Сергей Моня: «Бывает, сидим в компании, и кто-то спрашивает: «Моня – это кличка?»

Сергей Моня: «Бывает, сидим в компании, и кто-то спрашивает: «Моня – это кличка?»

Капитан «Химок» и экс-капитан сборной России рассказывает «Матч ТВ», как вывести из себя Дэвида Блатта и сколько пива он пьет после каждой игры. Матч Кубка Европы «Химки» — «Ульм» — в 19:25 на канале «Матч! Игра».

Главным броском в своей карьере Сергей Моня называет промах Поу Газоля в финале золотого для России чемпионата Европы-2007. Все запомнили решающий бросок Джона Холдена, но в оставшиеся две с половиной секунды лидер сборной Испании мог вырвать победу. Помешал ему Моня, которого Дэвид Блатт специально выпустил на последнюю защиту.

После чемпионата Европы-2011 к нему приклеилось прозвище «Капитан Россия». На том турнире он сыграл, как настоящий супергерой — дважды приносил российской сборной победы бросками на последних секундах. В итоге в Литве команда Дэвида Блатта завоевала бронзу. А год спустя сделала то же самое на Олимпиаде.

Но путь Мони к олимпийской медали включил в себя и странный эпизод, когда главный тренер прямо по ходу установки в тайм-ауте внезапно принял решение поменять состав и усадить капитана на скамейку. Моня слишком бурно обсуждал с Алексеем Шведом предыдущий эпизод — и Блатт вспыхнул: «Прекратите болтать! Вы оба — вне игры. Сыграют Понкрашов и Фридзон». Вот как это было.

А вот что по этому поводу думает сам Моня:

— Простой рабочий момент. Таких у нас с Блаттом и в сборной, и в «Динамо» было много. Я не грубил, ничего такого. Просто на эмоциях мог что-то ответить. Он передернул состав — посадил нас на «баню». В том моменте мы с Алексеем не разменялись, когда надо было. И в тайм-ауте выясняли между собой, кто виноват — вместо того чтобы слушать тренера. Блатт правильно сделал, что нас обоих заменил и выпустил других ребят, более сконцентрированных. Но через некоторое время вернул нас на площадку. Из таких вещей и состоит баскетбол. Мы же все хотели сделать лучше для команды, и спорили, потому что нам не все равно. Приятно, что тренер это в итоге оценил — хотя формально мы нарушили командную дисциплину.

— К этой истории Блатт потом возвращался?

— Нет. Это больше журналистам интересно. После той игры меня спросили о том эпизоде — я даже не сразу понял, о чем разговор. А мы с Дэвидом ни разу не вспоминали. Там все сразу друг друга поняли. Он же не выгнал нас со Шведом — просто заменил. А вскоре вернул в игру.

— А что говорил Блатт в последнем тайм-ауте Евробаскета-2007, когда выпускал вас на решающие секунды финала с Испанией?

— Что надо один раз отбиться — и мы станем чемпионами Европы. Что-то объяснял, но мне кажется, никто уже ничего не слышал. Блатт выпустил меня на последние секунды — нужна была легкая пятерка, чтобы все игроки могли меняться в защите. Так в итоге и получилось — после заслона испанцев я оказался напротив Газоля, которого изначально держал Андрей Кириленко. Газоль бросал через мою руку, но я ее убрал в последний момент — нельзя было фолить. Все, мы чемпионы. Дальше — сплошной сумбур.

— Вы играли у многих больших тренеров — Душана Ивковича, Дэвида Блатта, Римаса Куртинайтиса. Кто из них больше всего запомнился и чем?

— У каждого своя история. Каждый научил меня в баскетболе таким вещам, о которых я раньше представления не имел. Но вспоминаю цитату Блатта, которую он сказал в свой первый год работы со сборной России. Это был отборочный турнир на тот самый золотой Евробаскет-2007, мы на выезде проиграли Бельгии. И Дэвид после игры сказал: «Вы чувствуете, что устали от баскетбола, что он вам надоел. Но через много лет, когда закончите играть, вы поймете: баскетбол — это лучшее, что было в вашей жизни. Наслаждайтесь игрой, пока у вас есть эта возможность». Тогда я эту фразу мимо ушей пропустил, а сейчас, спустя 10 с лишним лет, в полной мере осознал, насколько Блатт был прав.

— Куртинайтис не скрывает, что во время карьеры игрока вел довольно легкомысленный образ жизни и даже был «отчислен из института за гулянки». Когда знаешь такое о своем главном тренере — это сближает его с игроками или наоборот, понижает его авторитет в команде?

