Кубка IBU порой такое прощает, Кубок мира вряд ли простит.

— Возможен ли выбор скорости по дистанции? Чтобы начать медленно, скажем, сберечь силы и потом накатить? Или нужно с первых метров нестись во весь опор?

— Кто к чему расположен, у кого какое состояние. После индивидуальной гонки тренеры сказали: «Резво начала, следовало придержать себя на первом круге, чтобы хватило до финиша». В любом случае нужно быть уверенной в своих силах, тогда можно пробовать варианты.

https://www.instagram.com/p/CAat5thJ6jO/

— Михаил Шашилов тренирует вас с 13 лет. Кто к нему привел?

— Александр Балахничев, у которого занималась в Омске. Приехали к нам ребята из Екатеринбурга, их тренер меня заметил, порекомендовал Шашилову, и мы с Балахничевым отправились на полуторамесячный просмотровый сбор. В итоге я осталась.

— Вы где-то упоминали, что бегали в Европе с лыжниками. Зачем?

— Это было в прошлом году в Италии, в сентябре. 200-метровый спринт и 9-километровая городская гонка на роллерах. Интересно было сравнить себя, оценить летнюю подготовку. Соревнования — праздник по сравнению с тренировками. Когда надеваешь номер и выходишь на старт, совсем другие ощущения и эмоции.

— Какого уровня соревнования это были?

— Коммерческие, им уже 45 лет. Еще не было вируса, очень крутая атмосфера, сильные участники. Спринт, например, выиграл Федерико Пеллегрино, на старт выходил Александр Большунов. Гонка вечерняя, по прямой, много зрителей вдоль улицы. Воспоминания самые приятные.

— Как выступили?

— В спринте не отобралась в полуфинал. Прощелкала старт, а на 200 метрах мало что можно отыграть. В гонке в гору заняла место в районе 15-го.

— А Большунов?

— Кажется, у него сломалась палка.

— Если судить по инстаграму, вы активно перемещаетесь по миру. Прокомментируйте несколько снимков. Кто вас заставил бегать по пояс в воде?

— Это Кисловодск, три или четыре года назад. Майские восстановительные сборы, очень хороший комплекс ФМБА. Если налить воды по щиколотку, бежать тяжело, а если больше, словно порхаешь.

https://www.instagram.com/p/BUZ7uL6D6rp/

— Что делали на Камчатке?

— Отдыхала. Там живут друзья, которые очень помогают. Мы приезжаем, гостим, проходим восстановительные процедуры, закатываем сезон. Замечательное место.

— Мы — это про команду или семью?

— По себя и Тамару Воронину.

— Откуда взялся Крым?

— Два года подряд там проводились сборы параллельно с лыжной группой Юрия Бородавко. Хорошие тренировки, силовые кросс-походы. В этом году из-за пандемии не получилось.

— Стропы, небо, самолет — это что?

— Начала с параглайдинга в Турции, потом прыгнула с парашютом в Екатеринбурге. Тренер очень переживал, не хотел разрешать, но смирился. Стоял внизу и думал, когда же у нас с Тамарой, наконец, раскроются куполы. Меня в первый раз трясло, словно перед гонкой. Кричала в воздухе.

https://www.instagram.com/p/Bi1EspKAL32/

— Был и второй раз?

— Да. Тогда уже насладилась свободным падением, хотя говорили, что будет страшнее. Следующей весной хочу прыгнуть уже не в тандеме с инструктором, а сама.

— Как оказались в Абхазии?

— Очень интересный отдых. Мир закрылся из-за пандемии, так что съездили с Ворониной и Мироновой к Черному морю. Все понравилось. Почти.

— Три девушки в окружении абхазов — экстрим?

— Все прошло нормально. Видимо, угадывалось по нам: спортсменки, биатлонистки, лучше не подходить. А если подходить, то быстро уходить.

https://www.instagram.com/p/CAdSdj_p9KX/

— Осторожный вопрос: цель на сезон у вас есть?

— Конечно. Оставаться в обойме Кубка мира, показывать стабильность по ходу сезона, отобраться на чемпионат мира. Что-то более конкретное загадывать рано, для начала нужно освоиться и понять.

— Есть у биатлонистов такой критерий: «С нулем готов бороться за…». За что готовы бороться вы при чистой стрельбе?

— За шестерку. Как минимум!  

Не пропустите трансляцию женской эстафеты завтра в эфире «Матч ТВ». Начало — в 16:55 по Москве. 

Кубок мира. Эстафета. Женщины