— Не знаю. Но когда я услышал такое про тренера — даже не удивился. Все-таки я не первый год в баскетболе. Римас просто не постеснялся сказать, как было на самом деле. Но он нам рассказывал не только про свои гулянки, но и про то, как тяжело сборная СССР тренировалась. Спортсмены сидели на сборах по полгода безвылазно — и получали копейки. Но это журналисты пропускают мимо ушей — всем же интересно только про пьянки слушать.

— То есть если профессиональный баскетболист говорит, что не пьет и не курит — ему лучше не верить?

— Нет-нет, я такого не говорил! Вообще за других сложно отвечать. Вы спросите обо мне — я расскажу, скрывать не буду.

— Вы как-то рассказывали в интервью, что выпиваете пол-литра пива после каждой игры. Это до сих пор так?

— Да. Последние лет семь-восемь после каждого матча стабильно. Не так, чтобы демонстративно пришел в раздевалку и открыл. В спокойной обстановке сижу минут 20–25 — и все. Только не думайте, что я всех баскетболистов призываю всех так делать. Просто у меня вот так.

— А курящих среди баскетболистов много?

— Когда я начинал — было много, сейчас почти никого. Но про других опять же говорить не готов. Сам не курил и не курю.

— Сергей Быков в интервью «Матч ТВ» рассказывал, что вы и Виктор Хряпа могли бы набирать по 20 очков в каждом матче, если бы захотели. Он прав?

— Сережу знаю с 15 лет, вместе играли за все юниорские сборные. Он, конечно, авторитет, но тут немного преувеличил. Если бы такое было, наверное, тогда Моня играл бы не в России, а в НБА.

— Вы уехали туда в 2005 году, но в общей сложности сыграли в НБА меньше половины сезона — 23 матча за «Портленд» и всего 3 за «Сакраменто». Чего не хватило?

— Мастерства, чего скрывать. В начале сезона играл, потом перестали выпускать — значит, был недостаточно хорош.

— То есть дело не в травмах?

— Да кого обманывать-то? Себя, что ли? Мне 22 года было, заживало все быстро.

— Самый яркий момент, который вам запомнился за время выступлений в НБА?

— Наверное, первое впечатление. Подъехал к залу — и увидел, какие у игроков машины. Целый вип-автопарк. Ну, и потом лига поразила уровнем, конечно. Залы, тренировочное оборудование, восстановительные процедуры. Думаю: «ничего себе».

— У многих баскетболистов страсть к дорогим машинам. А у вас?

— Мне они, конечно, нравятся, но я не любитель часто их менять. На предыдущем автомобиле ездил восемь лет, недавно купил внедорожник — он и для семьи удобнее, и зимой парковаться проще. Надеюсь, тоже лет восемь прослужит.

https://www.instagram.com/p/baVCpZOdBF/?taken-by=frulia12

— У вас очень необычный ник в Instagram. С числом 12 все понятно, это ваш игровой номер. Но почему «Фруля»?

— Только некоторые баскетболисты знают, почему. Это внутренняя история.

— Зато именно в вашей ленте появилось знаменитое видео, где Виктор Хряпа пытается угостить Коби Брайанта фастфудом.

— Да, и снимал я, и телефон мой. Обычно американцы не питались в общей столовой для спортсменов — их как-то отдельно кормили. Но тут Коби зашел, сел один. Мы уже сидели за столом с едой. Подумали: «Давай прикольнемся, не каждый же день Коби рядом кушает». Пошли.

https://www.instagram.com/p/grFAzzudJs/?taken-by=frulia12

— От еды он, естественно, отказался.

— Кстати, многие думают, что Коби вообще высокомерный. Но это не так. Сам был свидетелем — когда на открытии Олимпиады в Пекине сборные России и США стояли рядом в подтрибунных помещениях в ожидании выхода на стадион. Жара стоит страшная, а все в пиджаках, промокли насквозь. И все четыре или пять часов, что мы там ждали, к Брайанту постоянно подходили сфотографироваться спортсмены изо всех стран мира. Один отошел — тут же другой подбегает. И так — четыре часа без остановки, представляете? Коби мог бы уже в какой-то момент сказать: «Извините, не буду». Или охрану позвать. Но не отказал никому. Своими глазами видел.

— Правда, что Хряпа советовался с вами, когда хотел назвать собаку Моника — якобы в вашу честь?

— Ну так она же Моника, а не Моня! Он сказал: «Купил собаку, назвал Моника». Я ответил: «Хорошо».

— Какой вообще самый забавный момент, связанный с вашей фамилией?

— Она, конечно, необычная, но короткая — поэтому я уже привык, что меня называют по фамилии — мне даже это нравится. Но курьезы случаются. Бывает, сидишь большой компанией, не все друг друга знают. Незнакомый человек слышит постоянно: «Моня, Моня, Моня» — и тихонько спрашивает у соседа: «А это что, у него кличка такая, что ли?» Пару раз такое точно было.

Текст: Антон Соломин

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Поделиться в соцсетях: